Перед судебным процессом он высказался о внутренней свободе, отношении к судье, ведущему его дело, и к конвоирам, к которым его приковывают каждое судебное заседание наручниками:

«Я буду сидеть столько, сколько лично я захочу. Какую цену за это я буду платить — это другой вопрос. Но решать буду только я. Я буду решать, продолжится судебное заседание или нет. Я буду решать, вернусь ли я сегодня с конвоем или со скорой помощью. Это мое право. Это моя свобода. 

…Самое больное, что я изо всех сил пытаюсь относиться к нему [судье] как к человеку, как к профессионалу, который находится в очень непростой ситуации. Но у меня не получается. Я очень хорошо отношусь к ребятам с конвоя…»

Дело рассматривает Александр Волк.

Перед процессом Степан попросил своего отца не присутствовать на процессе, чтобы ему не было больно за него.

На суде продолжают прослушивать аудио телефонных разговоров Степана, одно из них — интервью журналистам TUT.BY о катализаторах протестов в Беларуси, протестной активности и борьбе «Площади перемен».

Клас
0
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
0