Солист хора «Уния» Александр Шик и его жена Марина воспитывают троих сыновей. Младший из них — приемный, он живет в семье уже пять лет. Но после того как родители побывали в изоляторе, органы опеки пригрозили забрать подростка из семьи.

Семья Александра и Марины Шик. Максим — крайний слева

Марина рассказала, как Максим появился в их семье:

«Раньше у него была приемная мать, но она умерла. Перед этим успела устроить ребенка в санаторий в Острошицком Городке (детская больница медицинской реабилитации. — НН). Оттуда мы Максима и забрали, он не успел попасть в детский дом».

За эти годы они стали очень близки друг другу. Максим даже поменял паспорт — сам захотел носить фамилию приемных родителей. Парню сейчас 17, он учится в 11 классе.

Проблемы начались после задержаний. За Мариной приехали 30 октября.

«Пришли домой сотрудники милиции, спросили, с кем проживаю. Сказали, что мой телефон зафиксирован на массовом мероприятии, поэтому нужно проехать в отделении милиции: возможно, я узнаю себя на фото и видео. Никаких снимков мне, конечно, не показали. Завезли сначала в Центральное РУВД, а потом на Окрестина».

Марину задержали в пятницу, а в понедельник Александр поехал в суд, чтобы узнать расписание заседаний. Там к нему подошли милиционеры — задержали и составили протокол по статье 23.34.

Написали, что Александр участвовал в акции в Оперном театре: пел «Магутны Божа», размахивал флагом и кричал «Жыве Беларусь». За это солиста хора отправили на 15 суток. А его жену отпустили из изолятора в тот же день со штрафом в 810 рублей.

Семьей заинтересовались в управлении образования администрации Партизанского района. Сначала звонили Марине (но она не смогла ответить — после того как ее задержали, муж на всякий случай спрятал телефон), потом в школу. Пригласили на беседу.

«В управлении образования сразу сказали: мол, если вы уверены в своей правоте, обращайтесь, мы вам поможем, но не верим, что вы ни в чем не виноваты.

И добавили, что как только мое постановление суда вступит в силу, они расторгают со мной договор как с приемной матерью и забирают ребенка из семьи. Решение еще не вступило в силу, я подала на обжалование. Суда еще не было», — делится Марина.

В школе на нее и сына составили хорошую характеристику. Органы опеки, который непосредственно курируют семью, также дали им положительную оценку.

От Максима родители не скрывают ситуацию.

«Он в нас верит. Мы ему говорим: самое главное, что мы тебя любим и никуда не отдадим. С остальным разберемся».

«Наша Нива» связалась с начальником управления образования администрации Партизанского района Вероникой Рудой.

«Законодательство не позволяет расторжение договора о приемной семье из-за совершенного административного правонарушения», — сказала она. По закону на самом деле расторгнуть договор по инициативе органов опеки можно в случае совершенния родителями преступления (а не правонарушения).

Белорусский фонд культурной солидарности занимается этим случаем в сотрудничестве с международными партнерами.

В поддержку хора «Уния» фонд устраваивает 21 ноября онлайн-трансляцию их концерта из Красного костела.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера