— Какие самые тяжелые моменты были за время заключения?

— Какие самые тяжелые? (Улыбается). Самые сложные, когда два кешаря по этапу тянешь, а так все просто.

— Изменила ли Вас тюрьма?

— Надо, чтобы люди посмотрели и оценили. Я же не могу себя сам оценить. Я бы хотел всех поблагодарить за поддержку, за письма, за молитвы. Это самое важное для человека, который находится в тюрьме.

— Легко ли было выдержать то давление, что оказывалось на Вас в тюрьме?

— Все относительно. Трудно не трудно. Знаете, не так оно и просто, но и не Колыма. Ну и слава Богу.

— Не сломили Вас?

— Я собираюсь заниматься тем же, чем занимался. Буду делать то, что делал до тюрьмы.

— Вы же знаете, что многие уехали из страны.

— Я никуда не еду.

— Каково было отношение других заключенных?

— Всегда и всюду очень хорошо поддерживали. В некоторых местах были-таки попытки администрации использовать заключенных, чтобы они что-то осуществляли. В тюрьме всегда найдутся люди, которые готовы заработать себе условно-досрочное. Я их понимаю: когда 20–25 лет срок, то будут делать все, что скажет администрация. Хотя даже в администрации есть разные люди, есть те, что читают независимые СМИ. Кто-то мог словом поддержать, кто-то заварить чайку, кто-то яблоком. Я не могу сказать, кто эти люди. Но настанет время — скажу.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?