Теперь оно уже приостановило свою деятельность до устранения недостатков и контрольной ревизии. Когда заведение примет посетителей вновь — неизвестно.

— Вопросов, по которым мы проверяем, очень много, — рассказывает начальник отдела контроля по городу Минску Управления контроля потребительского рынка Наталья Василевская. — Самые проблемные из них, как показывает практика, — сроки годности товаров и условия хранения.

Подходим к кафе. Расположено оно на улице Зыбицкой, в центре города. Уже на вывеске замечаем несоответствия требованиям.

— Указано, что кафе 1-й наценочной категории. В нашей стране используют классификацию по классам, а не категориям, — Наталья делает пометку в блокноте.

Если верить вывеске, кафе сегодня открывается в 8 утра. Вот только попасть туда около 10 часов нам не удалось — двери закрыты. Через некоторое время появляется администратор, и мы можем войти. В небольшом коридорчике на стене — файлы с бумагами, это уголок потребителя. Придраться не к чему.

Но на барной стойке не находим таблички с надписью о запрете продажи спиртных напитков лицам до 18 лет.

Под барной стойкой обнаружили картонную коробку: в ней апельсины с обрезанной кожурой.

— Оказывается, их используют для декора и приготовления фреша. Но эти фрукты уже испорчены, хотя при правильном хранении могли бы дотянуть до 28 января, — Наталья Валерьяновна просит отнести находку на отдельный стол. — В помещении 20 градусов тепла, а храниться апельсины должны при температуре от плюс 2 до плюс 6 градусов. А у них к тому же поврежденная кожура.

Возле бара — небольшое складское помещение с холодильником. Но сок в картонных упаковках стоит почему-то на полках.

— Мы в кафе с самого утра, а пять пакетов уже вскрыты. Естественно, это просрочка. Невооруженным глазом видно, что упаковка вздута. Такая же история вот с этим молоком. Оно тоже открыто и не в холодильнике. Если такое молоко добавить в кофе — пользы для здоровья будет маловато.

Здесь же, в баре, находим чай, срок годности которого давно истек. Кстати, одна чашка напитка обойдется посетителю в 25 тысяч рублей.

Спускаемся на кухню. С первого взгляда претензий нет — чисто. Вчера в кафе был санитарный день. Но пакеты с кусочками хлеба, покрытого плесенью, сразу же портят картину.

— Такие хлебобулочные изделия не должны храниться со свежими. Плесень однозначно не вчерашняя. Покажите качественное удостоверение и накладные, — Наталья Василевская обращается к заведующей.

Наталья Василевская с управляющим кафе ищут дату производства хлеба

В это время заместитель начальника торговой инспекции Ольга Язвинская начала проверять содержимое холодильников и полок:

— Непонятные обрезки мяса в прозрачных целлофановых пакетах, как мне сказали, используют для приготовления бульонов. Но, скорее всего, это остатки от мясных блюд. Маркировка, как видите, отсутствует. А пирожные тирамису в креманках выкинуть пора давно. Если верить стикеру, десерту больше месяца, хотя храниться в готовом виде он может всего 48 часов.

Быстро находим давно просроченную колбасу. С февраля 2015-го употреблять ее в пищу нельзя.

— Для чего она вам? — интересуется у шеф-повара Наталья Валерьяновна, — в рассольники и солянки добавлять? Можете складывать в ящик и выносить в зал.

— И вот этот сыр возьмите. Плесень на нем явно не благородная. А ведь когда-то, возможно, была именно такой.

Противень с готовой пиццей тоже смущает специалистов из Минторга. Приготовить сегодня утром ее точно не успели бы, а значит, как минимум ночь она переночевала.

В одном из холодильников находим молочные продукты в открытых кувшинах, а рядом в пластмассовом ведре отварной картофель.

— Заранее его нельзя готовить, — уточняет Наталья и обращает внимание на стоящие рядом весы: — Вижу, что они не прошли метрологический контроль. Отсутствует разноцветная голограмма, которая бы это подтвердила.

