Жена политзаключенного Павла Северинца рассказала «Народной Воле» последние новости о муже, у которого недавно побывала адвокат.

— Ясное дело, что у Павла особых новостей нет, он только спрашивает, что у нас происходит, — говорит Ольга Северинец. — Адвокат посещает его раз в две-три недели, чтобы рассказать ему о последних событиях на воле.

Неделю назад мне звонила новая следователь, искала номер Пашиного адвоката. Сначала его уголовное дело вел мужчина, а теперь позвонила женщина, представилась следователем, фамилию назвала, но я не запомнила. Только спросила у него: видимо, готовится новый допрос Павла? Она ответила, что да. Но адвокату никто пока не сообщал о новых следственных действиях.

— Письма от Павла доходят?

— Да, просит меня «Беларусалімам» заниматься, книги продавать. В письмах в основном просьбы от него. О себе и об условиях содержания он ни одного предложения не пишет! Знаю, что в камере он до недавнего времени был с мужчиной, который ждет депортации. В одном из писем писал, что они даже лечились вместе, так как Паша сильно застудил суставы, когда его оставили без обуви, которая где-то потерялась. И, как я поняла, лечение не особенно помогает, поскольку он уже, кажется, больше месяца лечится, а боль в коленях не исчезает.

Просил кофе ему передать, но, как я поняла, не для себя, поскольку он такого кофе не пьет. И конвертов для отправки за границу еще просил, так как из-за границы ему даже пишут. Всего ему передали около 40 писем в конце сентября, он на каждое отвечает. И я знаю, что по крайней мере нашим друзьям эти письма доходят.

Еще пишет, что наша разлука с ним будет не слишком долгой, но и не короткой. Он полагает, что посидеть ему придется. Пишет, что готовится к худшему, чтобы потом жизнь была приятным сюрпризом. Ну а как оно будет — никто не знает.

— А под залог не пытались его освободить?

— Надо будет поговорить с адвокатом. Но сомневаюсь, что это сработает.

Кстати, Павел просит, чтобы к нему пустили священника. Но до сих пор отказывали, мол, коронавирус. Но ведь адвокат к нему ходит, почему священник тогда не может посещать заключенных, соблюдая соответствующие меры безопасности? Возможно, ситуация изменится…

Адвокат говорит, что Павел выглядит бодро, шутит, а еще он как может белорусизирует тех, кто работает в следственном изоляторе. И если раньше он был лысый, потому что обрил голову, то теперь и волосы уже отросли…

— Знаю, что вы с сыном вернулись в Минск буквально за день до того, как узнали, что ваши родители заболели коронавирусом…

— Да, это правда. Если кто-то решит ехать на Нарочь в санаторий, то не рекомендую.

— Ваши родители не в больнице?

— Пока нет, и их даже на КТ до недавнего времени не могли отправить. Выслали им пульсоксиметр, чтобы за кислородом в крови следили. Но я знаю, что на Нарочи были случаи, когда люди вроде бы поправлялись и чувствовали себя относительно нормально, и температуры у них не было, но КТ показывала пневмонию. Поэтому надо беречься!

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?