«Если в сердце Европы мы имеем диктаторский режим — это угроза для европейского видения свободного мира», — считает глава неправительственной организации Freedom House Дэвид Крамер. По его словам, для США довольно просто сказать «прекратите торговать с Беларусью», однако для европейцев, особенно для таких стран, как Литва, это сделать гораздо сложнее.

Литва граничит с Беларусью, поэтому вести отношения с этой страной для нее особенно сложно, считает Крамер.

По его мнению, Литва все же должна свести к минимуму общения с должностными лицами высшего ранга соседней страны, ограничившись контактами с представителями гражданского общества и оппозицией.

По его словам, только еще большее давление на белорусские власти приведет к освобождению политзаключенных, а позиция России негативно сказывается на перспективах изменения ситуации в Беларуси, поскольку российское руководство не заинтересовано в таких изменениях, предпочитая «иметь дело с дьяволом, которого знает»;.

— Прошло более двух лет с момента президентских выборов в Беларуси. Ряд политических заключенных были освобождены из тюрьмы, некоторые из них эмигрировали. Международное сообщество постоянно утверждает, что ситуация в этой стране становится все хуже. Как Вы видите ситуацию?

— Не стоит бояться говорить о том, что мы в тупике в том, что касается ситуации в Беларуси. До сих пор в тюрьмах находится десяток политических заключенных, мы не видели никаких реальных реформ, парламентские выборы были смешными,

нет нового видения того, что делать с Беларусью.
В Вильнюсе в ноябре состоится саммит Восточного партнерства, и, я думаю, будет много вопросов, что делать с Беларусью на этом саммите.
Я не вижу, как ЕС может искренне приглашать представителей правительства Александра Лукашенко на переговоры по поводу участия в Восточном партнерстве. Там нет прогресса,
даже заключенные, которых освободили, не были реабилитированы. И ЕС говорит, что это просто освобождение, а США говорят, что должна быть полная реабилитация.
Этого не произошло. А. Лукашенко не сделал ничего, что должно было быть сделано для того, чтобы был некий базис для отношений.

— В любом случае, нужно ли международному сообществу продолжать сотрудничать с Беларусью в рамках Восточного партнерства?

— Я думаю, что сотрудничество должно происходить с неправительственными структурами, а не с правительством Беларуси. Я не думаю, что министр Владимир Макей должен быть вычеркнут из визового списка [списка невъездных чиновников Беларуси], он должен остаться в нем. ЕС не должен приглашать правительственных чиновников в надежде, что они не приедут.

— Можно ли ожидать каких-либо изменений в политике США в отношении Беларуси при Джоне Керри, который должен стать новым госсекретарем США

— Я думаю, что госсекретарь Д.Керри продолжит нынешнюю политику в отношении Беларуси. Я не думаю, что будут какие-то крупные перемены.

— Как вы оцениваете позицию Европы по белорусскому вопросу. С одной стороны она вводит определенные санкции, с другой — продолжает экономическое сотрудничество

— Это вопрос торговли, а это вопрос запутанный, поскольку торговля между ЕС и Беларусью растет, а не падает. И если 90% белорусского экономики контролируется А. Лукашенко, если вы занимаетесь торговлей с Беларусью — вы занимаетесь торговлей с А. Лукашенко. Вопрос в том, должен ли быть пересмотрен вопрос торговли между ЕС и Беларусью, поскольку в определенном отношении это поддерживает А.Лукашенко. Некоторые могут утверждать, что торговля с Беларусью является позитивным моментом, приносит инвестиции, повышает уровень жизни. Я понимаю этот аргумент, но лично сам в него не верю.

Я думаю, что торговля приводит к снижению эффективности санкций со стороны ЕС.

Очень просто говорить подобные вещи кому-то в Вашингтоне. Я не живу в стране, которая граничит с Беларусью, а торговля США с этой страной близка к нулю. Поэтому американцам легко сказать: прекратите торговать с Беларусью. Европейцам это сделать гораздо сложнее.

Но я действительно думаю, что если мы серьезно настроены на изменения и реформы в Беларуси, мы должны пересмотреть все стороны отношений.

— США может себе позволить жесткую позицию в отношении Беларуси в связи с развитой экономикой. Но для соседей, таких как Литва или Латвия, эта страна является важным экономическим партнером. Как Вы видите позицию, которую занимает Литва в отношении Беларуси

— Это сложные отношения. И я чувствую немалую симпатию к ситуации Литвы. Повторяю, что я не живу в стране, которая граничит с Беларусью, для Литвы все гораздо сложнее. Литва делает много в вопросе виз, гражданского общества, поддерживает Европейский гуманитарный университет.

Но я думаю, что Литва должна свести к минимуму общение с должностными лицами высшего ранга, имея больше дел с гражданским обществом и оппозицией.
Это непросто, если есть общая граница с такой страной, как Беларусь.

— Что Вы думаете по поводу политики России в отношении Беларуси? Таможенный союз, проект Евразийского союза…

— Я не думаю, что политика России приносит пользу. Россия поддерживает А. Лукашенко и не потому, что Владимиру Путину он нравится.

Все знают, что они друг другу неприятны. Но Россия не заинтересована в смене режима в Беларуси и лучше будет иметь дело с дьяволом, которого знает, чем с дьяволом, которого не знает.
Я думаю, что она играет очень негативную роль и пытается подорвать политику Запада в отношении Беларуси. То же самое касается и Украины, а также всего региона. Ситуация внутри России — худшая со времен распада СССР.

— Можно ли назвать Беларусь угрозой для стабильности и безопасности региона

— Я думаю, что если в сердце Европы мы имеем диктаторский режим — это угроза для европейского видения свободного мира.

А.Лукашенко продает оружие режимам, которые нам не нравятся, включая Иран и Сирию. Это угроза безопасности и не только потому, что это недемократический режим, а потому что режимы такого рода ведут себя неприемлемым для нас образом.

— Лукашенко выпустил из тюрьмы ряд политзаключенных. Что мешает ему сделать это в отношении остальных

— Я думаю, что на него оказывается недостаточно давления. Я
помню, когда работал в Государственном департаменте в администрации президента Джорджа Буша, в 2006—2008 гг. мы ввели санкции против Беларуси. В 2006 году мы сделали это вместе с ЕС, в 2007 и 2008 гг. — Только со своей стороны. Я думаю, что мы нашли слабое место А.Лукашенко и следует оказывать больше давления, чтобы эти люди (политзаключенные) вышли на свободу. Это касается торговли, санкций, которые уже есть. Не думаю, что политика пряника приведет к их освобождению.

Я помню, когда был освобожден Александр Козулин, это произошло после введения санкций со стороны Запада, особенно со стороны США. И я слышу слова Андрея Санникова и других политиков о необходимости введения жестких санкций.

— Видите ли Вы какие-либо перспективы для изменений в этой стране в ближайшем будущем, и является ли президент А. Лукашенко единственной проблемой

— Конечно, это он не единственная проблема, но самая большая проблема. Это как Хосни Мубарак в Египте, он был самой большой проблемой, но не единственной, как мы теперь видим.
Лукашенко — самая большая проблема, но не главная, ведь если у него завтра случится инфаркт, система останется. Но он является тем, кто держит эту систему. Без него может быть другая система, поскольку внутри нынешней системы есть много течений.
Нельзя ожидать, что все изменится за ночь, но Лукашенко — это то, на чем нужно сфокусироваться.
Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера