Несколько дней назад лукашенковская пропагандистка Ксения Лебедева возмущалась, что не может связаться со своим информатором в Литве — Мантасом Данелюсом.

«И где свобода слова в демократической Литве?» — несколько раз подряд спрашивает Лебедева. Данелюс уже представлен по телевидению как политзаключенный, которого, мол, посадили за то, что он рассказывал всему миру о трудностях повседневной жизни белорусских беженцев в Литве, о коррупции в оппозиционных организациях, и что белорусских мужчин насильно вынуждают отправляться на фронт в Украину.

Эти пропагандистские клише должны были основываться на интервью с недавно вернувшимся с войны бывшим бойцом полка Калиновского, а также рассказами других белорусов, которые писали сообщения Ксении.

Обманывать белорусскую диаспору Данелюсу было несложно, так как называя себя адвокатом и предлагая многочисленные услуги (он вел семинары, давал консультации, подготавливал документы), у него всегда была возможность находиться рядом и следить за деятельностью белорусов.

Организации «Наш Дом» и «Дапамога» Данелюса считали достойным доверия. Поскольку к нему это доверие было, белорусские политические эмигранты к нему обращались за помощью.

О том, что он передает информацию пропагандистке Ксении Лебедевой, стало известно журналистам «Нашай Нівы» еще в августе.

Как выяснилось, достаточно много белорусов обращались к нему за помощью. А он, в свою очередь, пользовался этим, чтобы собирать данные о деятельности белорусской оппозиции и, особенно, Светланы Тихановской — все для того, чтобы потом прислать информацию в Минск.

Ксения Лебедева за это время выпустила много репортажей о белорусской оппозиции в Литве. Похоже, Данелюса раскрыло им же сделанное интервью с бойцом полка Калиновского.

В собственном видеообращении, которое Данелюс записал для передачи Лебедевой, он бравирует тем, что его цель была вклиниваться в белорусские оппозиционные организации и выяснить, каким образом они, мол, тратят деньги западных фондов. Но эта его игра закончилась тем, что по подозрениям в шпионаже, литовские правоохранительные органы арестовали Данелюса по крайней мере на два месяца.

Тем не менее, осталось много вопросов и к некоторым другим белорусским организациям и возглавляющим их личностям — к Ольге Карач и Наталье Коллеговой. Обе они, отвечая на вопросы как литовских, так и оппозиционных белорусских журналистов, отказывались брать ответственность за свои действия, клялись, что связи с Данелюсом прекратили еще в марте.

Данелюс оказался в этих организациях, по их словам, из-за того, что не хватает юристов, которые бы стали помогать оппозиции, есть в них нехватка — а тут появился квалифицированный доброволец.

Карач утверждает, что и она, и другие, как белоруски так и украинки, заметили повышенное внимание Данелюса именно к женщинам. Но никто не придавал этому значения. Наоборот — даже нашли этому оправдание.

«Он не выглядит, как очень популярный мужчина среди литовских женщин. Но он хороший юрист и дал много полезных советов людям, которым это действительно было необходимо. А то, что пришел по своей воле сюда работать — мы думали, что он себе жену здесь ищет, потому что может у белорусок и украинок стандарты ниже», — сказала Карач во время пресс-конференции.

Даже тогда, когда уже возникли подозрения, что он неадекватно себя ведет, занимается провокациями, они все равно не проверяли, с кем работают. Только позже, когда Данелюс фактически сам объявил о своем сотрудничестве с КГБ, они проверили его страницы в социальных сетях — и, как говорят, очень удивились, когда нашли на одной из его страниц фотографию, где Данелюс нацепил на одежду георгиевскую ленту.

Как вообще можно было к такой деятельности — помощи беженцам от режима Лукашенко — позволить присоединиться человеку, которого до того момента никакие фирмы не нанимали, который, к тому же, до этого имел судимости?

Все эти вопросы к Карач и Колеговой довольно неприятны. Перед публикацией расследования «Нашай Нівы» о деятельности Данелюса, Колегова, или некая личность, которая ею представилась, попросила не упоминать ее имя и пригрозила обратиться в полицию.

Карач жалуется на другой материал «Нашай Нівы» в соответствующие учреждения. Началось все с жалобы, данной ей в Комиссию по этике общественного информирования, и та не нашла нарушений. Сейчас она пытается достучаться до инспекторов по досмотру за журналистской этикой.

Когда оппозиционная организация шлет жалобы и пытается преследовать оппозиционных журналистов, то это уже выглядит подозрительно. Когда повторяет то же раз за разом — и того больше.

Прошлой зимой, отдел расследований LRT заинтересовался деятельностью Колеговой. Тогда стало известно, что под видом благотворительной организации она прокручивает очень продуманную схему. Те диссиденты, которые оказались в Литве с помощью ее организации, были заселены в ее квартире или в квартире ее мужа. За аренду большинство платило деньгами из фондов поддержки, а те, кто не имел доказательств, что для их жизни существует угроза и их преследовали, получали фальшивые справки от врачей с помощью самой Колеговой.

Тогда спросить у Колеговой, почему она это делала, не получилось, так как сразу с ее стороны пошли угрозы.

Если Карач и Колегова, которые так гордились своим очень большим кругом знакомых, смогли представить плацдарм для шпиона, который собирал важную информацию для режима, то тогда возникает еще один вопрос — как они выбирают, кому помогать переехать в Литву? Настоящим политическим диссидентам, обычным экономическим мигрантам, а может и вообще агентам Лукашенко?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?