Открываем морозильную камеру для хранения овощей и фруктов. Заместитель начальника отдела выносит кастрюлю с отваренными колбасками и противень с драниками:

— Кафе открылось в 10.05. А драники уже успели застыть — явно готовились вчера. Но чтобы избежать ответственности, их промаркировали стикерами с сегодняшней датой.

— А эти дрожжи используются для приготовления пиццы? — уточняет старшая проверяющая у шеф-повара и получает утвердительный ответ. — Так они же просроченные.

Отыскать столько недоброкачественных продуктов специалисты никак не ожидали. Столы на кухне шустро заполнялись просрочкой. На очереди — сосиски.

— Произвели их 26 июня, срок годности — 20 суток. Ноябрь на дворе.

Затем на стол выкладывают сельдерей, лук-порей, несколько ведерок моркови по-корейски. А на хлебе, который, кстати, тоже хранился в морозильной камере, дата выработки не указана.

— И на закуску — окорок сыровяленый, — выносит находку из холодильника Ольга. — Вчера-позавчера срок годности истек.

— Мой любимый фрукт тоже просрочен? — Наталья рассматривает физалис. — Да! И он. И никакой информации на русском или белорусском языках. Можно посмотреть качественные удостоверения на всю зелень?

— А это что? — показывает Ольга Язвинская что-то круглое странного цвета.

Опознать продукт из-за слоя плесени практически невозможно. Когда-то это был гранат.

Открываю холодильник с надписью «Рыба». На нижних полках нашлось место для контейнеров с замаринованным куриным филе. А ведь мясные и рыбные полуфабрикаты должны храниться отдельно.

— Недавно сломался один из холодильников. Это вынужденная мера, — оправдывается работник кафе.

Первая находка в морозильной камере для мяса удивляет. Противень с готовыми сырниками. Внизу — бадья с замороженной тыквой. По технологии поступать так с овощем нельзя.

— А эту баранину поставщики привезли для проработки, — комментирует владелец заведения Сергей.

— Но без качественных документов вы не имеете права ничего принимать, даже на проработку. А эта печень с истекшим сроком хранится в холодильнике с нормальным мясом. Должна быть отдельная камера для брака.

Здесь же находим несколько упаковок моцареллы. Замороженных. Хотя этот сыр замечательно хранится при температуре +4. Об этом написано на обертке.

— Нам предлагают замороженную лососевую икру, — шутит Наталья и выносит из камеры семь банок деликатеса. — Зачем ее замораживать, если она поступила в кафе всего месяц назад?! Сроки истекут только через пять месяцев.

И снова колбаса. Причем много, и импортная. Избавиться от нее нужно было в августе. Находим еще готовые блюда в одноразовых контейнерах и буженину из свинины. Она выпущена 15 августа, а срок годности — 20 суток. В этой же морозилке несколько подносов с замороженным хлебом и булками для тостов. И опять без маркировки.

— Нужно обязательно проверить куриные яйца, — Наталья возвращается в камеру для хранения овощей. — Так и думала. Срок годности истек. Больше шести лотков можно выносить из холодильника, уже не пригодятся. Перепелиные оставляем, они свежие.

Осмотр холодильников завершен. Сейчас специалистам торговой инспекции нужно описать все просроченные продукты, просмотреть необходимые документы и составить акт.

— Любой посетитель вправе потребовать качественные удостоверения на продукты, которые входят в состав заказанного блюда. Отказать не должны. Если возникают сомнения, не стесняйтесь об этом говорить и просить документы у персонала, — советует Ольга Язвинская.

Возвращаемся в зал. Начальник отдела контроля Наталья Василевская просит директора представить санитарные книжки всех сотрудников. На тот момент документов в заведении не оказалось.

Наталья однозначно заявляет: кафе приостановит деятельность минимум на две недели. Хотя, конечно, устранить все недочеты могут и раньше.

Акт оперативной проверки кафе Don Coffe’on вместился на 15 листах. Там указаны все нарушения и суммы штрафов по каждому из них. Суммарный штраф составил более 19 миллионов рублей.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера