Украина доведена до банкротства, государственные институты не способны ничего противопоставить действиям России в Крыму. Тем временем в стране появился еще один кандидат в президенты, который курсирует между Россией и своей вотчиной. Это Михаил Добкин, бывший губернатор Харьковской области, широко известный в своем городе как «Допа».

В 2007 году Добкин прославился далеко за пределами не только Харьковской области, но и всей Украины, благодаря видео с процессом съемки агитационного ролика, где он не мог проговорить наизусть элементарный текст. Тогда он являлся мэром Харькова.

А глаза такие честные-честные (на фото — справа).

Теперь Добкин хочет пойти на повышение — стать президентом как минимум восточных областей, сторонником отделения которых от Украины он является.

Об одном только кандидате Добкине говорить было бы некорректно. Добкин — лишь представитель обширной финансовой, политической и криминальной группировки в Харькове.

Семья Добкиных — одна из самых богатых в городе и области, при этом сам главный герой не ознаменовался никакими успехами ни в бизнесе, ни в науках: куда ни плюнь — одни банкротства. Это понятно: учиться ему не было нужно, учитывая что

детство Михаила Марковича проходило в простой еврейской семье, где отец в советское время работал заведующим овощным магазином.

В 80-е годы Марк Моисеевич был вхож в руководство оптовых складов, различные импортные шмотки и прочий дефицит с которых расходились по всей Украине. Такие знакомства помогали семье Добкиных иметь на их скромном столе хлеб с маслом, а иногда и с черной икрой. Младший брат Михаила Добкина, Дмитрий, значительно больше образован и ведет себя гораздо культурнее, ведь воспитывался в несколько иных условиях.

Вероятно, когда Добкин-старший занимался теневыми поставками импортных товаров, сотрудничая со складами на Суздальских рядах в Харькове, он и познакомился с Геннадием Кернесом, который сейчас занимает должность мэра Харькова, а тогда занимался… назовем это «бизнесом», окей.

Кернес известен под кличкой «Гепа» (а также Гепадрил, Геморрой Адольфыч, Герпес Адольфыч; соответственно, свой родной город харьковчане называют Гепаградом).

Это именно его голос звучит за кадром в скандальном видео, где Гепа и Допа снимают агитационный материал: «Миша, у тебя лицо скучное, тебе денег никто не даст».

Эта личность достойна отдельного рассказа.

Рост Кернеса — 168 см. В интервью известному тележурналисту Мустафе Найему он пошутил, что с таким ростом ему опускаться дальше уже некуда. Гепа — криминальный делец, занимавшийся в восьмидесятые «ломкой чеков» и кидаловом при покупках автомобилей, в начале девяностых стал «барыжить» ювелирными изделиями.

В отличие от Добкина, Кернес рос в действительно простой еврейской семье. Скорее всего, бутербродами с икрой Геннадия Адольфовича в детстве не баловали, поэтому и встал он на скользкий путь Бени Крика.

Первоначально проходил курс молодого бойца как наперсточник у магазина «Старт» («Я приехал из Америки на зеленом велике, велик сломался, я в Харькове остался» и т.д.). Там сформировалась организованная группировка, в которую входил и Кернес. Она переключилась на «ломку чеков» — мошенничество при обмене чеков магазина «Березка» на советские рубли, затем — на «развод лохов» на покупке машин (в советское время автомобиль «просто так» приобрести было невозможно, нужно было долгие годы стоять в очереди, а банда предлагала покупку без очереди), в результате чего мошенники оставались при деньгах (машины не было априори), а лох — и без «тачки», и без денег. А если начинал «возникать», то в качестве компенсации получал тяжелые телесные повреждения.

Одна из таких историй привела Кернеса впервые в кабинет следователя в качестве подозреваемого, но тут выяснилось, что у него был отвод от армии — справка из психдиспансера.

К тому же Гепа сдал кого-то из своих подельников (такая склонность за ним водится и теперь, от Януковича он отрекся очень быстро и сказал, что тот — уже история), а также отсидел 2 года в СИЗО и был освобожден в зале суда.

Когда началась приватизация, у Кернеса уже был достаточный первоначальный капитал. А чтобы проникнуть в высший свет, он женился на дочери прокурора Киевской области Оксане Гайсинской. Известно, что «для порядка» он несколько раз ее сильно избивал (несмотря на малый рост, Кернес не жалуется на здоровье и занимается спортом). Методы выяснения отношений у Гепы после того, как его стали называть Геннадием Адольфовичем, не изменились. Например, один из однопартийцев Кернеса и Добкина, ранее неоднократно судимый депутат от Партии регионов Медведев, за то, что вторгся в сферу чужих бизнес-интересов, лишился ушей, носа, а также части седалища. Многочисленные случаи рукоприкладства в отношении, например, свидетелей в суде — это мелочи, к которым правоохранительные органы Харькова привыкли, еще когда Кернес был депутатом, и не предпринимали никаких мер.

Фактически, Гепа в случае, если русские позволят выборы и избирательную кампанию, будет с вероятностью, близкой к 100%, играть роль даже не имиджмейкера, а скорее регента при Добкине.

Сам Добкин с его «текст немного по-дыбильному написан» и неудачными попытками выговорить слово «европейский» («европе… европи… сука!») на какие-либо самостоятельные политические действия не способен.

О распределении ролей свидетельствует, например, анекдотический эпизод с обыском в Харьковской городской администрации в 2008 году. Добкин тогда продемонстрировал высшую степень самопожертвования, бросившись под машину СБУ. Вместе с ним кандидатом на роль «an hero» был нардеп от Партии регионов Святош. Тогда управление СБУ по Харьковской области возбудило уголовное дело по факту растраты бюджетных средств должностными лицами Харьковского горсовета.

Кажется, причем здесь Добкин, он же тогда был мэром Харькова, а это дело касалось главным образом Кернеса? Но Добкин защищал Кернеса как лев: бросался вместе со Святошом на отъезжавшую от места работы Кернеса машину с документами, при этом даже травмировал руку. Кернес между тем вел себя почти вежливо, убеждал сотрудников СБУ, дескать у него все нормально и что у них нет права изымать документы. Скорее всего, он потом объяснил Добкину со Святошом, что бросаться с угрозами на машину СБУ чревато — можно попасть туда, где Кернес в молодости уже побывал, а сам Янукович побывал два раза (по утверждению вездесущего Луркоморья — целых три). Поэтому Добкин и Святош написали заявления на СБУшников первыми: мол, автомобиль на них намеренно наезжал, а они уклонялись. Конфликт в итоге замяли. Видео почему-то исчезло из Youtube.

Последнее «достижение» губернатора Добкина и мэра Кернеса — пожар на заводе «Хартрон», который через третьих лиц принадлежит Кернесу.

10 января около полудня горела ювелирная фабрика на 4-м этаже (застройка, конечно же, фабричная, поэтому высота 4-го этажа — около 15 метров). В результате пожара погибло 8 человек, причем двое погибли уже тогда, когда спасатели снимали уцелевших рабочих с кондиционеров под окнами четвертого этажа. Один скончался сразу, второй — в больнице через час, третий получил тяжелые травмы и до сей поры находится в больнице, четвертого уже выписали. Шестеро сгорели, их хоронили в закрытых гробах.

Уже к концу рабочего дня жители города несли к заводу гвоздики, ими был устелен тротуар под окнами, из которых сотрудники фабрики карабкались на кондиционеры.

Певица Руслана написала в своем твиттере, что следующий день на киевском Евромайдане объявляется днем траура по жертвам пожара.

Уже вечером активистам стало известно, что на заводе не было пожарной службы: Кернес ее ликвидировал, поскольку ее содержание стоило больших денег. Гепа всегда был расчетливым.

На видео в Интернете видно, что «скорой помощи» не было, лестницы и брандспойты не доставали до охваченного огнем этажа, у пожарных не было не то что спасательных кубов, а даже брезента, который можно было бы растянуть под окнами.

Кстати. Лирическое, простите за цинизм, отступление. У Добкина во время избирательной кампании на пост мэра был лозунг «Нам здесь жить» — как и у губернатора российского Приморья Сергея Даркина. Именно в бытность Даркина произошла крупнейшая в Приморье производственная катастрофа: пожар 16 января 2006 года на 8-м этаже Приморского управления «Сбербанка» во Владивостоке, в результате которого погибли 9 сотрудниц экономического и кредитного отделов, преимущественно молодые женщины. У большинства жертв были травмы, несовместимые с жизнью, в результате падения с высоты. Причем падали сотрудницы в то время, когда пожарные эвакуировали дирекцию филиала с 9-го этажа, где не было даже задымления. Как и в Харькове, во Владивостоке в тот момент кубов жизни не было (теперь уже есть). У Даркина и мэра Владивостока Николаева совести оказалось побольше, чем у Гепы с Допой: они объявили 3-дневный траур, возложили цветы и у входа в офисное здание, и с обратной стороны здания, на асфальте, где разбился насмерть в полном составе кредитный отдел. Вот она, мистика: откуда столько совпадений, даже даты почти совпадают — 16 января и 10 января.

Тогда участники митинга кричали под окнами администрации: «Даркин, прыгай с 8 этажа, мы тебя поймаем». С Кернесом все было проще: чтобы написать ему, достаточно воспользоваться Инстаграмом, ведь в этой социальной сети у него есть аккаунт Gepard59.

Один из пользователей и написал ему: спросил, почему у львовских пожарных есть спасательные кубы, а у харьковских нет. На что получил ответ (орфография и пунктуация сохранены): «ты сегодня ели пальцем в ж….у попал а думаешь про огонь тебе надо думать про воду где палец вымыть».

Другой пользователь прокомментировал фото Кернеса с собаками: «Фото в честь пожара на заводе», на что Кернес ответил: «тебе рано про честь думать рули в зоо там узнаешь в честь чего». В дальнейшем, вероятно, мэру надоело пальцами на клавиатуру нажимать, и он написал в адрес всех критиков: «для вас лаконично идите на х…».

Вообще Кернес нередко проявляет себя как оригинальный собеседник, демонстрируя виртуозное владение инвективной лексикой и специфическое чувство юмора, которое выдает в нем и гопника, и пациента психлечебницы. На заседании он как-то сказал главе городской коммунальной службы: «Я тебя на ноль помножу, сучий пес».

«А у вас есть любовник?» — спросил однажды Кернес чрезмерно любопытную журналистку на пресс-конференции.

В Интернете широко известна запись, в которой пранкер Вован звонит Кернесу, получая в ответ достаточно интересную с точки зрения филологии брань, причем Кернес в этой ситуации совсем не выглядит жертвой пранка, демонстрируя более разнообразный словарный запас, чем сам Вован.

Например, на претензии Вована, дескать Кернес спал с его женой, тот сначала отвечает, что пил с ней чай из одного чайника, но из разных чашек (на самом деле только разговаривал по телефону, роль «жены» исполняла нарезка из разных фраз Ксении Собчак). Но потом Кернеса эти звонки, очевидно, достали, и он начал ругаться. Политических оппонентов он, например, называет «манданутыми» (от слова «Майдан»). Окончательно Кернес «подсаживается на лошадей», когда Вован сначала предлагает политическое убежище для Януковича, а потом спрашивает у него, где можно записаться в «титушки», чтобы работать за 200 грн в сутки: Кернес называет Вована «Слушай, ты, титушка е… чая».

Добкин же проще и доступнее. Значительная доля его выступлений построена на достаточно примитивном унижении политических противников, которых он называет, например, «представителями флоры и фауны».

Ирину Фарион из Всеукраинского объединения «Свобода» он назвал «дебильной», саму «Свободу» — национал-рогульским движением (рогулями в Западной Украине называют гопников, чаще деревенского происхождения; дело в том, что при Польше центр Львова был огорожен рогатками, они стояли на основных дорогах, около рогаток дежурил «фейс-контроль», не пропускавший плохо одетых крестьян и жителей предместий). Добкину очень нравится название ультраправой партии в Венгрии: «Ёбик». О своих «титушках» Допа говорил, что они похожи на ангелов, испепеляющих своим взглядом нарушителей порядка.

В тот день, когда Янукович сбежал из Киева, в Харькове прошел «съезд регионов юго-восточной Украины» под георгиевскими лентами. В тот же день Добкин уехал в Россию, а Кернес — в Швейцарию. И что же они там делали? Легко догадаться.

Ни Добкина, ни Кернеса в Евросоюзе персонами нон грата пока не объявили. Но даже если ЕС и заморозит их капиталы, источников финансирования избирательной кампании им хватит даже внутри Украины. По официальной декларации, например, в 2011 году Михаил Маркович заработал в 50 раз больше, чем в 2010 году. А Кернес зарабатывает еще больше. Фирмы есть у всех членов семьи Добкина. Бизнес главным образом ведет его отец. О том, что Марк Моисеевич «понимает» в этой жизни, свидетельствует хотя бы тот факт, что некоторые фирмы по торговле нефтепродуктами он зарегистрировал в заброшенных деревнях чернобыльской зоны. Это не игра «Сталкер», это реальность.

В отличие от Януковича, у Добкина достаточно скромный опыт управления госучреждениями и нулевой опыт работы на производстве. Если Янукович все же изучил более или менее украинский язык, Добкин говорит по-украински очень плохо. Но не это снижает его шансы. Его ахиллесова пята в другом: Добкин хоть он и замешан в мутных делах, а все же не сидел, что умаляет его в глазах типичного электората «Праффесора».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера