Ольга Токарчук рассказала «НН» об обстоятельствах странного задержания и жизни в постоянном напряжении.

Ольга Токарчук.

— Расскажите подробнее, как и почему вас задержали в пятницу, а потом все же отпустили? 

— В пятницу начался суд по «делу студентов». Я обычно посещаю политические суды, но именно в этот день приехать не могла. Знаю, что людей, которые пришли поддержать студентов, задерживали возле суда. А меня вот почему-то забрали в РУВД почти с порога дома.

Где-то в 13.35 дня мы вместе с мужем и детьми подъехали к нашему подъезду после магазина, вышли из машины с сумками и коробками. И тут из «Джили» вылезли два милиционера и направляются ко мне: «Проедем с нами для профилактической беседы». Они не представлялись, не объясняли, почему меня задерживают.

Старший сын стал плакать, цепляться за мою ногу и кричать: «Мамочка, дорогая! Куда вы ее забираете?». Но у милиционеров были каменные лица.

Меня спросили: «Вы оказываете сопротивление?» Я для себя решила: лучше ехать с ними, не сегодня, так завтра они бы все равно пришли за мной, раз была такая установка.

В Первомайском РУВД мы были около 13.50. Обыскивали меня так, как никогда: даже лифчик пришлось снять и резинку с волос. Не знаю, что искали, но никакой зацепки для себя не нашли: у меня с собой не было ни телефона, ни символики. Далее сотрудники, видимо, не знали, что со мной делать: перекидывали из кабинета в кабинет, никто не хотел на себя ответственность брать за составление на меня протокола. Так прошло почти шесть часов. Многие милиционеры ушли домой. При этом мой муж сидел внизу с собранной для Окрестина сумкой. Ему, кстати, долго говорили, что меня в Первомайском РУВД нет.

В итоге мне все же принесли протокол около 19.00: в нем я якобы в 13.20 материлась и размахивала руками возле РУВД. Мой мозг просто взорвался: человек даже время не «подогнал», потому что в 13.20 я еще в магазине рассчитывалась на кассе.

И тому есть подтверждение на всех камерах видеонаблюдения. Само собой, я отказалась подписывать тот протокол, прокомментировав, что милиционер таким образом совершает преступление. И спустя какое-то время он просто сказал собирать вещи и идти на выход: «Вы свободны, Ольга Андреевна!» Копию протокола мне даже не дали, сославшись на то, что сломались принтеры.

Выйдя из милиции, Ольга специально обратилась в магазин и попросила видеозапись, сделанную в то время, когда она согласно протоколу «материлась возле РУВД».

— Ваша блогерская деятельность никак не упоминалась? Потому что многие решили, что вас задержали в связи с видеорепортажем с празднования 9 Мая, в котором вы назвали происходившее «цирком». 

— Нет, у меня только спрашивали, сколько мне платят за видео. Но если посмотреть внимательно, то можно увидеть, что у меня до сих пор даже донаты не открыты. От рекламы «капает» совсем чуточку. На жизнь мне хватает со своей и с зарплаты мужа: после увольнения из универмага «Беларусь» я работаю как ИП дизайнером, муж — в магазине. Пока что ютуб — это больше для души. Чтобы белорусы помнили, что нас много, что нам нельзя сдаваться и что за нами судьбы сотен людей, которые сидят за решеткой.

Милиционеры, с которыми я общалась в РУВД, уверены, что все затухло, борьба не идет. Как с коронавирусом: раз его не видно, то и нет. Зарплаты они получают — и всё, значит, нормально, на перспективу никто не думает.

— У вас с мужем полное взаимопонимание в активистских делах?

— У меня такой характер, что мне сложно что бы то ни было запретить. Но муж меня поддерживает.

Найди другого такого мужчину, который будет готов просидеть под РУВД почти шесть часов, требуя вернуть ему жену. Я когда вышла, у меня слезы на глазах навернулись от его любви и преданности.

Муж как-то сказал мне: «Оля, если бы я тебя не поддерживал, я бы давно привязал тебя к батарее и ты не попала бы ни на один марш». После той фразы у меня все вопросы к нему исчезли.

С мужем и детьми.

— Дети у вас тоже уже подготовлены к вашим задержаниям?

— Младшей дочери Анне три года. После моего последнего задержания она сказала бабушке, что «маму забрали в милицию за странное поведение». А старшему сыну скоро будет восемь. Он все прекрасно понимает: они и в школе обсуждают события в обществе, даже опрос в классе устраивали, кто из родителей за кого голосовал в августе. И, слава богу, у нас хороший класс.

У Матвея почти все игрушки бело-красно-белые, танчики. И повсюду в городе он ищет именно это сочетание цветов. Сразу кричит мне, как найдет «Мама, смотри!»

Когда я первые два раза оказывалась на Окрестина, еще получалось соврать, что была на работе. Но когда тебя задерживают прямо на глазах у детей, скрывать от них что-то уже нет смысла. Кроме того, пока муж ждал меня под РУВД, как выяснилось позже, сотрудники уголовного розыска решили вломиться к нам в дверь. Они видели, что я задержана их коллегами и, как я понимаю, решили воспользоваться возможностью попытаться ворваться к нам, когда дома остались одни дети: сын, дочь и моя девятилетняя племянница. Хорошо, что малыши научены не открывать дверь чужим дядям. Но испугались они тогда сильно.

— А социально опасным положением вам еще не угрожали?

— Уже приходили домой психолог из школы и сотрудница детского сада. Правда, сильно извинялись — дали понять, что они за меня, но вот, мол, такое им распоряжение. Они осмотрели дом и сказали, что планируется комиссия, которая решит, ставить ли нас на учет, или нет. Хотя объективно у нас не к чему придраться. 

— На каком этапе ваше уголовное дело за оскорбление судьи в комментариях на ютубе?

— Жду суд, всех заранее на него приглашаю. Была надежда, что дело прекратят. Остановили же ход предыдущего: какая-то женщина зимой написала на меня заявление в милицию — якобы ей очень мешает жить мой канал, якобы я обижаю ОМОН своими роликами. Но тогда мне попался адекватный следователь.

— Госпропаганда пыталась пристыдить вас, что вот вы власть критикуете, а квартира у вас от отца, который работал в Мингорисполкоме. Он действительно был чиновником?

— Мой отец сначала вообще в милиции работал, а потом действительно в Мингорисполкоме, в секторе приватизации. Но квартира, где я живу, досталась мне от дедушки, который получил ее, еще когда работал на заводе имени Вавилова. Отец же строил себе жилье в кредит, который выплачивает по сей день. И гоняет на старой машинке где-то моего возраста, поэтому не знаю, чем нас хотят попрекнуть.

Папа всегда был честным человеком, я им очень горжусь. Не все чиновники плохие: посмотрите на того же Латушко или Цепкало, хотя они и работали в системе. И в милиции отец никого без дела не посадил, как это делают нынешние милиционеры.

— Сейчас вы под подпиской о невыезде — не возникало ли сожаления, что не уехали, когда хотели?

— У меня были такие мысли в связи с риском первого уголовного дела. Но сейчас я не понимаю, как можно столько времени бороться, а потом встречать победу в другой стране, не со своим народом. Я так не хочу.

Я никогда не позиционировала себя как блогер: я — дизайнер, мать, жена. Человек, который однажды посмел высказать свою позицию открыто, поддержать свой народ. Я влезла в эту борьбу с появлением Сергея Тихановского. А до этого, как и большая часть населения, сидела на кухне, мне было до фонаря, что происходит вокруг. А потом я поняла, что не хочу оставлять детям в наследство разрушенную и нищую страну. Это мотивирует меня бороться. Я тупила много лет, но осознала связь между действиями власти и благосостоянием населения.

Мои зрители пишут в мой адрес много теплых слов за мои ролики — значит, я сделала все правильно, и то, что осталась здесь, правильно. В конце концов, я гражданка своей страны и не понимаю, почему должна куда-то сбегать. Пусть «3%» уезжают, а я не трусиха.

— Есть какие-то конкретные планы по поводу ютуб-канала? 

— Трудно строить планы в стране, в которой могут посадить в любой момент. Но, конечно, я буду продолжать вести канал, пока он нужен людям, пока белорусам важна моя поддержка

Моя жизнь развернулась на 180 градусов после того, как я влилась в эту борьбу: новые друзья, знакомства с крутыми людьми, блогерами. Люди из «старой» жизни, наоборот, отсеялись: мне не хочется поддерживать связь с теми, кто живет одним днем и не стремится к лучшему.

Сейчас я очень жду, когда на свободу выйдут Сергей Тихановский, Паша Спирин, другие политзаключенные. Вместе мы сможем делать крутые проекты на ютубе без цензуры. Это будет совсем другая, новая, свободная Беларусь.

Не забывайте, что нас 97%, за нами победа, но под лежачий камень вода не течет.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера