Приближается саммит Восточного партнерства в Вильнюсе, на котором главы стран ЕС и структур Евросоюза сверят часы с представителями стран Восточной Европы. Что меняется в связи с новыми поворотами в российско-белорусских и российско-украинских отношениях? Учитывает ли их Европа?

На вопросы «Нашей Нивы» ответила заместитель министра иностранных дел Польши Катажина Пелчиньска-Наленч.

— Госпожа Пелчиньска-Наленч, приближается саммит в Вильнюсе. Поэтому вначале несколько вопросов о политике. Как бы Вы охарактеризовали отношения между ЕС и Беларусью, Польшей и Беларусью? Четыре года назад мы имели ситуацию диалога, потом была политика санкций и ограничений. Теперь нет ни диалога, ни расширения санкций. Это политика игнорирования? На что мы можем надеяться в этом направлении?

— Отношения между Европейским союзом, в том числе Польшей и Беларусью вот уже несколько лет радикально не изменяются. Условия нормализации этих отношений ясно очерчены и неизменно зависят от изменения ситуации с правами человека и гражданскими свободами в Беларуси.

Те колебания, которые наблюдаются, — это смена акцентов в политике ЕС в отношении официального Минска, что всегда является отражением актуальной ситуации в Беларуси. Когда политика ограничений со стороны ЕС мягкая, это результат многих причин — например, сомнений, касающихся общей эффективности самих санкций как инструмента воздействия. Речь может идти также об определенном открытии каналов коммуникации с официальным Минском, как это имело место в случае временной отмены санкций в отношении министра иностранных дел В.Макея.

В свою очередь, для проведения полноценного диалога ЕС с Минском, помимо деклараций намерения наладить отношения с Западом со стороны белорусских властей, нужны очевидные факты, свидетельствующие о реальном стремлении Минска к нормализации этих отношений по известным правилам и на известных условиях. Мы не можем говорить здесь о политике игнорирования. Тем более не стоит забывать о постоянной, со стороны государств — членов ЕС и самого ЕС, поддержке белорусского независимого общества, защитников прав человека, независимых средств массовой информации, организаций, образующих фундамент общества.

— Саммит Восточного партнерства — кто будет представлять Беларусь? Что ожидается по белорусскому вопросу?

— Это будет очередная, уже третья, встреча Восточного Партнерства, в ходе которой могут быть решены ключевые вопросы в делах Украины, Молдовы, Грузии и Армении — на этих странах будет сосредоточено внимание всех участников события в Вильнюсе. Остается надеяться, что тот, кто будет представлять Беларусь на заседании, уедет из Вильнюса убежденным, что участие в инициативе Восточного партнерства имеет реальную пользу, вытекающую из усиления политических и экономических отношений с Европейским Союзом.

— Что нового может дать Беларуси Европа? Каким образом Европа может заинтересовать Беларусь?

— Подобные вопросы возникали и у поляков накануне вхождения в Европейский союз, когда, в некотором смысле, мы возвращались к своей вновь осознанной европейской идентификации… Беларусь является частью Европы, культурно и исторически связанной с ее традициями и гражданами. Вы можете обогатить Европу культурой, языком, историей, предприимчивостью и трудолюбием своих граждан. Участие в европейском проекте дает возможность использовать инструменты политики Евросоюза, в основе которой — солидарность, свободное движение капитала и услуг, свобода передвижения. Это шанс на всестороннее общественно-экономическое развитие, возможность воспользоваться средствами, которые можно направить на модернизацию страны и улучшение уровня жизни граждан, возможность развития сотрудничества в области образования, экономики, приграничного сотрудничества и т. п.

Долгосрочная польза, вытекающая из выбора европейского пути развития, бесспорна. Условием участия в так называемом европейском проекте является принятие демократических ценностей и норм, разделяемых европейскими государствами.

— В Беларуси в настоящее время более 10 политических заключенных. Оказывает ли влияние этот факт на состояние отношений между двумя странами?

— Если рассматривать двусторонние отношения, Польша как страна, граничащая с Беларусью, особенно заинтересована в том, чтобы Беларусь была демократическим государством с суверенной и прогнозируемой политикой — это неизменный стратегический принцип нашей политики. Нам трудно согласиться с такими действиями Минска, когда за мирное выражение своих взглядов или за оппозиционную деятельность люди попадают в тюрьму или подвергаются другим репрессиям. Это противоречит основным демократическим стандартам и принципам, которые мы исповедуем.

Кроме того, в политике относительно Беларуси мы руководствуемся правилом, что, хотя контакты с белорусскими властями не складываются так, как бы мы того хотели, все же белорусское общество должно встречать максимальную открытость с нашей стороны. Поэтому, среди прочего, мы отменили плату за национальные визы для белорусских граждан и содействуем демократическим инициативам в Беларуси.

Мы также считаем, что в отношениях между нашими странами должен развиваться диалог в вопросах, которые само собой должны находиться в сфере заинтересованности обеих сторон, например, в области приграничного сотрудничества, развития малого пограничного передвижения, модернизации транспортной и пограничной инфраструктуры, сотрудничества в области образования, экономических отношений и т. п. Важным моментом в двустороннем сотрудничестве, на который мы возлагаем надежду, является углубленный диалог относильно поиска и охраны мест исторической памяти, который с польской стороны ведет Совет сохранения памяти борьбы и мученичества.

— Напряжение на линии Украина-Россия (ограничение украинского экспорта). Как Польша и ЕС оценивают эту ситуацию?

— Точка зрения Польши в этом вопросе такая же, как и точка зрения Евросоюза. Последняя была высказана в заявлениях Европарламента и комиссара Фюле. Мы считаем, что на страну, которая стремится к ассоциации с Евросоюзом, не должно быть никакого давления, ни политического, ни экономического. Кроме того, мы не видим никаких негативных последствий такой ассоциации для будущего сотрудничества Украины и России. Нет также никаких формальных препятствий для дальнейшего успешного функционирования зоны свободной торговли между этими странами.

— Окажет ли влияние на Беларусь подписание либо неподписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС?

— Все, что происходит в регионе, косвенно воздействует на Беларусь. Думаю, что позитивное воздействие на сознание белорусов вызвал в том числе и успех структурной трансформации в Польше. То же в случае с Украиной: принятие acquiscommunautaire и позитивные тенденции, связанные со сближением Украины с Евросоюзом, повлияют на то, как белорусское общество будет относиться к Евросоюзу, и на целеустремленность отношений со странами-членами, в том числе с Польшей.

— Мы также хотели бы задать несколько вопросов на экономическую тематику. Польша достигла успехов в диверсификации источников энергии. Существует ли возможность сотрудничества Польши и Беларуси в этой сфере?

— Насколько я знаю, Беларусь не заинтересована сегодня в диверсификации источников энергии, зато заинтересована в льготных ценах на газ и нефть из России. Поэтому вопрос о польско-белорусском сотрудничестве в этой сфере выглядит неактуальным. Чтобы вообще думать о таком сотрудничестве, необходима воля белорусской стороны сделать диверсификацию целью энергетической политики.

— Терминал сжиженного природного газа под Щецином — на каком этапе ведутся работы и что изменится для Польши после его запуска?

— Строительство терминала ведется по графику. Незначительные опоздания не повлияют на срок сдачи инвестиционного проекта. На сегодня проект осуществлен почти на 60%. Первый танкер со сжиженным природным газом должен прийти в терминал — согласно плану — между 1 июля и 31 декабря 2014 года.

Терминал существенно повлияет на диверсификацию поставок газа в Польшу. Благодаря ему, станет возможным импортировать сырье из любого места на Земле, что снизит зависимость нашей страны от какого-либо поставщика газа. Кроме того, поставки через терминал будут гибкими, благодаря чему можно будет легко покрыть возросший спрос на газ в периоды наибольшей в нем потребности.

— Атомная энергетика в Польше — какие планы в этой отрасли? Атомная электростанция в Островце — какую позицию занимает Польша относительно планов ее строительства?

— Польское правительство последовательно реализует план, итогом которого будет запуск двух атомных электростанций, первая из которых должна быть введена в эксплуатацию к 2025 году. Технология установленных реакторов будет опираться на самые строгие из существующих ныне стандартов безопасности, т. е. III/III+ поколений.

Польская энергетическая группа «Атомная энергия 1», субъект, ответственный за подготовку инвестиционного проекта и строительство первой атомной электростанции в Польше мощностью 3000 MВт, подписала в феврале 2013 г. договор с фирмой WorleyParsons на выполнение исследования геологии и окружающей среды для трех потенциальных мест размещения (Жарновец, Хочево и Гонски). На данный момент продолжаются подготовительные работы по определению путем аукциона поставщика технологии и генерального исполнителя.

Польша уважает право каждой страны относительно формирования своего energymix, в том числе развития атомной энергетики. Во время строительства атомной электростанции на территории Беларуси необходимо придерживаться самых строгих стандартов охраны окружающей среды и безопасности, а также соответствующих актуальных международных правовых регулирований.

— А что с белорусско-польскими экономическими проектами? Имеются ли позитивные примеры сотрудничества?

— Беларусь остается важным торговым партнером Польши, третьим среди стран СНГ. Польские предприятия, в частности в сегменте малого и среднего бизнеса, считают белорусский рынок перспективным для реализации своих бизнес-планов. Есть много областей, где возможно было бы развитие совместных проектов. Внедрение «зеленых технологий», развитие рынка капитала, формирование позитивного инвестиционного имиджа страны — это, наверное, те сильные стороны польской экономики, которые могли бы быть полезными с точки зрения белорусского рынка.

Естественно, конечный успех любых экономических проектов зависит от деловых расчетов конкретных субъектов хозяйствования и благоприятных условий для бизнеса на данном пространстве.

— О проекте строительства угольной электростанции в Зельве много говорили 5 лет назад? Есть ли шансы на его реализацию?

— Проект строительства угольной электростанции на территории Беларуси — это решение польских субъектов хозяйствования, которые основывали свои решения на деловых расчетах и оценке возможности ведения стабильной хозяйственной деятельности. Дружелюбный инвестиционный климат остается ключевым фактором привлечения иностранных инвесторов и свидетельствует о серьезном подходе к совместным бизнес-проектам во всех секторах экономики. Этот принцип действует в отношении всех зарубежных рынков, в которые предприятия намереваются вкладывать свой капитал, независимо от страны происхождения.

— Позвольте также коснуться некоторых деликатных вопросов. Дело Союза поляков в Беларуси уже много лет вызывает дискуссии. Какова позиция польской дипломатии в этом вопросе?

— Мы придерживаемся той позиции, что партнерами властей РП по вопросам, касающимся польского населения в Беларуси и СПБ, остаются лица, избранные в соответствии с демократическими процедурами на собрании СПБ в ноябре 2012 года в Гродно.

Надо отметить, что МИД не собирается вмешиваться в конкретные персональные или организационные решения СПБ. Но мы хотим, невзирая на последствия, защищать право польского меньшинства на независимые — без какого-либо внешнего вмешательства — выборы собственных представителей и ведение уставной деятельности.

Мы считаем, что если меньшинство сохраняет и развивает свою культуру и язык, то таким образом оно обогощает культуру государства, в котором функционирует. Возможность изучения польского языка и культивирования своих традиций мы оцениваем только положительно. Таким же положительным для Польши является существование белорусского меньшинства. Это меньшинство пользуется в Польше всеми правами в сфере изучения белорусского языка, сохранения своих традиций и создания таких организаций, какие это меньшинство считает наиболее приемлемыми и эффективными.

— Традиционно много претензий вызывает работа польских консульских учреждений в Беларуси. Очереди, отсутствие возможности зарегистрировать электронные визовые анкеты. Есть ли шансы на изменение этой ситуации?

— Стоит посмотреть на статистику. Согласно ей, количество выдаваемых польскими консульскими учреждениями в Беларуси виз растет из года в год — в 2011 г. было выдано 300 тыс. виз, в то время как в 2012 году было выдано уже более 350 тыс. виз, и это почти 50% виз, выдаваемых белорусским гражданам всеми странами ЕС.

Статистика показывает, что приоритетом политики Польши является максимальное открытие границы для белорусского общества и предоставление возможности как можно большему числу белорусских граждан путешествовать по Польше и другим европейским странам. Проблемой в реализации наших намерений является однако ограничение [Беларусью] числа польских консулов, а также применение методов, которые очень усложняют эффективную работу консульских отделов. Однако решение этой проблемы от нашей стороны не зависит. Если бы только можно было увеличить штат консульских учреждений, то весь визовый процесс для граждан Беларуси стал бы гораздо более дружественным.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?