«НН» поинтересовалась у Наумчика, как митрополит относился к вопросу белорусской независимости.

«Могу точно сказать, что относился невраждебно. Если вспоминать сессию Верховного Совета 24—25 августа 1991 года, когда Декларации о государственном суверенитете придавали силу конституционного закона, то митрополит Филарет не участвовал в голосовании. Кажется, он просто тогда отсутствовал, а не, как Лукашенко, отказывался регистрироваться для голосования.

В целом у меня остались хорошие впечатления от сотрудничества с митрополитом. Я руководил группой, которая занималась принятием закона «О свободе совести», в эту группу входили и Филарет, и Кондрусевич. С Филаретом работать приходилось довольно плотно, никакого высокомерия ко мне, 28-летнему парню, я не заметил. Были доброжелательные, уважительные отношения.

В итоге нам удалось принять закон «О свободе совести». Конечно, закон не был идеальным, но был гораздо прогрессивнее того, который потом переписали при Лукашенко.

Это был очень интеллигентный, начитанный человек, с хорошим чувством юмора. Несколько раз к нему обращался с вопросами о конфликтах в приходах по моему округу в Витебске — всегда получал ответы.

Скажу, что на момент прихода Лукашенко к власти, Филарет точно не был врагом независимости. Ему приходилось сотрудничать и с Кебичем, и с Лукашенко. Мне кажется, что это результат десятилетий пребывания Церкви под давлением властей в советские времена. Поэтому многие иерархи были вынуждены идти на сделку с совестью, заключать соглашения с дьяволом, если хотите.

Вы спрашиваете меня об отношении к независимости. Интересный факт — после того как Филарета только перевели в Беларусь в конце 1970-х, он попросил встречу с Владимиром Короткевичем.

Я не помню, чтобы Филарет когда бы то ни было публично выступал с критикой оппозиции, БНФ».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера