Если бы наши производители могли предлагать товары на уровне импортных, они бы и раньше их делали

Академический директор BEROC Катерина Борнукова отмечает, что по крайней мере на макроуровне никаких успехов в этом направлении после введения санкций нет, наблюдается только продолжение падения.

«Если говорить об импортозамещении в классическом понимании, то хорошо будет не для всех. Это плюс для производителя, но в тоже время — минус для потребителя. Рядовой потребитель в итоге просто заплатит за товар больше ввиду того, что мы что-то импортозаместили», — отмечает экономист.

Объясняется такая ситуация довольно просто. Если бы у наших производителей была возможность производить товары, такие же по цене и качеству, как импортные, то мы бы и раньше их производили, а не ждали, когда на нас наложат санкции.

«Отсюда мы понимаем, что наш продукт был хуже или дороже, чем его импортный аналог, или, как это нередко бывает, он был хуже и дороже одновременно».

Судя по статистике, значительных успехов в импортзамещении в последние 10 лет не наблюдается.

Так, по итогам 1 квартала текущего года получилось, что доля белорусских товаров в продажах организаций торговли упала до 9-летнего минимума. Таким образом, удельный вес белорусской продукции в товарообороте сократился до 58,2%. В 2013 году она достигала 70,9%, однако на протяжении последних лет эта цифра постепенно снижалась.

Наиболее заметное сокращение наблюдается в непродовольственной группе товаров: там доля отечественной продукции в продажах за 9 лет сократилась с 55,2% до 38,9%.

Также за прошедшие годы особо не изменялся баланс в соотношении экспорта и объема промышленного производства.

По заявлениям министра сельского хозяйства и продовольствия Игоря Брыло, в полях работают на своей технике. Импортных тракторов только 4%, кормоуборочных комбайнов — 12%, зерноуборочных комбайнов — 22%.

Иногда стремление к импортзамещению выливается в простой обман. В 2021 году значительную часть рынка заняли участники, предлагавшие «белорусские» ноутбуки. Они побеждали на торгах за счет получения преференциальной поправки в размере 15%. Как выяснила прокуратура, компания поставщика обеспечивала иностранные платформы ноутбуков несколькими дополнительными платами памяти (также иностранного производства) под нужды заказчика. При этом не соблюдались критерии достаточной переработки зарубежной продукции для того, чтобы доукомплектованные ноутбуки относились к продукции собственного производства, то есть белорусской.

При этом, Борнукова отмечает, сейчас Беларусь находится в уникальном положении, когда появилась возможность заняться импортозамещением, получив от него плюсы и практически избегая минусов. Добиться такого расписания можно в первую очередь за счет российского рынка.

«В таком случае именно российские потребители будут покупать те самые более дорогие и менее качественные товары. Для наших же производителей такой расклад будет означать, что у них появится возможность занять освободившиеся ниши», — говорит экономист.

«Мы не можем выпустить свой Iphone»

Тем не менее, несмотря на теоретически неплохую возможность, воспользоваться ей не так просто, поскольку многое упирается в наши технологические способности. Значительная часть отраслей, которые открылись для отечественных производителей, оказались высокотехнологичными, и здесь нам практически нечего предложить.

«У нас нет таких технологий и разработок, чтобы мы могли занять эти ниши. Говоря простыми словами — мы не можем выпустить свой Iphone или другую высокотехнологичную продукцию, поскольку ничего подобного мы не производим».

В мае Минэкономики утвердило и опубликовало перечень импортозамещающей продукции, который должен стать ориентиром для бизнеса (что производить для страны), и для банков (под какие товары выдавать льготные кредиты). Опубликованный список насчитывает более 2,5 тысячи позиций.

Там есть немало позиций, которые Беларусь импортировала на десятки и сотни миллионов долларов. Так, например, импорт лекарств составил более 400 миллионов долларов, полипропилена — на 144 миллиона, шины для автобусов и грузовиков — почти на 100 миллионов, детских пеленок и подгузников — почти на 50 миллионов.

В целом Беларусь и Россия определили перечень совместных проектов в сфере импортозамещения с суммарным объемом финансирования в 1,3 миллиарда долларов.

При этом, замечает Борнукова, есть сферы, в которых нам есть, что предложить и где уже наблюдается определенный успех.

«В первую очередь, мы можем и уже наращиваем объемы в реализации более простых товаров, в первую очередь потребительских. Из ярких и популярных примеров можно назвать ситуацию с «Бела-колой», которая с уходом Coca-Cola смогла найти для себя новые рынки сбыта. Но это скорее исключение из правил, поскольку у нас уже было налажено производство, которое просто получило новый рынок сбыта, во многих других случаях выйти на новый рынок и занять освободившиеся ниши, куда сложнее», — отмечает эксперт.

Борнукова обращает внимание на то, что немаловажным фактором, тормозящим процесс импортозамещения, являются санкции.

«Если не говорить о каких-либо достаточно примитивных вещах, то в любом продукте есть определенная доля импорта. Поэтому многие санкции также оказывают немалое влияние на процессы по налаживанию импортозамещения. Чем товар технически сложнее, тем сложнее самостоятельно его производить, не рассчитывая на импортные детали и разработки.

А если на нас накладывает санкции даже Тайвань, то приходит понимание, что если сейчас мы вложим много сил и средств, чтобы что-то развить, то наши возможности все равно останутся ограниченными. Поэтому несмотря на то, что какие-то возможности действительно открываются, воспользоваться ими можно далеко не во всех случаях», — отмечает эксперт.

Еще одна сложность, с которой сталкивается белорусская экономика, заключается в том, что многие из тех позиций, которые попали под санкции, попросту некуда переориентировать, поскольку на российском рынке они не востребованы.

«Калий, древесина, металлы, цемент — это все не нужно в России, поскольку этого всего у них хватает и без нас. И здесь возникает вопрос, куда перенаправить эти производства, которые на макроуровне имеют достаточно большое значение.

Немного лучше обстоят дела с продуктами нефтепереработки, они пользуются спросом в РФ, в этом направлении есть сдвиги. Но говорить точно об объемах и доходности невозможно, поскольку эта информация остается скрытой с обеих сторон».

Посмотрите на Северную Корею, Кубу и Иран

Что касается среднесрочных перспектив, то, по мнению Борнуковой, основные санкции в адрес России и Беларуси — это надолго. А значит процесс импортозамещения может быть заметно растянут во времени.

«Вряд ли стоит думать, что мы находимся на той позиции, когда можно рассчитывать, что санкции (особенно высокотехнологичные) будут сняты достаточно быстро. Поэтому здесь появляется определенный смысл в том, чтобы инвестировать в новые производства, которые позволят заместить ту или иную продукцию.

Тем не менее, говорить о каком-либо развитии экономики в странах, которые долго находятся под санкциями, не приходится. Если взять тот же Иран, Северную Корею и Кубу, то мы увидим, что такое развитие страны, если она многие годы находится под санкциями. Санкции работают, но не моментально. Поэтому отставание будет постепенно накапливаться. И все это будет происходит несмотря на то, что какие-то вещи действительно можно выгодно импортозаместить», — считает Катерина Борнукова.

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»
Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

5
Санкцыі працуюць але на карысць каго? / Ответить
03.08.2022
Дзякуючы санкцыям на наш рынак прыходзяць расейскія кампаніі і іх ужо большасць, а праз гады тут ужо ўсё будзе належыць Расеі на 100%.
0
Ын / Ответить
03.08.2022
Лучшее экономическое объяснение импортозамещения, которое когда-либо слышал: 
"Производитель выигрывает, потребитель проигрывает, суммарный проигрыш потребителя всегда больше суммарного выигрыша производител" (К.Сонин)
4
Нарачански / Ответить
03.08.2022
Санкцыі працуюць але на карысць каго?, А зараз усё належыць сям'і агл, а ён належыць Расеі, так ці нешта будзе горш?
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера