Проект фасада. Надстроенный этаж мало изменится. Нижней части здания придадут исторический вид. Рендер: facebook.com/r.zabiela

Так комплекс выглядел до середины XX в. с реконструируемым сейчас зданием (слева). Католический кафедральный собор являлся доминантой этой стороны Верхнего Рынка, как тогда называлась площадь Свободы.

«Самым приемлемым могло бы быть восстановление всего иезуитского комплекса»

Игорь Чернявский, бывший начальник управления по охране историко-культурного наследия Министерства культуры, говорит, что выбранное проектное решение неоднозначно.

— Идея архитекторов ясна, но вряд ли подобная бутафория решает проблему. Самым приемлемым могло бы быть восстановление всего иезуитского комплекса на отрезке от Интернациональной до Революционной.

Игорь Чернявский.

Правда, отмечает эксперт, такая масштабная реконструкция в наших условиях невозможна.

— По моему мнению, попытка восстановить исторический фасад при сохранении всего объема послевоенной перестройки здания нынешнего колледжа выглядит неоднозначной. Возможно, для проявления исторических элементов больше подошло бы проведение своего рода зондажа, который бы показывал первоначальную архитектуру и сохранял бы перестроенный фасад здания, который выглядит вполне цельным, — рассуждает Игорь Чернявский.

— Следует также учитывать и масштаб соседствующей застройки. В принятом варианте, как представляется, контраст между нижней исторической и надстроенной частью существенно обостряется.

Вместе с тем позитивной стороной такого приема станет воочию зафиксированная утрата, что будет иметь большее воздействие, чем публикации по истории архитектуры.

В свою очередь, доктор истории Сергей Абламейко выступает за полную регенерацию исторического центра со сносом и демонтажем новостроя. «Иное дело — реально ли это».

«То, что сделали в 60-х годах — это урбанистический бандитизм»

Краевед, сотрудник Национального исторического архива Беларуси Владимир Денисов также видел бы реставрацию иначе.

— Ситуация сложилась так. Заказчик этого проекта — Министерство культуры и музыкальная школа. Они ничего не хотят менять — им нужны площади, нужны объемы, чтобы была нормальная функция этого здания.

Владимир Денисов.

Архивист отмечает: когда в советское время над школой надстроили этаж, то полностью проигнорировали архитектурную ценность здания.

— То, что сделали в 60-х годах — это урбанистический бандитизм, когда замечательный памятник был фактически уничтожен. В этом нет ничего удивительного, потому что по принятому тогда проекту детальной планировки Минска весь исторический центр мог быть полностью уничтожен. Считалось, что там нет памятников, достойных сохранения.

По мнению Владимира Денисова, лучшим вариантом было бы возвести для школы новое современное функциональное здание, провести нормальную научно обоснованную реставрацию бывшего Дома губернатора с выявлением исторических фасадов и интерьеров и разобрать надстройку, сделанную в 1960-е годы.

— Там проводились раскопки и были вскрыты фрагменты старинных сводов. Важно было бы их также сохранить — конструкции имеют историческое значение, — подчеркивает историк.

Второй предложенный им вариант — сделать косметический ремонт и оставить фасады в том виде, как они есть, до лучших времен. «Это был бы более честный подход к этому объекту».

Согласованный же проект, говорит Владимир Денисов, превратит музыкальную гимназию в «какого-то архитектурного монстра, муляжик с декором».

— То, что предложили авторы, — мы имеем таких примеров много. Вот на площади Свободы построена будто бы гостиница «Европа», которая раньше и не на том месте стояла, и не такой абсолютно по архитектуре была. Как это назвали в свое время — «воспоминание об отеле Европа».

С другой стороны — существует Венецианская хартия по вопросам сохранения и реставрации памятников и достопримечательных мест.

— Там говорится, что памятник должен сохраняться со всеми своими наслоениями — в том виде, в котором дошел до нашего времени. Это классический мировой подход в реставрации. Главное — консервация, а не восстановление, — говорит Владимир Денисов.

«Задача полного восстановления иезуитского ансамбля не ставилась»

Авторы проекта считают выбранный вариант оптимальным.

— Это одно из наиболее функциональных среди возможных решений в данной ситуации, — говорит главный архитектор проектов «Минскпроекта» Николай Детко. — Здание действующей гимназии разрушается, ну как вы думаете — можно ли в нем детям учиться? И как они могут учиться, если половина здания закрыта? Горисполком принял решение это все отремонтировать и сделать как положено. Ну о чем вы говорите — снести здание? Вот к вам в редакцию придут и скажут: «Давайте уберем два этажа».

Проект фасада. Автор фото: глава администрации Центрального района Дмитрий Петруша, телеграмм-канал t.me/minsk_new.

Николай Детко рассказал, что было предложено три-четыре варианты реставрации колледжа. На том, чтобы выявить исторический декор, настояло Министерство культуры.

— После того как мы все сделаем, минчане и гости столицы увидят, что это здание историческое. Можно будет додумать, как оно выглядело в XVIII веке. Лучше уже сделать невозможно <…> Вообще я считаю, что нужно было построить новый хороший музыкальный колледж где-нибудь, обеспеченный всем необходимым для нормальной учебы, а это здание передать по другому назначению. Сложно там с размерами и набором помещений, все зажато. Но разговор об этом надо было начинать 5 лет назад.

Архитектор-реставратор центра «Рестабилис» Роман Забелло руководил разработкой научно-проектной документации по реконструкции с реставрацией музыкального колледжа. Он замечает, что объект довольно сложный и давно в разработке.

— К нам обратились в этом году на последней стадии проектирования, — говорит он.

Роман Забелло.

Архитектурная часть, которая отражает общую концепцию, уже была согласована Министерством культуры. Тогда научным руководителем был Сергей Багласов.

Почему реконструкция колледжа будет именно такой?

— Здесь нельзя абстрагироваться от реальности — у объекта есть заказчик, и он ставит проектировщикам определенные задачи. О демонтаже поздних надстроек речь не шла.

А в составленном в 2013 году реставрационном задании, объясняет Роман Забелло, прописано: выполнить реставрацию фасада.

— Когда мы проанализировали документацию, то выявили ряд неточностей в той части, подлежащей восстановлению, и предложили «Минскпроекту» эти недостатки исправить.

Проблема состоит в следующем. Когда школу переоборудовали в 1960-х годах, внутри снесли все перекрытия и сбили декор — по сути, остались только наружные стены. Из двухэтажного здания сделали трехэтажное и добавили еще этаж сверху. Получившиеся этажи оказалась ниже первоначального, и перекрытие между вторым и третьим прошло как раз по историческим окнам. Окна второго этажа уменьшили, опустили ниже, а на третьем пробили новые. В предыдущем варианте реставрации были неправильно определены габариты и местоположение проемов и декоративных элементов XVIII—XIX вв., сами детали не соответствовали историческим. Также больше внимания теперь уделили боковым фасадом.

— Проектировщики согласились переделать проект. И сейчас можно точно сказать, что декор будет восстанавливаться на своих исторических местах и ​​в историческом виде, — отмечает архитектор.

— Я не соглашусь, когда говорят, что поучится не то новодел, не то бутафория. Нет, это будет классическая научно обоснованная фрагментарная реставрация.

Роман Забелло подчеркивает: с самого начала задачи полного восстановления иезуитского ансамбля не ставилось. Требовалось сделать реконструкцию колледжа, чтобы он был пригоден для обучения там детей.

Но и согласно современной теории возврат к первоначальной форме вообще не является проблемой реставрации. Требуется сохранять все исторически важные следы бытования объекта во времени.

— Мы ставили своей целью выявить в структуре существующего здания различные этапы его строительной истории.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?