«Для Беларуси калий — это один из ключевых товаров нашего экспорта. Как нефть для России, — говорит Романчук. — Любые ограничения приведут к существенным потерям для самого предприятия, для бюджета и для всех, кто занят в логистике и доставке этого товара на зарубежные рынки».

Как подчеркивает экономист, в нынешней ситуации есть ряд неизвестных моментов.

«Мы не знаем, будет ли полностью запрещен с конца года транзит через литовские порты. А также какой будет пропускная способность при альтернативных вариантах. Речь о транспортировке калийных удобрений железной дорогой, логистике через другие порты». 

«Если за полгода белорусские власти и «Беларуськалий» не найдут ресурсов, чтобы решить этот вопрос, то потери могут составить как минимум 1,5—2 миллиарда долларов в год.

Это в случае, если нельзя будет торговать товаром полноценно», — считает Романчук. По его мнению, за полгода найти альтернативу почти невозможно.

«Свободных мощностей в других портах нет. Денег на поиск новых маршрутов нет и вряд ли будут».

Экономист называет еще одну серьезную проблему: «Беларуськалий» не сможет выполнить свои обязанности по контрактам.

«Смогут ли россияне и китайцы организовать какой-то транспортный путь для калийных удобрений с сохранением их стоимости? «Беларуськалий» некоторое время демпинговал на рынке. Сейчас с учетом достаточных транспортных расходов стоимость может быть выше, чем у конкурентов. Вопрос,

кто тогда будет покупать калий? Это может быть убыточно для «Беларуськалия». Или предприятие выбьет в бюджете строчку для компенсации убытка».

Сейчас «Беларуськалий» является предприятием, которое кормит бюджет Беларуси. По мнению Романчука, в таком случае можно случиться ситуация, что оно превратится в предприятие, которое сидит на шее у налогоплательщиков. А его место на бразильском, индийском и китайском рынке займут «Уралкалий», калийные компании из Южноафриканской Республики и Канады.

Ярослав Романчук оценивает этот убыток как минимум в 2 млрд долларов в год со всеми последствиями для бюджета, валютной выручки и выполнением «Беларуськалием» своих обязательств.

Третье последствие конфликта с Литвой — это проект «Славкалия», который разработал Михаил Гуцериев.

«Этот проект был ориентирован на существующую логистическую инфраструктуру.

Это почти 2 млрд долларов, которые, грубо говоря, зависли.

Гуцериев пока молчит, он ничего не сможет сделать. У него нет транспорта и возможностей».

Если обобщить все последствия от факторов (при условии, что не будут найдены альтернативы), Романчук в целом оценивает потери в 5% ВВП.

В СМИ также встречаются цифры в 15—20% ВВП. В конце июня 2021-го тот же Романчук отмечал: если страны Запада перекроют экспорт калия, нефтепродуктов, удобрений, химических товаров, дерева и цемента, а такие варианты рассматриваются, экономика Беларуси окажется под сильнейшим ударом.

«Для нашей экономики это будет подобно тому падению, которое было после развала Советского Союза. Это мощнейший удар под дых. Не спасет ничего из того, что мы сегодня имеем», — отмечал эксперт.

Что с этими цифрами? Романчук объясняет, что давал этот комментарий, когда предполагалось, что санкции будут жесткими и однозначными и они вступят в силу с 1 июля. «Тогда мы еще не знали, что они будут дырявые, что будут распространяться только на новые соглашения».

Но даже 5% — это «очень сильный удар, очевидная дыра в бюджете».

Выдержит ли такой удар белорусская экономика?

«Это вопрос не к экономистам-ученым, а к белорусам. Естественно, предстоит радикально пересматривать социальные статьи бюджета.

Вопрос, будут ли белорусы, условно говоря, терпеть зарплаты в 250—300 долларов? Ведь, безусловно, ресурсов для поддержки зарплат бюджетников (врачей, учителей и других) не будет. Люди, выступающие за санкции, всегда говорят, что в таком случае не будет денег на силовые структуры. Но тот же ОМОН и вся эта инфрастуктура тянет 1—2% ВВП. Это будут последние люди, которым Лукашенко урежет финансирование.

Он всегда найдет для них деньги за счет продаж водки, сигарет и т.д.», — считает Романчук.

5% ВВП — это аргумент, чтобы пойти на диалог по политическим вопросам?

«Нет, не аргумент. Лукашенко — иррационален, — считает эксперт. — Он не бизнесмен или хозяин, который считает убытки, хочет оптимизировать национальное богатство. Лукашенко уверен, что против него лично идет война, а на ней всегда есть человеческие и финансовые потери. Не будем забывать, что

у него есть сильнейший ресурс, который можно использовать — заморозка валютных вкладов. На 1 июля в стране насчитывается около 9 млрд долларов валютных и рублевых депозитов физических и юридических лиц.

Ресурсы есть, есть у кого брать. Для него часть неизбежных потерь в военных действиях, которые он ведет».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера