Аннексия Россией Крыма возобновила старый вопрос о возвращении останков Максима Богдановича на родину.

Классик белорусской литературы похоронен на городском кладбище в Ялте.

Первым о возвращении поэта в Беларусь в социальных сетях высказался литературовед и критик, составитель книги о Максиме Богдановиче, Тихон Чернякевич. На своей странице в Фейсбуке он написал:

«Пора уже забирать Богдановича из Ялты. Нормальные белорусы туда не поедут.

А ненормальные не ходят на кладбище во время отдыха».

На пост Чернякевича отозвался Альгерд Бахаревич, который сравнил его предложение с некрофилией.

«Перезахоронение — в каком-то смысле попытка дописать за человека его главное произведение. Где-то за это берутся министерства культуры, где-то — энтузиасты, миллионеры, патриоты, читатели. Вы готовы дописывать чужую историю? Я — нет. Лучше заняться своей. И думать о живых — их мало, они вообще дискриминированное меньшинство, в историческом масштабе. Думать о живых и рассказывать им о мертвых. Пока дырочки в земле не заросли» — написал Бахаревич в своем блоге на сайте budzma.org.

В интервью Польскому радио Тихон Чернякевич подтвердил, что сообщение в Фейсбуке было не просто эмоциональным всплеском на события в Крыму. Он призвал всерьез задуматься над возвращением поэта на родину.

Т. Чернякевич: Очень важно, в каких условиях белорусы смогут посетить эту могилу. Сейчас условия для белорусов очень плохие. Нет оснований говорить, что они изменятся в ближайшее время. Скорее всего, это далекая перспектива и в итоге могила Богдановича останется за колючей проволокой. Дискуссия должна быть.

Почему, например, в Кракове может быть национальный пантеон, а у нас — нет?

С вопросом, стоит ли возвращать в Беларусь останки Максима Богдановича, Польское радио обратилось к белорусским литераторам.

Возвращение Богдановича на родину может оказаться очень сложным делом. Дело в том, что

до сих пор нет уверенности, что в могиле, которую все считают могилой Богдановича, на самом деле похоронен классик белорусского литературы.

Говорит литератор Михась Скобла.

М. Скобла: Сначала должна быть проведена эксгумация, раскопки.

Когда Владимир Дубовка с Алесем Дударом в 1920-ые годы искали эту могилу, то они нашли лишь небольшую табличку на которой было написано «Студент Максим».

Нет уверенности, что это он. А поэтому делать это не стоит. Хотя и есть лирический завет Богдановича:

«Калі ж у ім умру-загіну, –
Ня жалюсь я!
Не будзеш цяжкая ты сыну
Свайму, зямля.
Там хоць у гліне, хоць у брудзе,
Там, пад зямлёй,
Найдуць мае слабыя грудзі
Сабе спакой».

Но с учетом этой деликатной ситуации я бы не стал раскапывать могилу. Неприятно то, что происходит в Крыму, но не думаю, что мы туда вообще не попадем. Белорусы уже знают туда дорогу.

Поэтесса Валерина Кустова говорит, что готова подписаться под такой инициативой, если она будет организована всерьез.

В. Кустова: Для меня это, прежде всего, метафора: мы против того, что делает Россия в Крыму. И этот знак для меня, как для литератора и гражданина, он правильный. Случится ли это? У меня есть сомнения, но заявлять о таких вещах стоит.

Скептически на возвращение Богдановича в Беларусь смотрит Адам Глобус. Обнародование таких планов он назвал «идиотской спекуляцией».

А. Глобус: Это смешно. На этот счет уже давно есть анекдот, что Москва сделает еще одно усилие и тело Максима Богдановича присоединится к нашему государству. Оно уже формально в нашем «союзном государстве». Это идиотская спекуляция. Если серьезно об этом рассуждать, то я категорически против. Тем более, что «игры» с покойниками — это русская национальная игра, а не наша.

Тем не менее, попытки вернуть прах Богдановича в Беларусь уже были. В 90-х годах, когда председателем Союза писателей Беларуси был Владимир Некляев, этот вопрос поднимался несколько раз.

В. Некляев: Мы пытались решить этот вопрос трижды. Общались с властями, чтобы получить средства. Но ничего из этого не получилось. И не только из-за того, что не было рвения со стороны властей. Многие писатели были против, так как считали, что перенос останков — это не по-христиански. Хотя подобных случаев много. Я приводил пример Мицкевича, останки которого перевезли в Польшу и похоронили в Вавеле. Но понимания я не нашел.

Пример Мицкевича не единственный. В 1991 году подобный прецедент был и у белорусов — говорит председатель ТБМ (Общества белорусского языка) Олег Трусов.

О. Трусов:

Вернуть Богдановича стоило бы. Тем более, что символически что-то подобное мы уже делали в Вильнюсе, когда переносили останки Ивана Луцкевича из Польши. Хорошо бы его перенести на Военное кладбище, к Купале, либо на Московское.

Я за возвращение, но главный вопрос — Богданович ли похоронен в этой могиле.

В 90-х годах Владимир Орлов написал эссе, посвященное Ялте. В нем писатель вспоминает о посещении могилы Богдановича и рассуждает о возможном возвращении его праха в Беларусь.

В. Орлов: Я в финале вспоминаю как ко мне пришла девочка с письмом, в котором собирали подписи за возвращение праха Богдановича в Беларусь и создание некрополя. Я поставил там свою подпись, но с одной оговоркой: тогда, когда Беларусь станет действительно белорусской, независимой и демократической.

С одной стороны, мне больно: для того, чтобы поехать к Богдановичу, потребуется ехать в оккупированный Крым, который Россия объявляет «своими землями». Но тревожить прах нашего гения, тревожить могилу, вокруг которой существуют легенды и мифы — это тоже не совсем по-человечески.

В 1917 году больной туберкулезом Максим Богданович поехал лечиться в Крым. Но в мае того же года он умер в возрасте 25 лет. Богдановича похоронили на Старом городском кладбище в Ялте.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера