Рабочие «Гродно Азот» стоят за проходной, 26 октября 2020 г.

После фальсификаций на выборах в 2020 году и насилия силовиков люди по всей Беларуси начали объединяться. Создавались чаты, сообщества, инициативы. Одной из таких инициатив стал «Рабочы рух» — объединение рабочих, не согласных с происходящим в стране. Люди были готовы открыто высказываться и отстаивать свою позицию.

Когда стало понятно, что большинство людей не поддерживает Лукашенко и его систему, диктатура решила, что «не до законов». За любой протест стали наказывать как за, якобы, экстремизм, все инициативы были разгромлены, негосударственные организации потоком признавались «экстремистскими формированиями».

21 сентября 2021 года признали экстремистской организацией и «Рабочы рух». Сразу прошла волна задержаний: активистов хватали и в Беларуси, и в России. Некоторых людей задерживали еще с 17 сентября, до официального признания движения «экстремистским». Работал КГБ.

После того, как задержания активистов прокомментировал Лукашенко, стало понятно, что наказание будет суровым. 1 октября 2021 года Лукашенко сравнил инициативы «Руха» с ячейками ИГИЛ, обвинил в шпионаже.

Он заявил: «Это обычные террористы, они же сейчас признаются и рассказывают, где хотели совершать теракты».

«Правосудие» в Беларуси работает так, что, если на дело обратил внимание Лукашенко, значит стоит ожидать максимально серьезных статей и больших сроков. Так и произошло — шпионаж и терроризм «руховцам» шить не стали, но обвинили в измене государству.

Сначала задержали 13 человек, некоторых — просто за то, что поддерживали отношения с представителями «Рабочего руха». Десятерых — девятерых мужчин и одну женщину — оставили за решеткой. Сначала их содержали в СИЗО КГБ, после — в Гомеле.

Работа по «Рабочему руху» началась заранее. Известно, что одному из задержанных люди, работавшие на спецслужбы, даже передали недействительные документы, которые впоследствии были обнародованы — это и стало доказательством его причастности к «Рабочему руху».

Задержанным предъявили ряд обвинений. Всех десятерых обвиняют в измене государству (статья 356 УК) и создании экстремистского формирования и участии в нем (ч. 3 ст. 361-1 УК). Наказание очень суровое — грозит до 15 лет.

Почти все задержанные работали на больших белорусских предприятиях. Большинство — рабочие.

Но не все.

43-летний Александр Капшуль работал на «Нафтане» юрисконсультом.

Хорошая должность и хорошие деньги, но принципы все же оказались важнее.

Капшуль провел на «Нафтане» 20 лет, но в 2020 году был уволен за участие в забастовке. Он открыто говорил: в стране правовой дефолт, власть захвачена, а правоохранительные органы превратились в карательные.

Юрист начал помогать активистам независимых профсоюзов, бесплатно защищал их в судах.

Капшуля задержали в России, где в сентябре 2021-го он был по частным делам. Когда начались задержания, Капшуль планировал выехать за границу, но не успел.

Мужчина поехал в Москву, чтобы оттуда выехать в Варшаву.

Но прямо по дороге в поезде «Воронеж-Москва» у Александра проверили документы сотрудники ФСБ. Он понял, что по приезду в российскую столицу его задержат. И на ходу выпрыгнул из поезда. Капшуль сломал ногу и вывихнул руку. Но смог добраться до границы с Украиной.

Границу России с Украиной Капшуль решил пройти легально. На пограничном пункте его задержали, после сотрудники ФСБ вывезли мужчину в Беларусь и передали работникам КГБ.

Кроме измены государству и участия в экстремистском формировании, Капшуля еще обвиняют по ч. 2 ст. 295 УК: незаконные действия с огнестрельным оружием. Оказалось, во время обысков у него где-то на даче нашли старые патроны (оружия не было).

У Александра осталась жена и двое несовершеннолетних детей. В мае 2022 года умерла его мать — на похороны мужчину не отпустили.

Известно, что Александр Капшуль держится бодро, себя и соратников по движению не оговорил.

Также юристом на «Нафтане» работал 44-летний Игорь Минц.

«Он был ведущим юрисконсультом предприятия. В стачку не уходил, активности не проявлял, в созвонах активистов также не участвовал, — говорит Александр Соколов, представитель «Рабочего руха». — До конца не понятно, за что его задержали. Возможно, просто за дружбу с Капшулем. Теперь Минцу вменяют в вину, что он якобы передавал Капшулю какую-то информацию».

44-летняя Анна Аблаб работала инженером на Белорусской железной дороге. У нее трое детей.

Аблаб была ведущим инженером отдела разработки графиков движения поездов и организации «окон» центра управления перевозками Главного управления Белорусской железной дороги.

Известно, что КГБ следил за Аблаб. В результате ее обвинили в попытке вербовки «сотрудницы отдела делопроизводства, через который проходит вся важная документация».

На «Гродно Азоте» трудились рабочими Валентин Тереневич, Сергей Шелест, Владимир Журавко и Андрей Погерило.

47-летний Тереневич был помощником мастера на «Химволокне» (предприятие, входящее в состав «Гродно Азот»), впоследствии стал представителем страйкома. Затем — заместителем председателя Белорусского Ннезависимого профсоюза «Гродно Азота».

Сергей Шелест, Андрей Погерило и Владимир Журавко работали в цехе «Аммиак-3» предприятия «Гродно Азот». Шелест уходил в стачку, затем имел воможность выехать из Беларуси, но остался — переживал за близких. В итоге его задержали.

Шелест с Погерило вывешивали бело-красно-белый флаг на телевышке в Гродно, позже их за это наказали сутками.

Всех троих рабочих еще обвиняют по статье «Клевета». Но нет никакой информации, в чем та «клевета» заключалась.

Сергей Дзюба — железнодорожник. Работал на железной дороге более 20 лет, после убийства Романа Бондаренко ушел в забастовку. Из-за этого его позже уволили.

У Дзюбы трое детей. После увольнения он работал в такси, затем собирался ехать в Польшу — нашел вакансию в грузоперевозках. Но его задержали. На государственных телеканалах вышло несколько сюжетов, посвященных «Рабочему руху». Дзюба, по версии ОНТ, привлекал в Рух новых людей, собирал информацию на местах. Анонимный пограничник в кадре рассказывал, что Дзюба якобы расспрашивал о ситуации на границе, уволенных, взаимоотношениях белорусских пограничников с российскими.

В сюжете говорилось, что на железной дороге готовилась диверсия с целью парализовать оршанский и минский узлы.

Александр Гашников — рабочий из БМЗ. Он слесарь-ремонтник, на заводе работал более 10 лет. В июле 2021 отсидел 15 суток за комментарий, после чего узнал, что скоро останется без работы: на работе грозили, что в октябре не продлят контракт.

17 сентября Александр пошел в гараж и не вернулся домой. Несколько дней о его пребывании не было известно. Впоследствии выяснилось, что он проходит по делу «Рабочего руха».

Сергей Шеметько работал на «Атланте».

«Но он не имеет никакого отношения к «Рабочему руху». Выяснилось, что Сергей много радикальных вещей писал в чатах и Белорусской железной дороги, и «Рабочего руха» — причем под своим настоящим именем и фамилией. Вот его и приписали к делу», — говорят в «Рабочем рухе».

КГБ — не ГУБОПиК, но после задержания на людей давили и морально, и физически.

«Разные способы были: есть не давали, не давали спать. Держали в холоде, — рассказывают в «Рабочем рухе». — Таким образом хотели заставить дать показания. В большинстве случаев — не сработало».

Но в чем заключается измена государству? В том, что рабочие объединились в независимую организацию?

«Следователи и КГБ считают, что люди работали на иностранные спецслужбы и передавали им информацию о предприятиях, о планах обхода санкций, — объясняет «Нашей Ниве» Александр Соколов, представитель «Рабочего руха». — Это и посчитали «изменой».

Но обвинения голословны, нет фактов, документов, других доказательств.

Обвинение основывается исключительно на «работе» Алексея Грузинова, агента, которого внедрили к нам, который был на наших созвонах. Он вел видеозаписи тех созвонов. И сейчас обсуждения и разговоры выдаются за контакты с иностранными спецслужбами».

По словам Соколова, большинство задержанных вины не признает (некоторые — частично).

«Люди понимают, что происходит, готовятся к большим срокам. Все они хорошие работники, многие работали на хороших должностях и получали хорошие деньги, но пошли на принцип.

Это честь и достоинство белорусских предприятий — а с ними обошлись вот так, — говорит Александр Соколов. — Власть Лукашенко боится объединения людей и в «Рабочем рухе» они увидели организацию, которая может действовать.

И таким образом решили отомстить.

Дело шито белыми нитками. Но это будет показательный суд, всем дадут большие сроки, чтобы напугать других, чтобы белорусы боялись объединяться».

22 августа 2022 года, почти через год после задержания людей, КГБ сообщил, что расследование по делу завершено. Осенью активистов будут судить.

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»

«Документы настоящие, но другого человека». 14 человек попали в тюрьмы из-за агента. Вот как он проник в «Рабочы рух»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера