Лидер общественной кампании «Говори правду», экс-кандидат в президенты Владимир Некляев ответил на некоторые вопросы Площади, которые поставил перед ним в письме из тюрьмы Николай Статкевич.

«Наша Нива»: Владимир Прокофьевич, почему Ваша встреча со Статкевичем 19-го декабря состоялась у вас в офисе, а не в тайном месте, как было договорено раньше?

Владимир Некляев: У нас было две машины с аппаратурой. По плану, одна машина должна была отъезжать от офиса, а вторая — от тайного места. Но когда еще днем стало известно, что та засекреченная машина изъята, то стало ясно, что никого мы не сможем перехитрить. Когда я голосовал, то призвал всех приходить к нашему офису, чтобы оттуда вместе с участниками, журналистами, наблюдателями двинуться на Площадь.

Поймите, вопрос Площади был в аппаратуре. Если аппаратура есть, мы можем влиять на процесс. Если нет, то будет толпа. Так, в соответствии с первоначальным планом, машина возле нашего офиса на Коллекторной отвлекала бы внимание, а мы со Статкевичем вдвоем должны были появиться с другой стороны. А засекреченная машина должна была въехать на Октябрьскую прямо с проспекта. Когда машины не стало, то какой был смысл идти вдвоем?

«НН»: Похоже, Статкевич считает действия активистов «Говори правду» довольно легкомысленными.

УН: Я не могу возразить Статкевичу, поскольку у нас не было возможности поговорить тет-а-тет. Письма, которые я ему писал, тех событий не касались. Мне по-прежнему кажется, что никаких других вариантов, кроме как идти со стороны Коллекторной, не оставалось.

Теперь все говорят, что абсолютно очевиден был силовой сценарий событий. Совсем не очевиден! Тогда мы видели его совсем в ином ракурсе. Никто из кандидатов не ожидал силового сценария.

«НН»: Статкевич пишет, что некоторые кандидаты хотели идти к зданию ТВ на Коммунистической. Что-нибудь знаете об этом?

УН: Все события — и на Коллекторной, и на Площади, и во время следствия — мы должны лично обсудить со Статкевичем. Чтобы я сказал, что мне было известно, чтобы он сказал... Конечно, я понимаю нынешнее состояние Статкевича.

Ему хочется получить ответы, объяснение тех событий. Но ответы надо искать не внутри оппозиции, а среди тех, кто отдавал приказы.

«НН»: Среди прочего политзаключенный пишет, будто один из кандидатов просил милицию превентивно арестовать Статкевича еще накануне Площади.

УН: Я не хочу говорить бездоказательно. В моем деле также были намеки на подобное. Но ничего документально подтвердить не могу. А обвинять кого-то просто так... Зачем? Этих обвинений и так предостаточно.

«НН»: Значит, какие-то ответы вы сможете дать лишь после освобождения Статкевича?

УН: Безусловно.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера