В январе США выдвинули обвинения в воздушном пиратстве против гендиректора «Белаэронавигации» Леонида Чуро, его зама Олега Казючица и двоих сотрудников КГБ Беларуси, один из которых непосредственно командовал авиадиспетчерами на месте, а другой координировал всю операцию по телефону.

Продвинуться в расследовании удалось благодаря диспетчеру Олегу Галегову, который «вел» самолет: он бежал в Польшу и дал властям этой страны показания. Опубликована аудиозапись разговора диспетчера с сотрудником КГБ.

О личности этого кагэбешника ничего не известно, зато власти США раскрыли имя и отчество его руководителя — Андрей Анатольевич.

В открытых источниках нашлось упоминание о сотруднике КГБ Беларуси с таким именем и отчеством. В выпуске газеты «Гомельская правда» от 8 января 2015 года говорится, что начальник одного из отделов управления КГБ по Гомельской области Андрей Анатольевич Юревич награжден почетной грамотой облисполкома.

Как сообщили «Граням» в организации бывших белорусских силовиков Bypol, Юревич до 2017 года жил в Гомеле и служил в гомельском управлении КГБ, а с тех пор и по настоящее время служит в подразделениях КГБ в Минске. Его отец — известный белорусский футбольный тренер Анатолий Юревич, который в 2011-2013 годах был спортивным директором Федерации футбола Казахстана, а с 2017 года тренирует футбольный клуб «Энергетик-БГУ».

Что же делал Юревич 23 мая 2021 года, в роковой для Протасевича и Сапеги день? Благодаря хакерской группе «Киберпартизаны» мы выяснили, что в этот день машина Юревича была замечена на выезде из столицы на трассе М6 Минск — Гродно. В расположенных рядом жилых массивах есть несколько квартир, используемых КГБ (карту объектов КГБ «Киберпартизаны» опубликовали 22 мая, за сутки до задержания Протасевича). Машина Юревича находилась на выезде в 11:52 по местному времени. В 12:33 пилоты самолета Ryanair получили от диспетчеров аэропорта Минска сообщение о бомбе на борту.

Расстояние от выезда из Минска до ближайшего дома со служебными квартирами КГБ по адресу: улица Одинцова, 54 составляет 2,6 километра — это несколько минут езды.

Машина Юревича регулярно появлялась на этой окраине Минска с 2017 года и зачастила туда в мае-июне 2021 года, когда разворачивались события вокруг Протасевича. По имеющейся информации, автомобиль там парковался.

Так было 7 мая, за два дня до поездки Протасевича и Сапеги в Афины на Дельфийский экономический форум, в котором участвовала Светлана Тихановская. В следующий раз машина Юревича была замечена на том же выезде из Минска 16 мая — в этот день Протасевич и его девушка отправились на остров Крит, где отдыхали несколько дней. Источники в греческой разведслужбе EYP сообщали местной прессе, что как минимум трое неизвестных вели слежку за Протасевичем в Афинах. Греческий чиновник рассказал изданию Vice News, что на Крите наблюдение за журналистом продолжили люди, которых власти Греции считают российскими или белорусскими разведчиками. Сам Протасевич успел сообщить из аэропорта Афин о подозрительном мужчине, который по-русски обратился к нему «с каким-то тупым вопросом» и попытался сфотографировать его документы.

После ареста Протасевича Юревич приезжал на ту же самую окраину Минска 29 мая, 2 и 12 июня.

28 мая Лукашенко встречался с Владимиром Путиным в Сочи и предложил боевикам «ЛНР» допросить Протасевича (оппозиционера обвиняли в участии в боевых действиях в составе полка «Азов»). 3 июня белорусский государственный телеканал ОНТ выпустил интервью с Протасевичем, а 14 июня ему устроили пресс-конференцию в МИДе. 16 июня «генпрокурор ЛНР» Сергей Горенко объявил, что Протасевич был допрошен прибывшими в Беларусь луганчанами.

Представляется вероятным, что Юревич с конспиративной квартиры КГБ руководил захватом Протасевича, оттуда же курировал продолжение спецоперации и, возможно, вел переговоры с боевиками «ЛНР». Известно, что исполнители в минском аэропорту отчитывались куратору по телефону в реальном времени. Звонок из здания КГБ мог быть кем-то отслежен. Правда, и секретные адреса в минском пригороде к тому времени были уже «засвечены» киберпартизанами.

Тема вероятного российского участия в операции по захвату Протасевича также широко обсуждалась. Упоминался, в частности, странный полет 24 мая из Москвы в Минск и обратно Ту-214 летного спецотряда «Россия» (визитов российских официальных лиц в Беларусь на этот день не анонсировалось). Допрос Протасевича луганскими боевиками косвенно подтверждает эту версию.

Юревич занимался преследованием оппозиционеров, еще когда служил в Гомеле. В 2007 году он, согласно сообщению «Хартии-97», будучи в звании капитана, в компании с майором Юрием Назаренко проводил в Гомеле обыск в офисе областной организации Объединенной гражданской партии. Следственные действия проводились в рамках уголовного дела против двоих активистов движения «Молодой фронт» — Андрея Тенюты из Гомеля и Кирилла Атаманчика из Жлобина, которые обвинялись в том, что действовали от имени незарегистрированной организации (в 2005-2019 годах это преследовалось по статье 193.1 УК Беларуси). До суда дело так и не дошло. В ходе обыска чекисты изъяли шесть компьютеров. Они были возвращены оппозиционерам лишь в 2009 году.

Юревич также может иметь отношение к преследованию в 2010-2011 годах активистки «Молодого фронта» Анастасии Дашкевич (Полаженко). Она была в числе 42 фигурантов уголовного дела о массовых беспорядках, возбужденного в связи с масштабной акцией протеста в Минске, прошедшей 19 декабря 2010 года, после президентских выборов. По тому же делу были арестованы и семеро бывших кандидатов в президенты. Дашкевич тогда было 20 лет, она была заместительницей председателя «Молодого фронта».

Согласно «реестру лиц, причастных к политически мотивированным преследованиям», который ведет Белорусский документационный центр, оперативник 9-го отдела УКГБ по Гродненской области А.А. Юревич составил на нее протокол задержания и участвовал в расследовании дела. В пользу того, что речь идет о том же самом Юревиче, говорит тот факт, что и дело 2007 года касалось молодофронтовцев. Отмечалось, что именно активность Дашкевич в «Молодом фронте» стала истинной причиной ее преследования в 2010-2011 годах.

Участие Юревича в уголовном деле, которое расследовалось в Минске, объясняется, видимо, тем, что в столице в разгар протестов не хватало кадров и туда привлекали силовиков из регионов.

Дашкевич находилась под стражей чуть меньше двух месяцев — с 20 декабря 2010 года по 17 февраля 2011-го, когда ее отпустили под подписку о невыезде. Впоследствии ей смягчили статью обвинения — с массовых беспорядков (статья 293 УК РБ) на «организацию групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок, или участие в них» (статья 342). 20 мая 2011 года Дашкевич была приговорена к году лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на год. 8 марта 2011 года Дашкевич стала первой белоруской, получившей Международную женскую премию за мужество. Награду заочно вручила госсекретарь США Хиллари Клинтон.

Протасевич в юности тоже состоял в «Молодом фронте» и уже тогда сталкивался с преследованием КГБ. Не исключено, что Юревич участвует в его биографии еще с тех времен.

Если Андрей Юревич действительно замешан в истории с захватом самолета, у него есть все шансы повторить судьбу своей жертвы: те, кого разыскивали американские спецслужбы, попадали в США на скамью подсудимых из самых разных уголков света, пишут «Грани.Ру».

Сапегу отправляют в колонию на 6 лет, несмотря на сотрудничество ее и Протасевича со следствием

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера