Сначала заболела жена Дарья с ребенком, после этого симптомы появились у Дмитрия.

«Было некомфортное состояние, которое трудно было выносить, поэтому я должен был принимать анальгетики, — рассказывает он. — В Нидерландах всё лечат парацетамолом. Я жил на лекарствах, так как без них было неприятно. Через несколько дней началась боль в груди. Держалась температура высокая, иногда выше 40 градусов. Я читал, чем люди лечатся, заказывал много разных витаминов, но не помогало. Я не мог часа лишнего вынести без того, чтобы не проглотить таблетку, потому что было очень плохо.

У нас такая система, что всё лечение должно идти через домашнего врача. Именно он, например, выписывает направление в больницу. Наш врач просто советовал: пей парацетамол, и всё будет хорошо. Дважды мы звонили в службу дежурных врачей (они обслуживают в нерабочее время). В первый их визит температура была выше 40 градусов, сатурация — 92, но нам тоже сказали, что ничего страшного.

На меня уже парацетамол почти перестал действовать, поэтому через пару дней снова позвонили в дежурную службу — и меня пригласили на осмотр в больницу»»

Дарья поехала с мужем. 

«У меня болезнь проходила относительно легко. Но потом болела спина. И я спросила, есть ли какие обезболивающие, чтобы можно было совмещать с кормлением ребенка. Врачи расспросили и предложили также приехать. В результате выявили тромбоз легких», — рассказывает Дарья.

Дмитрия после недели болезни дома положили в больницу. Начали давать кислород: сначала через трубку, а когда этого стало недостаточно — через маску. Но насыщение легких кислородом все равно падало. Тогда подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

«Это была медицинская кома, я лежал так 17 дней. Это очень долго. По ощущениям кома не то что, когда засыпаешь и просто просыпаешься. У меня были сильные глюки, я их хорошо запомнил. Я будто приехал в какой-то город и там попал в больницу. В том месте я жил две недели, и все было очень медленно. Это было так ярко, казалось реальным», — вспоминает Дмитрий.

Дарье практически каждый день звонили из больницы-отчитывались о состоянии мужа, но без каких бы то ни было прогнозов. Звонили также из социальной службы, чтобы поддержать. Позже смогла прилететь мать Дмитрия.

«Нидерланды очень строгие в плане карантина: иностранцев пускают, только если кто-то из родственников умер. Мне так и говорили: пока нельзя. Но с помощью социальных служб я смогла объяснить, что мне тяжело одной с ребенком и собакой, и свекрови разрешили приехать в страну», — объясняет Дарья.

После комы Дмитрия ждала реабилитация. 

«Когда человек лежит на ИВЛ, не двигается, организм начинает съедать все мышцы. Я потерял килограммов под 20, и это был не жир. Две недели я провел в интенсивной терапии, не мог с постели подняться, меня медперсонал кормил», — говорит он.

«Когда он очнулся, то выглядел как человек после инсульта, — добавляет жена. — Были галлюцинации, панические атаки — я реально боялась, что это будет иметь последствия».

«Потом меня перевели в обычную палату — там я начал делать упражнения, поднимал руки, ноги. Стал вставать, понемножку ходить. Мне говорили, что я восстанавливаюсь очень быстро. Через месяц выписали. Обычно после больницы люди едут в реабилитационный центр, но надо было ждать очереди, поэтому решил остаться дома».

Всего Дмитрий проболел два с половиной месяца. Ни вредных привычек, ни хронических заболеваний у него не было. Единственное — избыточный вес.

Дарье на три месяца прописали лекарство для разжижения крови. «Если я захочу забеременеть, то должна всю беременность колоть эти уколы, потому что меня будут воспринимать как человека с риском тромбоза», — говорит она о последствиях.

Лечение в Нидерландах покрывает страховка, но есть нюансы.

«Существует так называемая франшиза, когда каждый год первые несколько сотен евро нужно платить самому. Это франшиза может быть от 385 до 885 евро. Чем она выше, тем дешевле страховка. У нас была максимальная, так как мы обычно не болеем и эту сумму не выбираем. А в этом году обе франшизы выбрали.

Мне даже не присылали счет за госпитализацию, только за доставку из больницы в Амстердаме в Утрехт (в столице было мало мест). Меня километров 40 везли на скорой помощи, и за это пришел счет на 560 евро. Приходил счет за лекарства — я плачу за них, пока франшиза не закончится, а дальше покрывает страховка».

По словам Дарьи, в Нидерландах из-за загруженности медицинской системы тянут с госпитализацией. Но уже в самих медучреждениях помощь на высоком уровне. Всех медсестер обучают работе с ИВЛ, в помощь к персоналу отправляют военных медиков.

«Сейчас думаем насчет прививок. Вакцинация бесплатная, вызывают по очереди в зависимости от возраста. Это будет или Pfizer, или Moderna. В зависимости от того, что останется, ведь молодежь пока еще не колют».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?