Многие обращают внимание, что председатель Совета Республики Наталья Кочанова сейчас выглядит этакой главой администрации без администрации, главным антикризисным менеджером страны.

Она объясняет государственную политику и логику принятия решений, по поручениям Лукашенко ездит по областям, подает сигналы номенклатуре — словом, занимается деятельностью, которая далеко выходит за рамки обязанностей главы законодательного и представительного органа.

Почему так происходит и какую роль она сейчас исполняет в государстве?

Фото: телеграм-канал «Пул первого»

Действительно, нынешний глава Администрации президента Игорь Сергеенко (или ИП, как его называют подчиненные) в первые месяцы практически по каждому вопросу консультировался с Кочановой.

Эксперты внутри системы объясняют такой тандем просто, выделяя два основных момента:

а) Кочанова передает Сергеенко дела (Косинец в свое время не водил за руку Кочанову только потому, что попал в опалу, и Лукашенко его выгнал), сама же она больше не могла находиться в статусе главы Администрации президента по возрасту;

б) Кочанова, вероятно, будет реальным руководителем избирательного штаба Лукашенко: организация вертикали в части отбора людей для сбора подписей и работы в комиссиях, организация того самого «избирательного процесса», благодаря которому Лукашенко сохраняет власть — это все на ней. А Сергеенко будет контролировать исполнение и исполнителей, словом, делать то же, что делал в КГБ, но с большими полномочиями. Поэтому они часто оказываются на фото втроем.

Фото: телеграм-канал «Пул первого»

Глава Совета Республики — это часть системы сдержек и противовесов. Раньше на этой должности были «серые» люди вроде Рубинова, а сейчас там очень активная Кочанова. Поэтому кажется, что она будет заниматься и проведением конституционной реформы, о которой в последнее время много говорит Лукашенко, которая, по идее, должна усилить представительные органы власти.

Это наблюдается уже сейчас.

«За Совет Республики она взялась, работники забегали. Это едва ли не впервые за мое время работы, когда секретариат СР стал виден и слышен, может, кто-то и уйдет из этой синекуры, потому что не выдержит давления», — говорят ее подчиненные.

Но очевидно, что если Лукашенко в очередной раз отложит законодательное урезание полномочий президента, то роль и СР, и Кочановой понемногу пойдет вниз.

Какое-то, по крайней мере временное, возвышение роли СР выглядит логичным с приходом туда Кочановой, но точно так же оно откатится в случае, если Сергеенко решит ограничить Кочановой доступ к телу. А возможность лично говорить с Лукашенко — это основной фактор, который определяет влиятельность чиновника в Беларуси.

Теперь же, насколько нам известно, с Кочановой, по крайней мере на уровне начальников управлений АП, действительно согласовываются некоторые вещи перед тем, как чиновник пойдет с ними к Лукашенко или будет писать ему записку.

За что Лукашенко так полюбил Кочанову?

«Часто на посту главы АП были невнятные люди, которые мало влияли на ход событий, например Геннадий Невыглас. Но Кочанова реально причастна ко всему происходящему. Назвать ее эффективным менеджером? Ну нет. Новополоцк при ней не стал городом-садом, как и не расцвела Беларусь. Очевидно, ее ценят не за это.

Лукашенко увидел в ней то, к чему всегда стремился — такого главу Администрации, который не будет возражать, а будет превозносить слова главнокомандующего. Она полностью соответствует его стилю — без каких бы то ни было сомнений в исполнении государственного курса она как бы придает ему некий человеческий облик.

Но все это внутреннее торможение, консервация процессов, отсутствие динамики под видом динамики — это все она», — говорит компетентный источник из властных кругов.

Основными промахами Кочановой номенклатурщики считают кадровые ошибки в регионах (когда председатели исполкомов увольнялись, пробыв на должности буквально пару месяцев), а также культивирование режимного догматизма, мешающего эффективному управлению и творческим проявлениям менеджеров.

При этом при жесткой Кочановой установилась политическая стабильность лукашенковской системы, подавлены альтернативные политические мнения, что можно рассматривать как минус, так как власть, которую никто не подвергает проверке и критике, перестает трезво смотреть на вещи, последствия чего и недовольство консерватизмом стали проявляться еще до начала электорального цикла.

Читайте также: Видеоблогер Тихановский перенес протесты из онлайна на улицы. И оказалось, что «страна для жизни» закипает

Что касается кадровой политики на самых верхах, то Кочановой удалось повалить немало фаворитов Лукашенко.

Чего стоят только Павел Якубович, Григорий Кисель, Лилия Ананич или руководитель «Нафтана», которого, по старой неприязни, Кочанова, как говорят, сняла одним из первых, после того как получила такую власть.

Съела Кочанова и бескомпромиссного Игоря Шуневича, который, во-первых, отказывался подчиняться главе администрации: «Я служу президенту», а, во-вторых, своей манерой применять силу без достаточных на то оснований (например, цыгане в Могилеве или ревнивое отношение к скульптуре городовому на Городском Валу) методично дискредитировал попытки создания «человечного» имиджа властей.

Здесь Кочанова проявила себя и продемонстрировала Администрацию президента как последнюю инстанцию в деле поиска справедливости, а потом и вовсе сняла Шуневича без права возврата в систему.

Отставка Шуневича выглядит одним из самых значимых ее поступков: по личности нового министра Юрия Караева прослеживается стиль управления — он уже шел на новую должность с установкой менять работу МВД, поэтому и первые слова его были про «человечность» и «открытость».

Рассказывают такую историю. Где-то в провинции два инспектора ночью задержали мужчину за то, что переходил улицу в неположенном месте, но задержали не просто, а надев на него наручники, после того как тот пытался сбежать.

Все было как бы сделано по закону, и Шуневич бы отмахнулся от жалобы на действия инспекторов, откуда бы ему ни пришло указание разобраться.

Караев же после пересланной из АП жалобы никому не перепоручил разбирательство, а сам вызвал инспекторов и делал им внушения.

Большая роль Кочановой была также в истории с признанием движения «Матери 328» и делом оправданного инженера Головача.

Можно также думать, что Кочанова посодействовала широкому празднованию «БНР-100», но, похоже, она просто не поняла, на что дала добро.

Подытоживая, можно предположить, что изобретение Кочановой «новой социальной политики», где в условиях отсутствия экономических успехов акцент делается на социальную справедливость и чуткость властей к проблеме маленького человека станет трендом управления в лукашенковской системе.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера