Впервые в истории Нобель получила белоруска. Это писательница Светлана Алексиевич.

Она получила диплом из рук шведского короля.

У Нобелевской церемонии есть своя строгая традиция. Мужчины приходят на нее в белой сорочке с белой бабочкой, а женщины — в вечерних нарядах до пола.

Перед вручением премии Светлане Алексиевич играли Чайковского — арию Ленского «Куда, куда вы удалились…» как знак того, что премия присуждена «за ее многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время». 

С премией писательницу поздравил писатель Пер Вестберг(Per Wästberg), на сцену он ее пригласил, произнеся фразу по-русски.

Онлайн на Нобелевском канале — тут.

* * *

Шведский писатель Пер Вестберг, председатель Нобелевского комитета по литературе, выступил с речью на вручении Нобелевской премии Светлане Алексиевич.

«Дамы и господа, Ваши Королевские Величества, уважаемые нобелевские лауреаты!

Альфред Нобель хотел, чтобы эту премию получала личность, создавшая наиболее выдающееся произведение идеалистической направленности. Светлана Алексиевич выполнила это требование. «Голоса утопии» — ее сюита из пяти книг, описывающих катастрофы XX века — это литературный и нравственный шедевр Алексиевич. Составление карты ментальной истории советского гражданина, которую она связывает с могилами, кровопролитием и бесконечным диалогом между старающимися скрыть как можно больше палачами и жертвами. Она говорит, что эти произведения — о сдавленном крике России, о прошлом, которое не должно вернуться, о неприемлемом настоящем и о будущем, которая не дает надежды. Как стенограф в высоком суде, она перечисляет несправедливости, постигшие неподготовленных и беззащитных. Здесь в первый и единственный раз звучат слова тысяч свидетелей. Без нее они бы никогда не увидели света. Она ищет момент, который потрясает личность до самой сути. Как в голосах Чернобыля, когда медсестра предупреждает женщину, что ее любимый превратился в реактор, что он уже не человек, но женщина игнорирует предупреждение, и радиация от тела мужчины убивает дитя, которое она носит в себе. Книга становится предупреждением о том, как излучение прошлого десятилетиями диктует наши жизни, нашу мораль. В книге «У войны не женское лицо» Алексиевич опрашивает пятьсот из бесчисленных женщин, которые служили в Красной армии. Они рассказывают, как немцы из окопов показывали отрезанные ноги пленных, о матери, которая утопила своего ребенка, чтобы не выдать свою деревню, и о том, как женщины делали бигуди из сосновых шишек. А потом дома на них смотрели как на солдатских девок и от них отворачивались их семьи. Мужчины были героями, а женщинам не давали медалей. Алексиевич открывает личину зла процессом правды, где пламя сжигает ложь, и языком, передающим между строк молчание боли. Она ждет пока голоса не поселятся в ней, приобретя резкость. Это делает ее наиболее чутким из современных историков и изобретателем жанра. Своей сухой прозаичностью, своими усилиями держать глаза открытыми, а не полными слез, она волнует нас, своих читателей, особенно в этот год, в год потока беженцев, когда ее истории упорства и мужества беззащитных людей актуальнее, чем когда бы то ни было. Воспитанная в культуре скорби, наиболее сосредоточенной в лесах Беларуси, — страны, где был убит каждый четвертый — она несет любовь к маленьким людям, а не к великим идеям. Устный рассказ — это источник литературы. С помощью памяти люди сохраняют облик своей жизни. Дать истории облик и сделать людей видимыми одного за другим — это великодушное действо, которое документалистика оставляет в наследство будущему, а также несравнимое ни с чем художественное достижение. Используя как свое тайное оружие опрос и умение выслушать, Алексиевич проникает в чувства того второпланового, на что не обращала внимания история. Она обнаруживает любовь и смерть, жажду власти и неожиданную солидарность. Она называет себя историком души. Предмет ее изучения — человеческие тайны. Алексиевич соединяет точность историка с эмпатией поэта, в плаче которого отзывается эхом всеобъемлющий опыт. Она детектор лжи и неисчерпаемый источник знаний о послушании как о проклятии и о пропаганде как об искушении — короче, о состоянии человека. Когда она нас вводит в напряжение, есть только один выход — начать любить людей, понимать их с помощью любви.

(по-русски) Уважаемая Светлана Алексиевич, Шведская академия поздравляет Вас и просит принять сейчас нынешнюю Нобелевскую премию в области литературы из рук Его Величества Короля».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера