Фото ТАСС

Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», а также председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Аналитик делится размышлениями по поводу возможной развязки отношений России и Беларуси.

Через год после президентских выборов ситуация в Беларуси зашла в тупик. Хотя прошлой осенью уход Лукашенко казался очевидным, белорусской оппозиции до сих пор не удалось добиться конечной цели. Это объясняется рядом причин, среди которых — усиление репрессий и лояльность силовиков режима, поддержка России и относительно слабая реакция Запада.

Однако сохранение власти Лукашенко не означает конец политического кризиса в стране. Напряженность в обществе никуда не делась, и как бы Лукашенко ни стремился «перевернуть страницу», нет смысла делать вид, что ничего не изменилось. Не первый раз Запад не признает результаты выборов в Беларуси, но нынешний кризис не сравнить с предыдущими послевыборными периодами, так как режим не может предложить обществу никаких перспектив на будущее.

Западное направление для Лукашенко закрыто, а Россия не может бесконечно играться в переговоры об интеграции, так как Москве уже нужен результат. По мнению аналитика, ресурсов для самостоятельного развития в Беларуси никогда не было. Поэтому «образ будущего» белорусов сводится к образу бессменного президента, который клянется никогда не отдать власть «мерзавцам».

Лукьянов считает, что западные санкции только усиливают зависимость Беларуси от Российской Федерации, а деятельность оппозиции за рубежом слабо влияет на ситуацию внутри страны, на каком бы уровне ни принимали Тихановскую в Европе и США. Есть мнения, что долго так продолжаться не может и конец режима скоро настанет. Но опыт показывает, что конец наступает быстро там, где руководство не способно идти на самые жесткие меры.

А решимость сохранить власть Лукашенко демонстрировал уже несколько раз громкими международными скандалами, такими как принудительная посадка самолета с Протасевичем или организация миграционного кризиса в Литве. Потому

на Западе могут продолжать увлекаться преобразованием Тихановской из домашней хозяйки в политического лидера, но это всего лишь беллетристика, утверждает автор. Пока Москва по каким-то причинам не откажется от поддержки режима.

Но такой сценарий трудно представить, так как Беларусь важна России с точки зрения безопасности. Однако Россия также находится «в патовой позиции». Лукашенко сохранил власть во многом благодаря Путину. Казалось, что вопросы Союзного государства будут решаться быстро и под диктовку Москвы. Но переговоры идут все так же медленно и безрезультатно. Это кажется еще более странным, если учитывать, что степень экономической зависимости Беларуси от России после прошлогодних выборов выросла еще больше, рассуждает аналитик.

В России все чаще звучат раздраженные комментарии по этому поводу: надо или вынудить Лукашенко соглашаться на условия Москвы, или обеспечить выгодный транзит власти. Однако Лукашенко осознает, что Россия так же зависит от него, ведь в случае нештатной политической ситуации власть в Минске может измениться не самым благоприятным для России образом. Как показывает опыт, готовить лояльные элиты в других странах России никогда не удавалось. Если власть и менялась в успешном для Москвы направлении, то происходило это благодаря объективным обстоятельствам, а не российскому влиянию.

Еще один вариант, который часто звучит, — экономический аншлюс, для которого есть благоприятные предпосылки. Но опыт других стран показывает, что тесная экономическая связь — не гарантия политической лояльности.

Аналитик полагает, что гарантию лояльности обеспечивает военное присутствие. Наличие действующих вооруженных сил и готовность их применять — важный инструмент российского позиционирования в мире. Пример реального влияния России связан с теми точками, где расположены ее военные базы — от Киргизии и Таджикистана до Армении и Сирии.

Особенно показателен армянский случай. Тот факт, что Армения зависела от Москвы в сфере национальной безопасности, позволял России терпимо относиться к внутриполитическим делам Армении.

В прошлом году Беларусь часто сравнивали с Арменией. Оппозиция пыталась понять, как заверить Москву, что Беларусь без Лукашенко не прекратит связь с Россией, так как в этом нет ни нужды, ни выгоды. Однако не существует таких обстоятельств, которые бы воспринимались Москвой достаточно убедительными в этом. И дело не в политических лидерах, а в общей международной атмосфере, в которой верить почему-то сложно.

Отличие Беларуси от Армении как раз в отсутствии российского военного присутствия. За годы правления Лукашенко эта тема поднималась им не раз, но все осталось на словах.

России следовало бы активно поддерживать идею размещения военной базы в Беларуси — не для охраны от НАТО, а с целью привести отношения с Минском в понятную и стабильную форму,

считает аналитик. И, возможно, России бы не было дела до того, кто руководит в Беларуси. Главное, чтобы лидеры понимали, что проведение антироссийской политики приведет к соответствующей реакции, включая силовой характер. Как правило, до такого не доходит, ведь само наличие значительного контингента настраивает на конструктивный лад.

Задавать границы для внешней политики важного соседа и при этом не вмешиваться во внутренние дела и принимать его понимание демократии — неплохая альтернатива интеграции или объединению. К этому формату уже близка Армения.

Это подтверждает, почему руководители российских силовых и политических структур так охотно поддерживают риторику Лукашенко о бесконечных внешних врагах. Чем их больше, тем актуальнее тема российской военной помощи. И тем ближе возможность выйти из патовой позиции, от которой устали все стороны.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера