Дело ксендза Владислава Лазаря — темное. Очевидно, государство имеет какой-то интерес, чтобы не проливать на него свет. При каждом уголовном деле сообщается обвинение, кто задержан, мера пресечения, обстоятельства дела иногда сообщаются, а иногда скрываются в интересах следствия. Но по делу о. Лазаря мы не знаем даже, по какой статье его обвиняют.

Можно только догадываться, чего хочет власть. Помощи ватиканской дипломатии, каких-то шагов со стороны Католической Церкви, или просто хочет держать Церковь в напряжении? Темнота — удобное окружение для преступников: мы догадываемся, что-токто-то делает, но не можем рассмотреть, кто и что. Мы пытаемся делать в темноте какие-то шаги, но не видим, каким будет их результат.

Еще в темноте легко столкнуться лбами. Предусматривали это инициаторы ареста о. Лазаря или нет, но это дело усиливает напряжение внутри Церкви.

Вопрос о том, насколько Церковь должна быть лояльна к государству — один из самых острых. Теперь он снова актуален.

Сегодня католики горячо спорят между собой, что должна делать Церковь в деле ксендза Лазаря. Светские верующие обращаются к епископам, епископы молчат. С одной стороны звучат голоса: «Вот если б не молчали…» С другой: «Молчите, чтобы не навредить». В клерикальной среде, не исключено, тоже есть разногласия. Возможно, БХД начнет сбор подписей за освобождение — и начнутся вопли, что БХД делает себе пиар и вредит Церкви.

Сомневаюсь, что мы можем чем-то навредить о. Лазарю. Навредить — посадить священника — может только государство. Ничего необратимого нет: можно дошить дело и посадить — а можно закрыть дело и выпустить. Но государство предпочитает подержать священника в заложниках, а Церковь в напряжении. Тем временем мы обвиняем друг друга и ссоримся друг с другом.

Не сомневайтесь: недоверие, вражда, разделы внутри Церкви выгодны как раз государству.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?