Благодарю Шведскую академию, сказала писательница в своем выступлении на банкете в честь нобелевских лауреатов, за эту премию, которую не смею себе присвоить. «Я понимаю ее как поклон многим поколениям советских людей» за их мучения «в марксистской лаборатории по созданию светлого будущего».

«Великая идея безжалостно пожирала своих детей», — сказала Алексиевич. Идеям не больно, жалко людей, добавила она.

В перестройку мы мечтали о свободе, а оказались совсем в другом состоянии, сказала Алексиевич. Возникли российский, белорусский, казахский авторитаризмы. «Медленно выбираемся из-под обломков красной империи», — сказала она.

Она процитировала одну из героинь своей книги «Время сэконд-хэнд», у которой вся семья погибла в сибирской ссылке и которая пела писательнице на кухне: «Кипучая, могучая, никем непобедимая …» «Прошлое не выпускало ее из своих хищных объятий, в ней все еще жила та девочка, у которой Сталин забрал все».

После этого она заговорила о Беларуси.

Она поблагодарила за то, что после этой Нобелевской премии мир будет лучше знать нашу страну.

Она рассказала, что несколько поколений выросли в Беларуси после обретения независимости. У каждого из них были свои революции: люди выходили на площади.

«Наша революция не победила, но герои этой революции у нас есть», — рассказала она об участниках белорусской борьбы за свободу.

«Свобода — это не быстрый праздник, как мы мечтали. Это путь, долгий путь, теперь мы это знаем», — признала Алексиевич.

«Опять наступила эпоха варварства, эпоха силы, демократия отступает», — сказала писательница.

«Мы свидетели новой схватки добра и зла — свидетели и участники, — сказала Алексиевич. — Как быстро слетает с человека культура! Но я продолжаю писать, как учили меня мои учителя — белорусские писатели Алесь Адамович и Василь Быков, которых я сегодня с благодарностью вспоминаю, как меня учила мая украинская бабушка, которая читала мне «Кобзаря» Тараса Шевченко наизусть».

«Я ищу слова любви. Ненависть нас не спасет, нас спасет любовь, я надеюсь», — сказала нобелевский лауреат.

«На прощание я хотела бы, чтобы в этом прекрасном зале прозвучал белорусский язык, язык моего народа», — сказала Алексиевич. И прочитала по-белорусски отчасти воспоминание, а отчасти притчу.

«У адной беларускай вёсачцы старая жанчына праводзіла мяне словамі. Хутка мы разыдземся з табой у розныя бакі. Дзякуй табе, што ты паслухала мяне і панясеш маю больку людзям. Прашу цябе, калі пойдзеш, агляніся на маю хатку, агляніся не адзін, а два разы. Другі раз чалавек аглядаецца не па чужынцы, а ўжо з сэрца» [В одной белорусской деревеньке старушка проводила меня словами: «Скоро мы разойдемся с тобой в разные стороны. Спасибо тебе, что ты послушала меня и понесешь то, что во мне наболело, людям. Прошу тебя, по пути оглянись на мою хату, оглянись не один, а два раза. Второй раз человек оглядывается не как посторонний, а уже от сердца»], — рассказала она и закончила так: «Я хочу поблагодарить вас за ваше сердце, за то, что вы услышали нашу боль».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
Каментатар / Ответить
21.10.1985 / 11:34
Правільна, Святлана! Віншую! У мяне, як мяркую ў многіх, больш няма ніякіх заўваг.
0
Каментатар / Ответить
17.11.2013 / 14:24
Цудоўна! Гэта ўжо іншая справа.
0
Каментатар / Ответить
29.07.2014 / 09:11
Не. Мяне зараз будуць рознымі словамі называць, але соплі яшчэ нікога не ўратавалі, ў адрозненне ад справы. І менавіта ад таго, ці будуць людзі гатовыя да справы, залежыць, ці будзе тут хоць нейкая перспектыва прававой дзяржавы. Гопнікам трэба адказваць іх жа мовай, а не заклікамі да міру. Бо калі будзе расія - не будзе нічога.
Показать все комментарии/ 52 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера