«Мне 52 года. Я работал на тракторе, занимал первые места по показателям работы. Проработал где-то 26 лет, все нормально было», — говорит Абрамович. 

Претензии у Абрамовича к новому начальству появились давно, еще до появления видео. В начале июня на предприятие пришли новый директор и его заместитель.

«Как они пришли, я спать не могу. Жена приходит с работы со слезами: зачем такая работа? — задается вопросом тракторист. — 

Приобретают себе холодильники, диваны, ершики для туалета. Я стоял 15 дней без запчастей — хоть работа и была. Но вместо запчастей руководство приобретает себе мебель, «мерседес» купили. 

У меня жена главный бухгалтер там же. К ней принесли бумаги на подпись, приобретали пресс российский. Жена говорит: это же нарушение, нужно проводить тендер и покупать белорусский пресс, за те же деньги наших можно три купить. Но никакой тендер никто объявлять не собирался».

Жена Абрамовича рассказывает:

«Новое начальство начало продавать много бычков. Это проблема, ведь, во-первых, скот заложен в банк. Во-вторых, животные — это деньги предприятия на будущее. 

Раньше продавали в адекватных количествах, 40 голов в месяц. А сейчас продали 300 голов за 2 месяца. Причем молодняк продается определенным весом, 400—500 килограммов на Слонимский мясокомбинат, выполняется госзаказ, предприятие получает надбавки за мясо. А начальство не стало ждать, продало бычков весом в 350 килограммов, не на сам Слонимский комбинат — таким образом, предприятие наше осталось и без скота, и без части денег, и без надбавок! И госзаказ не выполнен — а это наказывается, так как впоследствии из-за этого предприятие может остаться без льготных кредитов». 

Абрамовичи говорят, что в ответ на претензии начальство начало их «прессовать».

«Начались придирки: мне говорят увольняться, жене тоже. Вот такое пошло.

Начали прессовать меня. Например, говорят, ставь спарку — дополнительные колеса на трактор, чтобы уменьшить давление на почву. Я ставлю, тут раз — директор говорит: снимай спарку, езжай так. А ведь это куча времени занимает ставить те колеса. 

Или отправляют возить зерно, а потом «зеленку» — это трава, силос. Причем на «зеленке» есть техника, я там не нужен. Везу «зеленку», звонят: затем езжай снова на зерно. А это нужно почистить весь прицеп. 

Я говорил: как же мне работать с вами? Вы не люди, где вас воспитывали? 

Я же говорю как есть. Ведь как начальство разговаривает у нас? 

Хорош у них тот, кто с ними «хихи-хаха», а не тот, кто хорошо работает. Например, наши ветеринары работают много лет. Нормальные люди, достойно работающие. Но начальство привлекло своих, которые до обеда еще где-то ходят, а после обеда на диванах спят — это все видели, просто боятся люди говорить.

И у старых ветеринаров зарплата 400 рублей, у новых этих — 1200! — возмущенно рассказывает Антон Абрамович. — 

Сюда не надо идти никому, здесь твориться черное. 

Комбайнеров заставляли зерно убирать в дождь. А его и в сухую погоду лучше позже, чтобы подсохло.

А там поле возле трассы, так люди останавливались и снимали на видео с машин: мол, что делается!

И мы говорим начальству: смотрите, все зерно не вымолачивает! Ответ: я вам деньги плачу, валите!

Начальство также изменило нормы списывания топлива: раньше было по моточасам, сейчас — по тоннажу. Но ведь малая урожайность у нас, поэтому получилось так, что водители не вписывались в эти нормы. И комбайнеры говорят директору: надо решать эту проблему, ведь что, вы потом на нас повесите? Директор говорит: кому не нравится, идите домой! 

Комбайнеры в итоге не поехали на поле. И из этого раздули, что комбайнеры бунтуют — а на деле этого не было».

По словам жены Абрамовича, после к этим комбайнерам, которые отказывались работать из-за новых норм на топливо, приходила милиция, проводили обыски. Никого, правда, не забирали.

«Шмоны пошли по домам — проверяют сельское хозяйство дома, ну вы поняли о чем я», — горько улыбается Абрамович. 

В итоге Абрамовичи написали заявления на увольнение. Но в первый раз их не уволили. Затем появилось то видео. Самого Антона Антоновича не трогали — по крайней мере милиционеры. Видео выложил не он, один из коллег. Абрамович говорит, что коллеге тоже пришлось уволиться. 

«А когда председатель райисполкома приезжал, он такой же, как наше начальство, так же с людьми разговаривает. Парня, который выложил то видео со мною, председатель называл жирной свиньей. Я считаю, что это неприемлемо. С людьми надо нормально разговаривать, — говорит Абрамович. — Но когда приезжали из района, то тогда уже начальство мне сказало: жаль, что раньше не подписали ваши заявления».

Сейчас Абрамович уволился, говорит: работы не давали, что было еще делать? Его жена пока взяла отпуск. Тракторист надеется, что нерадивое начальство наконец снимут и он тогда вернется на работу.

«Я работник хороший, работу никогда не срывал, не алкаш. Это вам кто угодно может подтвердить!» — говорит Абрамович. — Но мне в Кореличском районе места не будет, пока не изменится председатель райисполкома».

При этом политические взгляды семьи Абрамовичей не изменились.

«Конечно, я поддерживаю Лукашенко! Думаю, когда он узнает, что здесь делается, им мало не покажется!» — говорит Антон Абрамович.

Но не думает ли он, что в такой системе есть вина и Лукашенко?

«Ничего я не думаю!»

Жена Абрамовича говорит так: «Я поддерживаю Лукашенко тоже. Мы многодетная семья и мы имеем гарантии, социальную поддержку. Мы ни в каких забастовках не участвуем. 

Голосовали за Лукашенко прошлым летом. 

Как я отношусь к людям с бело-красно-белыми флагами? Не знаю, что и ответить. У всех свои позиции. Единственное что, я смотрела прошлым летом высказывания кандидатов и Цепкало говорил, что отменит распределение после университетов. Так а кто тогда пойдет в сельское хозяйство работать?

Я знаю по своему опыту: приезжает молодежь на отработку и сразу старается как-то перераспределиться. А если отработку отменят, кто будет тогда работать в сельском хозяйстве? Ведь все же хотят или за границу уехать, или где-то в городе зацепиться.

И как мы будем без сельского хозяйства жить дальше?»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?