«Если человек в кризисе, он не выбирает ситуацию и, может, не хотел бы геройствовать»

Тем, кто хочет оказать поддержку, прежде всего важно разобраться, какие эмоции они сами испытывают.

«Например, я сам боюсь с этим столкнуться и со своего страха начинаю говорить. По сути, человек пытается справиться со своим напряжением. И здесь не задача родственника заключенного помогать ему это делать. Это ваша ответственность — распознать эмоции. Тогда лучше остановиться и никакой поддержки не оказывать, — объясняет психолог Анастасия Шапель. —

У нас в обществе существует страх заражения. Когда мы сталкиваемся с человеком, у которого в жизни что-то плохое случилось, мы боимся, что нас тоже может это задеть. И этот страх диктует наше поведение.

Такие общие слова, как «держись», не очень помогают. В этой ситуации не за что держаться. Звучит скорее как «ты остаешься в одиночестве, я не готов тебя поддерживать, сам справляйся». Вот так это может считываться».

Фразы в духе «они не будут столько сидеть» тоже употреблять не стоит.

«Это вызывает злость и раздражение. Ведь ты не знаешь, как будет точно, и даешь обещание, за которое не можешь нести ответственность. Тем самым ты отрицаешь переживания человека. Мол, зачем волноваться, если все будет хорошо? 

В его картине мира родственнику вынесли приговор, например, 10 лет. А ты говоришь, что будет сидеть меньше. И что меняется, если не 10 лет? Сколько бы человек ни сидел — это уже страшно.

Важно избегать фраз-клише типа «каждому отписано ровно столько, сколько он может выдержать» или «только сильным людям даются сильные испытания». Мы так плодим героев. Но если человек находится в кризисе, он не выбирает эту ситуацию. И, может, не хотел бы геройствовать. Но так сложились обстоятельства, и у них человек и его родственники должны выживать. 

Такие фразы снова отрицают переживания. А их много: гнев, отчаяние, страх, бессилие. И неопределенность: мы не знаем, когда это закончится», — говорит психолог.

«Ваша задача — уметь услышать «нет»

Еще одна ошибка — назойливо интересоваться у родственников новостями о политзаключенном. Иногда вопросы задаются не из заботы, а из любопытства и тревоги. Это похоже будто человек смотрит сериал, и ему нужны новые сведения. Очень важно себя останавливать в такие моменты.

«Попросите разрешение задать пару вопросов. Должно быть культурное обращение к тому, кто владеет информацией. Можно поинтересоваться у человека: как ты сам с этим справляешься? Но только если понимаете, что в данных обстоятельствах такой разговор уместен.

Вы не в магазине встретились, а в какой-то безопасной атмосфере. Перед этим можно сказать: если тебе сейчас не хочется об этом говорить, ты можешь не отвечать», — советует Анастасия.

Родственники политзаключенного могут отказаться от поддержки-и это нормально.

«Люди, которые находя в кризисном событии, бывают так опустошены, что не могут принимать помощь, и ваша задача — уметь услышать «нет». И не воспринимать это как личное отрицание. Ведь у другой стороны в мыслях тоже конфликт: мне якобы хотят помочь, действуют из благих намерений, я должен согласиться, даже если мне это не очень подходит.

Не надо пытаться за счет своей благотворительности выставить себя героем. Я говорю не самые приятные вещи, но, к сожалению, такое встречается. Когда я включаюсь своим волонтерством и этим самым могу делать из себя мать Терезу. Если я с этой целью иду, то, конечно, буду обижаться на отказ —что мне грубо ответили, со мной не захотели говорить».

«Иногда достаточно присутствия рядом без суеты»

В вопросах поддержки важно быть искренним и уместным. Это более ценно, чем наигранное внимание и забота. Если вы растеряны, не знаете, что делать, но переживаете за человека, так и скажите ему. Дайте понять, что вы рядом.

«Честно говорите о том, что видите. Если я буду чрезмерно ободряющей, тоже не будет хорошо. Если видите, что человек выглядит уставшим, сообщите ему об этом. Может, стоит позаботиться о еде для него.

Оцените для себя, какую помощь можете оказать, а какую — нет. Часто люди, боясь стать палачом, начинают причинять добро из собственного резерва. И после раздражаются, злятся, не отвечают на звонки — а на вас рассчитывают». 

Спросите у родственника политзаключенного, что для него важно: пойти развеяться на кофе или просто посидеть в тиши. Не надо создавать праздник, если человек этого не хочет.

Анастасия замечает, что ошибки мы делаем, так как нас не учат, как поддерживать других в трудных ситуациях — нас учат их избегать.

«Когда мы видим страдания другого, мы хотим избежать их, потому что нам тоже становится больно, и мы этого не хотим. Поэтому мы пытаемся успокоить источник боли. Не смотреть в это зеркало, а переключиться. Иногда достаточно присутствия рядом без суеты. Это более действенно, чем когда мы пытаемся переключить внимание и шутить о ситуации».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера