Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Прошлой осенью БСМП стала главной в Витебске по приему и распределению пациентов с коронавирусной инфекцией. Под ковид развернули три корпуса: терапевтический, хирургический, акушерский.

— И нагрузка на кислородную систему стала просто сумасшедшей, — говорит Владимир Мартов. — При этом из первой волны эпидемии мы вышли с изношенным оборудованием.

Произошел технический сбой: где-то на уровне кислородной станции нарушилась подача кислорода. Выяснилось, что его поступление для пациентов на ИВЛ в том объеме, который был раньше, невозможно.

Мы теряли кислородные точки — одна за одной, палаты — одна за одной. Метались и пытались понять: почему там, где в первую волну эпидемии нормально подавался кислород, он уже не подается.

Били тревогу: обращались и к своему руководству, и к «кислородчикам» — работникам кислородной службы. Приезжали специалисты из Минска, два раза меняли систему подачи газа. Это была целая «войсковая операция»: больных на ИВЛ переводили на другие аппараты. Нам было очень тяжело.

Но эти меры ни к чему не привели.

Проблему спускали на тормозах, ее даже запрещалось обсуждать.

Катастрофа случилась 7 и 8 января: в хирургическом корпусе три раза отключалась подача кислорода — на 15, 20 и 23 минуты. Стали умирать люди. Кто-то умер в те же дни, кто-то — на следующий день, кто-то — через 3−5 дней… Это очень страшно, когда умирают пациенты, которых ты тянул, спасал, как мог. Когда лицо человека чернеет на глазах у медиков — а мы ничего, вообще ничего, ни-че-го не можем сделать!

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

У Мартова от волнения дрожат руки.

— Сколько было жертв?

— (Долгая пауза.) Не один и не два человека. Промолчать об этом ЧП я, разумеется, не мог — написал министру здравоохранения Дмитрию Пиневичу [копия сообщения Мартова есть в редакции. — Прим. TUT.BY]. Он прислал комиссию в нашу больницу. Систему подачи кислорода никто не исследовал, со мной обсуждали совсем другие вопросы. В итоге я же получил выговор: за то, что неправильно лечу коронавирусных больных.

После этого главврач перестал со мной общаться. Разбираться же надо не со сбоями в кислородной системе, а с тем, кто выдал проблему. И стало понятно, что мои дни в качестве заведующего отделением сочтены.

Но перебои с подачей кислорода периодически по-прежнему происходят. Это нужно решать! И есть пример, когда чиновники от медицины не прятали проблему, а решали ее. В 2005 году в роддоме в Гомеле погибли две женщины: при кесаревом сечении им был нужен наркоз — а в баллоне оказался не кислород, а углекислый газ. После этой трагедии в операционных появился дорогостоящий современный мониторинг — и такие смерти сейчас просто невозможны.

***

Как-то привезли к нам тяжелого больного: думали, что у него «корона», но выяснилось, что он умирает от другого. Нет времени везти человека в другую больницу, нужно спасать у нас. Но так как в БСМП — коронавирусный госпиталь, пациента нужно поместить в изолятор, поднять на третий этаж. А лифты не работают: лифтерам не выдали перчатки — и у них забастовка. Мы бегали туда-сюда с этой каталкой, но нашли-таки работающий лифт и подняли пациента из приемного покоя в реанимацию. Вылечили, через два дня выписали. Мужчина потом приходил меня благодарить.

Цена перчаток для лифтера — вот сколько у нас может стоить жизнь. И это уровень проблем, который надо решать медикам в XXI веке, потому что никто их больше не решает.

***

Начальник главного управления по здравоохранению Витебского облисполкома Михаил Вишневецкий отказался пояснить TUT.BY ситуацию с техническими сбоями с подачей кислорода в БСМП, а также непродлением контракта доктору Мартову.

— Я комментировать ничего не буду, — сообщил чиновник и положил трубку.

Журналист TUT.BY также приходил в облисполком, чтобы встретиться с Михаилом Вишневецким в его рабочем кабинете в надежде все же получить комментарий. Однако глава облздрава отказался от встречи, сославшись на то, что скоро у него «большое совещание».

TUT.BY направил запрос в Минздрав с просьбой прокомментировать причины и последствия ЧП с кислородом в витебской БСМП, а также причины непродления контракта с доктором Владимиром Мартовым.

Также была попытка получить комментарий министра Дмитрия Пиневича, но он не ответил на звонки.

Читайте также:

Заведующий реанимацией витебской больницы рассказал, как и почему ситуация с коронавирусом в городе вышла из-под контроля

В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде

«Рушится система моральных ценностей»». Известный хирург Дмитрий Харьков увольняется в знак солидарности

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера