Сначала опишем версию силовиков. Старший советник по правам человека ООН в Беларуси Омер Фишер «подвел под статью» Дроздовского и Граблевского: придумал схему, согласно которой деньги, которые по проекту выделялись на правовую помощь пострадавшим от домашнего насилия и людям с инвалидностью, на самом деле пошли на оплату труда адвокатов, которые помогали людям, столкнувшимся с репрессиями после выборов. Речь идет о сумме около 5 тысяч долларов, помощь получили 23 человека.

Сотрудники «офиса» проходят обвиняемыми в мошенничестве, организованном группой лиц (ч. 2 ст.). По ст. 209 УК, им грозит штраф, или арест, или химия до 4 лет, или колония на тот же срок). Омер Фишер никакого статуса по делу не имеет, он был назначен генсеком ООН, поэтому имеет статус неприкосновенности. Дроздовский и Граблевский сообщить нюансы дела не могут, но вот что заявляли до задержания, когда ДФР только проявил к ним интерес.

«Основанием для преследования стала, по сути, рекомендация нескольким пострадавшим с инвалидностью и без обратиться за помощью к адвокатам, — писал Сергей Дроздовский. — Деятельность осуществлялась «офисом» в рамках совместной инициативы с ООН в Беларуси по оказанию помощи людям с инвалидностью и другим уязвимым группам населения».

Сергей Дроздовский, фото «Имена»

Ни Граблевский, ни Дроздовский лично никаких средств от ООН на адвокатские услуги не получали. Правозащитники признали их политзаключенными.

Олег Граблевский рассказывал, что когда его первый раз вызывали в ДФР, то к нему не пустили адвоката, хотя он имел с собой договор (оперативники заявили, что это подделка), заставили его раздеться, всячески унижали и угрожали. А 3-го февраля его поместили под стражу. Сергея Дроздовского, который имеет инвалидность и передвигается в коляске, отправили под домашний арест.

Почти полгода по делу не было почти никаких новостей. А держать под стражей по этой статье можно только шесть месяцев, которые заканчивались 3-го августа. И вот, в конце июля становится известно, что сотрудников «офиса» отпускают — меру содержания им заменили на несвязанную с ограничением свободы.

«Я не признаю свою вину ни в какой части, ни в какой мере, ни в какой степени, ни в каком понимании — не признаю и не собираюсь признавать, — заявил Дроздовский. — Домашний арест в отношении меня был произвольным и незаконным».

В ООН, конечно, не могли миновать вниманием преследование сотрудников организации, с которой сотрудничали. Этот кейс вошел в доклад о ситуации с правами человека, который обсуждали на 48-й сессии Совета по правам человека. И вот тут разгорелся скандал.

В Министерстве иностранных дел утверждают, что присылали в ООН свою версию видения их сотрудничества с «офисом», все детали уголовного дела. Но не хотели обнародовать нюансы, тем более, Дроздовского и Граблевского отпустили до сессии Совета, их дело в суд не направили. Но когда упоминание о преследовании появилось в документе, решили заговорить. Владимир Макей поднял этот вопрос на встрече с генсеком ООН.

Владимир Макей

«Мы указали на недопустимость использования трибуны ООН, отдельных структур ООН для демонизации Беларуси, дискредитации Беларуси по абсолютно надуманным политизированным мотивам, — заявил он. — Выяснилось, что генсек не знал некоторых моментов.

Его помощники, они нам известны, они являются представителями стран из Европейского союза, за его спиной делают ряд неприглядных вещей. Использовали финансовые средства ООН, которые выделялись на людей с инвалидностью, на поддержку участников протестных акций».

В унисон Макею заговорила и пропаганда: «Человек понес ответственность за мошенничество и его уже давно отпустили», — заявили на ТВ о Дроздовском. На самом деле никакого наказания еще никто не понес, суда, который бы признал сотрудников «офиса» виновными и не было.

«Следствие в наш адрес продолжается», — сообщал Сергей Дрозовский, когда его отпустили из домашнего ареста. То есть они все еще фигуранты уголовного дела.

Олег Граблевский, фото reform.by

Представительство ООН в Беларуси на претензии МИД отреагировало так: об озабоченности белорусской стороны нам известно, делаем все возможное, чтобы продолжать сотрудничество со страной.

Особенностью мошенничества принято считать тот факт, что преступник завладевает имуществом потерпевшего, вводя его в заблуждение. Деньги, о которых говорят силовики, принадлежали ООН. Но информации о том, что организация сама обратилась к силовикам в связи с тем, что их обманули, с заявлением о признании потерпевшими, нет. Как и нет фактов, что Граблевский и Дроздовский в своих интересах завладели деньгами, что-то из этого получили.

Более того, Омер Фишер, с которого, как заявляет власть, все и началось, не исключен из системы ООН, он продолжает работу в другой стране. И преследование сотрудников «Офиса» в ООН не поддержали.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера