Тот самый общий снимок. Фото из архива музея Богдановича в Минске.

Фотопортреты Максима Богдановича. Крайний справа — выкадрован и увеличен с общего снимка 1915 г.

Памятник Максиму Богдановичу в Минске.

Бюст Максима Богдановича на могиле в Ялте. Фото Семена Печенка.

«Он там на заднем плане стоит. Благодаря выкадровке из этого общего снимка, многократно увеличенного и ретушированного, образовалось лицо не Максима Богдановича», — рассказывает директор музея Максима Богдановича в Минске Татьяна Шелегович.

Она добавляет, что от специалистов слышала это неоднократно. Мол, когда в середине прошлого века понадобился качественный и большой портрет поэта — его сделали не из одиночного фото Максима Богдановича, а из небольшого общего снимка. Скорее всего, на нем можно увидеть состав редакции ярославской газеты «Голос». Максим Богданович тогда как раз сотрудничал с газетой.

В результате получился портрет, который сильно отличается от реальных снимков поэта. Настолько сильно, что у Татьяны Шелегович даже возникли проблемы во время издания книги о Богдановиче. Художница отказывалась включать его в макет.

«Художница мне горячо доказывала, что мочки ушей не такие, скулы не такие, подбородок не такой… Она работала над моей книгой. Во всем мы сходились, кроме этого фото Богдановича. Он стал камнем преткновения каким-то просто».

С тем, что на самом известном фото Максима Богдановича мы видим не совсем его, согласен и искусствовед Сергей Хоревский. Говорит, что снимок сильно отретуширован, увеличен. Но, по мнению Хоревского, все это совсем не важно.

«Я не считаю, что это настолько важно. В любом случае, фигура такого масштаба, как Богданович, для нас уже не столько реальный персонаж, сколько образ. Сильно идеализированный герой».

Хоревский перечисляет другие известные белорусские фигуры, чьи образы в нашем сознании закрепились в виде, мало похожем на реальный. Среди прочих называет Кастуся Калиновского, Николая Гусовского, Франциска Скорину, Симона Будного. Портреты этих людей можно увидеть в учебниках и энциклопедиях, но все они имеют мало общего с реальными лицами, полагает эксперт. Не дошли до нас и изображения некоторых литераторов, современников Богдановича, таких как Сергей Полуян. Как выглядел этот человек — неизвестно. Поэтому даже те несколько фотографий с Богдановичем можно считать успехом.

Заведующая отделом фондов музея Богдановича в Минске Людмила Сосонко рассказывает, что первым самый известный снимок поэта выкадрировал его отец Адам. Вероятно, что после смерти сына от туберкулеза он передал фотографию в Институт белорусской культуры.

«Я думаю, что эту фотографию Адам Егорович сдавал в Инбелкульт. Поэтому можно предположить, что именно отец первым считал, что на фото именно Максим».

По иронии судьбы именно это отретушированное и увеличенное изображение стало самым популярным. Этот портрет разместили не только в учебниках по белорусской литературе. Он даже послужил основой для скульпторов, которые создавали памятник Богдановичу в Минске и даже его надгробный бюст, установленный в Ялте.

***

Максим Богданович глазами соверменников

Отец Адам

«В одежде довольно неопрятный, в его комнате обычно царил беспорядок, особенно на письменном столе. Росту был высокого, хорошо сложен, но держался несколько сутуло. Волосы густые, слегка волнистые, темно-русые, в бороде и усах каштановые. Глаза серые».

Лявон Заяц

«Худой, высокий, немного сутуловат, вечно в расстегнутом студенческом пальто, без всяких претензий в одежде (большей частью носил косоворотку и зеленую студенческую тужурку), он сразу обращал на себя внимание беловосковым лицом и, особенно, светлыми бездонными глазами, глубоко посаженными под высоким и ясным лбом, над которым возвышалась копна волос. Когда он смотрел на вас, то казалось, что он вас совсем не видит, такой у него был какой-то глубокий внутренний взгляд… Говорил всегда тихо и мало…»

Змитрок Бядуля

«Его пышная темно-каштановая шевелюра стала влажной. Рыжеватые усы опустились вниз… Его лицо озаряется счастливой улыбкой, нет в его глазах той строгости и замкнутости, которыми он часто маскируется на посторонних людях. Черты лица становятся более мягкими, более мягкими и печальными. Теперь без тужурки и манишки определяется его впалая грудь, тонкость шеи, сутулость. Он высокий и стройный, при людях всегда борется с едва заметной сутулостью, которая появилась у него в связи с болезнью».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера