Сопредседатель Белорусской христианской демократии Павел Северинец находится без перерыва под административным арестом в минском изоляторе временного содержания на переулке Окрестина с 7 июня, пишет «Радыё Свабода».

Последний суд над политиком состоялся 8 июля, тогда ему присудили еще 15 суток ареста, всего — не менее 105 суток. Северинца признали политическим заключенным.

Писем от Северинца нет

Жена Павла Северинца Ольга сказала «Свободе», что передачи для него на Окрестина сейчас принимают, но писем от него нет, и она считает, что ему письма не доходят.

«На последнем суде через скайп Павел успел сказать, что писем не получает. Но это было неделю назад», — упомянула Ольга Северинец.

В пресс-службе Минской городской милиции Ольге Северинец сказали, что не знают о наличии нескольких новых протоколов, якобы составленных на Павла Северинца.

«Я обзвонила несколько районных судов, ничего не говорят», — сказала «Свободе» Ольга Северинец.

Говорил, его хотят судить еще несколько раз

«За время моего ареста дважды бросали в карцер после Павла Северинца», — сказал «Свободе» минчанин, который 16 июля вышел из изолятора временного содержания на Окрестина после административного ареста за участие в акции протеста. Он рассказал «Свободе», в каких условиях сейчас Северинец.

Сам заключенный с Павлом Северинцем не встретился, но был в камере, где тот сидел между посадками в карцер. О Павле Северинце ему рассказали сокамерники.

«Говорили, что настроение у него боевое, не сдаётся. К нему постоянно приходят правоохранители, носят на ознакомление какие-то документы, но Павел их отправляет дальше и ничего не подписывает. Говорил, что его хотят судить несколько раз за одно и то же», — говорит собеседник.

По данным сокамерников, на которых ссылается мужчина, речь о протоколах об участии в несанкционированных массовых акциях, составленных в различных райотделах Минска.

«Матрасов не дают. Говорят, нет»

«Матрасов там до сих пор не дают, — говорит бывший заключенный об условиях в общей камере изолятора временного содержания. — Просто говорят, что нет. Слышал от ребят, что раньше охранники ссылались на отсутствие матрасов, прошедших санитарную обработку, но в это трудно поверить, так как матрасов нет ни у кого, как у политических, так и у обычных арестантов. Поэтому все спят на голых досках, Павел тоже, на втором ярусе. Говорили, что под голову клал бутылку с водой.

Кстати, водопровод там отключен, нет ни горячей воды, ни холодной, но охранники приносят воду, как только попросишь. В общем охранники относятся нормально, даже довольно вежливо. Еда в первые дни моего ареста была плохая, но в последние дни стала нормальной, жить можно. На прогулку один раз выводили, полагаю, Павла тоже».

«Просто сидишь на табурете, ждешь, когда пройдет время»

Дважды собеседника «Свободы» помещали в карцер, как он утверждает, без объяснения причины. На его место, когда он выходил из карцера, сажали Павла Северинца.

«В карцере достаточно прохладно, градусов 15-17, но держаться можно, — говорит он. — Книг и газет не дают, просто сидишь на табурете, ждешь, когда пройдет время. Когда меня выпускали, то похоже, что туда снова повели Северинца, а меня на его место в камеру. Такой хоровод. Ребята говорили, что причин карцера ему не объясняли».

Из ИВС на Окрестина собеседник «Свободы» освободился вечером 16 июля. Говорит, что в ночь на 15 июля в изолятор поступила большая группа арестантов за протесты 14 июля на улицах Минска. Сколько тогда появилось новичков?

«Слышал разговоры дежурных, что человек 60 привезли. Когда размещали, было много грохота», — упомянул мужчина события после 14 июля. По словам собеседника, стало больше арестантов изолятора на Окрестина и после 15 июля, но точной цифры он не знает.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?