Иллюстративное фото. Фото: AP Photo/Eric Risberg

Иллюстративное фото. Фото: AP Photo/Eric Risberg

Имущество в обмен на долги

Как пишет Tagesspiegel, проект «Большого шелкового пути», который изначально охватывал пространство от Тихого океана до Балтийского моря, за годы реализации значительно расширил географию. Инициатива расширилась на всю Африку, а иногда достигает и Южной Америки. В 2017 году Китай пообещал кредиты на 8 триллионов долларов 68 странам.

Но эти кредиты, как отмечает издание, все чаще заканчиваются неплатежеспособностью стран-получателей, и цитирует слова Джона Байдена о том, что «инициатива «Один пояс — один путь» была разоблачена как программа изъятия активов за долги».

члены Азиатского банка инфраструктурных инвестиций the members of the Asian Infrastructure Investment Bank члены Азіяцкага банка інфраструктурных інвестыцый

Новый шелковый путь в действии. Члены Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Фото: Wikimedia Commons

С этим соглашается, как отмечает Tagesspiegel, исследователь Филипп Маттейс (Philipp Mattheis), автор книги «Грязный шелковый путь. Как китайская экономическая политика подрывает государства и демократии во всем мире», которая вышла в прошлом месяце.

Маттейс считает, что

«Пекин выдает кредиты и, в случае, если страна-получатель не может платить, — присваивает государственное имущество».

Но, по его мнению, инициативу нельзя рассматривать как проект, который изначально был разработан с целью разрушения экономик беззащитных государств.

У него были другие цели: «По автомагистралям и железной дороге перевозятся не только китайские товары, но и идеология и господство. А также угнетение уйгуров».

С таким взглядом соглашается и политический аналитик берлинского аналитического центра Merics Франческа Гиретти (Francesca Ghiretti):

«С самого начала инициатива Великого шелкового пути была также дипломатическим инструментом для усиления политического влияния Китая. Но что меня удивляет, так это то, что, несмотря на дефолты и другие негативные примеры, в развивающихся странах все еще существует большой интерес к инициативе».

Tagesspiegel ссылается на данные аналитической компании Grodium Group о том, что с 2020 по март 2023 года долг стран перед Китаем, который должен был быть списан или пересмотрен, составил 78 миллиардов долларов. Эта сумма в три раза больше показателя трех предыдущих лет.

В своей книге Маттейс отмечает, что во многих странах он наблюдал «смесь плохого планирования, коррупции и неожиданного застоя». По его словам, обещание «выигрыш-выигрыш» часто превращалось в «выигрыш-проигрыш», а иногда даже в «проигрыш-выигрыш».

В качестве примера исследователь приводит Черногорию. В 2022 году в балканском государстве открыли одну из самых дорогих автомагистралей в мире. На строительство 41 километра потратили миллиард долларов и восемь лет. Однако эта дорога ведет в никуда. Остальные 122 километра до Белграда, которые в первую очередь сделали бы дорогу полезной, вероятно, никогда не будут достроены.

Другой пример — Шри-Ланка. Разоренное гражданской войной государство увидело спасательную соломинку в Пекине и в 2017 году было вынуждено сдать порт Хамбантота в аренду китайской государственной компании на 99 лет. «По сути, он не подходит ни для чего, кроме только как для геополитических ворот Пекина», — объясняет Маттейс.

Опасное сотрудничество

От опасности не застрахована и Германия, отмечает Tagesspigel. Так, канцлер Олаф Шольц, несмотря на сопротивление органов безопасности и парламентской коалиции, провел разрешение на частичный вход китайской государственной компании Cosco в терминал порта Гамбурга, который считается объектом критической инфраструктуры, что может быть использовано для шпионажа или саботажа.

Издание напоминает, что о желании присоединиться к инициативе «Один пояс — один путь» заявила Бразилия. Во время государственного визита в Пекин президента Лулу да Силва сопровождала делегация из 200 человек.

Китай также успешен в Восточной Африке. В Кении порт Мамбаса, через который проходит большая часть сырья региона, находится в руках Китая.

В 2017 году Народно-освободительная армия Китая расширила свое присутствие в Африке, основав свою первую зарубежную базу в Джибути — небольшой стране, имеющей важное стратегическое значение для контроля над Красным морем и Аденским заливом.

Это была первая зарубежная военная база Китая. Этот шаг засвидетельствовал глобальные амбиции страны и вызвал обеспокоенность других государств, таких как США, Франция и Япония, которые также имеют свои базы в Джибути.

Издание напоминает, что Китай выделяется своей позицией относительно Афганистана. За две недели до начала вывода американских войск из этой страны министр иностранных дел Китая принял делегацию талибов. Позже Китай не признал новый исламистский режим, но позволил ему занять посольство Афганистана в Пекине.

В этом, отмечает Tagesspigel, заключается прагматизм внешней политики Китая. На протяжении многих лет Китай угнетал мусульманское меньшинство в Синьцзяне на основании «народной войны» против исламистского террора. Но это не помешало Пекину в начале 2023-го подписать нефтяную сделку с тем самым режимом талибов, который, в первую очередь, сделал возможными теракты 11 сентября 2001 года.

Изменились, как отмечает издание, и принципы, по которым Китай продвигал свои интересы в мире. Если раньше это был принцип «спрячь свою силу и жди», который озвучил в 1980-х тогдашний лидер страны Дэн Сяопин, то при Си Цзиньпине он стал другим: вот и мы — посмотрим, как вы с нами поладите.

Когда Дэн призвал скрывать амбиции, то Си не скрывает своего стремления возглавить мир. До 2049 года, напоминает издание, эта страна поставила целью выход на первое место в мире как в экономическом, так и в военном отношении.

Издание отмечает, что Китай ускорил обновление своей армии, которое должно быть завершено в 2027 году.

На фоне этого лидер страны все чаще предупреждает о тяжелых временах. А на встрече с представителями службы безопасности в мае этого года Си заявил о том, что страна должна готовиться к «экстремальным сценариям» и выдержать «опасные штормы».

Издание передает слова немецких дипломатов о том, что в последние годы тон высших китайских дипломатов стал более резким. Си требует от своего министерства иностранных дел «силы» и «боевого духа» и получает их.

Сообщество единой судьбы

Авторы статьи напоминают, что еще в 2015 году Си Цзиньпин в своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН говорил о «мировом сообществе единой судьбы». В сегодняшних условиях, по мнению экспертов, Китай рассматривает себя как влиятельного дипломата. Так, Пекин выступил посредником в войне России в Украине. Но при этом Си так и не осудил войну, а вместо этого расширил сотрудничество с Москвой в сфере экономики и безопасности.

В других местах Китай добился больших успехов. Так, в марте при его посредничестве было заключено соглашение между Ираном и Саудовской Аравией. Нечто подобное страна хочет попробовать и в конфликте на Ближнем Востоке.

В сегодняшних условиях, отмечает Tagesspiegel, старый Шелковый путь, который когда-то был однополосным, стал многополосным инструментом для достижения большего, чем экономика. С помощью инвестиций и экономической помощи Китай стремится связать партнеров идеологически.

С этой целью Си представил четыре плана действий, которые направлены на достижение глобального контроля над сферами развития, цивилизации, окружающей среды и безопасности.

Но подходы, которые в них содержатся, существенно отличаются от западных. Издание приводит мнение исследователя Китая из Йельского университета Морица Рудольфа (Moritz Rudolf):

«Си пропагандирует свою мантру «модернизация не означает вестернизацию» и ставит под сомнение принцип верховенства права и универсальность прав человека. Это вызов Китая Западу».

Провал «мягкой силы» Китая

Издание отмечает, что в рейтинге мягкой силы исследовательской фирмы BrandFinance страна занимает пятое место после США, Великобритании, Германии и Японии. Но существует разрыв между амбициями Китая и его имиджем в мире. В рейтинге репутации страна занимает 26 позицию, что свидетельствует о недостаточной эффективности мягкой силы.

До сих пор, замечает Tagesspigel, Китаю не удалось экспортировать свою культуру повсеместно. Настоящего ответа Голливуду нет. Диктатуры с творческим умом, отмечают авторы статьи, которая укрощена цензурой, как правило, не действуют вне своей идеологии. Патриотические фильмы, которых требует Си, за рубежом выглядят жестко.

По данным австралийского аналитического центра Lowy Institute, которые приводит издание, даже в Азии культурное влияние США почти вдвое превышает влияние Китая.

Частичный успех имели и Институты Конфуция, которые Китай открывает за границей начиная с 2004 года. Они сейчас подвергаются резкой критике, поскольку подчиняются Коммунистической партии и препятствуют академической свободе.

А направление панд в европейские зоопарки, выступления государственного цирка Китая и фильмы о кунг-фу не имеют никакого отношения к американской культурной гегемонии, отмечает издание.

Однако, замечают авторы статьи, по крайней мере в одном Китай одержал победу: он создал образ того, что США находятся в упадке, хотя, как отметила изданию Франческа Гиретти, нет никаких данных, что это подтверждают.

«Я не уверена, действительно ли Китай был когда-либо на пути к тому, чтобы стать мировой державой номер один», — отмечает эксперт.

В то же время, замечает издание, рассказ о том, что Китайской Народной Республике суждено судьбой вытеснить США, приносит плоды. Это во многом связано с распространенным на Западе ориенталистским представлением о Китае.

Там страна считается загадочным Востоком, мудрой Срединной империей, чьи репрессии и угрозы войны выдаются за культурные различия.

Си подпитывает эту этноромантику историческим рассказом о якобы 5 000-летней национальной истории, которую он отождествляет с 74-летней Китайской Народной Республикой.

Многие из проблем Китая, которые сегодня очевидны, например старение населения или не оптимальное распределение ресурсов между государственными компаниями, существовали давно, отмечает в интервью немецкому изданию Гиретти. Однако, по ее словам

«Мир просто решил игнорировать их, потому что восхождение Китая выглядело как экономическая удача-история. И мы все хотели принять в ней участие».

Читайте еще:

Си Цзиньпин встретился с госсекретарем США Энтони Блинкеном в Пекине

Китай построит в Беларуси несколько медучреждений «под ключ»

Китай хочет, чтобы искусственный интеллект отражал основные ценности социализма

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?