«Со мной не разговаривали, меня били, им было неважно, что я скажу, — рассказывает Егор Мартинович в письме об обстоятельствах своего задержания 8 июля 2021 года. — Спрашивали: «За кого голосовал на выборах?» И сразу удар. «Кто сейчас президент?»

Даже если отвечаешь, что Лукашенко, получаешь по голове кулаком.

Оперативники, которые везли меня, сами кричали [лозунги оппозиции] «Перемен», «Верым, можам, пераможам» — и продолжали бить меня. Они считали это очень смешным».

«У «Нашей Нивы» всегда были проблемы с изданием и распространением — нас выбрасывали из киосков, типографиям запрещали печатать наши номера, — рассказывает Би-би-си Егор Мартинович. — Это послужило толчком развития сайта. Именно поэтому независимые медиа гораздо сильнее провластных СМИ онлайн. Власти просто не умеют работать в интернете».

Мартинович говорит, что «Наша Нива» принципиально работала легально — со всеми регистрациями и лицензиями, соблюдала законы. «Потому что наша задача — существование ежедневного белорусскоязычного медиа — важнее любых рисков.

Главное, чтобы общество могло получать информацию на белорусском и с белоруссоцетричной точки зрения, — объясняет главный редактор. — Государство последнее десятилетие мирилось с нашим существованием. Покусывали штрафами, давали множество предупреждений, но не закрывали».

Просто всё вокруг взрывалось

Егора Мартиновича задержали в самом начале массовых протестов против официальных результатов президентских выборов. Это произошло в ночь на 11 августа, когда он уже возвращался домой после акции, на которой работал как журналист.

Остаток ночи он провел лежа на полу в РУВД Заводского района Минска. 12 августа его перевезли в изолятор в Жодино в Минской области, где продержали еще трое суток — без предъявления обвинения и вообще без оформления документов.

Ни в одном списке задержанных Мартинович не значился — и для семьи и коллег он просто пропал без вести.

13 августа Мартиновича освободили — по личному приказу министра МВД Юрия Караева. МВД даже извинилось за это задержание, но уже 20 сентября главреда «Нашей Нивы» признали виновным в участии в несанкционированном митинге и оштрафовали на 405 белорусских рублей.

Издание продолжило освещать массовые протесты, а 20 августа было заблокировано по решению властей, но редакция обжаловала это — и удалось добиться отмены этого решения.

23 сентября Егора Мартиновича задержали на трое суток по уголовному обвинению в клевете, но потом отпустили под обязательство не покидать страну.

Новая атака началась 8 июля 2021 года Мартиновича и еще троих сотрудников редакции задержали силовики (кроме главного редактора под стражей сейчас остается руководитель отдела рекламы Андрей Скурко). Сначала их обвинили в организации незаконных протестов, а сайт «Нашей Нивы» заблокировали повторно.

«После того как власти разгромили TUT.by, крупнейшее онлайн-медиа в стране, стало понятно, что придут за всеми, — комментирует Егор Мартинович. — Были ли какие-то сигналы, что будут бить конкретно по нам? Да нет, просто всё вокруг взрывалось. Но мы продолжали работать подчеркнуто легально, чего нам бояться в своей стране».

«Надо мной смеются даже надзиратели»

В итоге Егору Мартиновичу предъявили обвинение не по политической, а по экономической статье: причинение имущественного ущерба без признаков хищения. Статья предусматривает до пяти лет лишения свободы.

«Надо мной смеются даже надзиратели, мне стыдно сокамерникам говорить, в чем меня обвиняют, — говорит Мартинович. — Якобы «Наша Нива» платила за электроэнергию не по тому тарифу, по которому была должна [для физических лиц, а не для юридических], и электросетям нанесен ущерб на сумму 3500 белорусских рублей. При этом само предприятие никогда не обращалось к нам с претензиями. И даже сейчас, насколько я знаю, утверждает, что нет никакой задолженности».

Мартинович добавляет, что с июля с ним не проводилось вообще никаких следственных действий.

«Меня просто заперли из мести за мою профессиональную деятельность, — говорит он. — Самое сложное — понимать, что тратишь время, которое можно было бы провести с пользой. Причем это знают все участники — и следователи, и прокуроры. Но они живут по принципу «вы же сами все понимаете». И еще тяжело осознавать, что эта ситуация выматывает родных».

«У меня нет доступа к интернету, и мне остается только догадываться, как работают мои коллеги, я не могу ни контролировать их, ни подсказывать им. Но я благодарен всем независимым журналистам, которые остались в профессии и, несмотря на все сложности, продолжают работать. Хочу сказать, что вы большие молодцы, ребята, и я вами горжусь», — говорит Егор Мартинович.

Капитан сходит последним, а не первым

Сейчас главред «Нашей Нивы» продолжает оставаться в СИЗО на улице Володарского в Минске. «Оно находится в бывшем Пищаловском замке, многие сидельцы даже шутят: хотя бы раз в жизни поживем в центре города», — пишет в своем письме Би-би-си Егор Мартинович.

«18-летний наркодилер, у которого за спиной уже несколько судимостей, прощался со мной словами «Жыве Беларусь». 22-летний турок, которому дали больше 10 лет, отвечал мне «Дзякуй» и «Смачна есці». В одну камеру попали физрук и его бывший ученик, — описывает Мартинович атмосферу в СИЗО. — Я познакомился с несколькими десятками человек, почти никто, кроме политических, не говорил, что вообще невиновен. Все осознают свою вину, но есть вопрос, как квалифицировали их преступление, и насколько суровое наказание дали».

Он говорит, что сидит с большим количеством людей, которые сожалеют о тех случаях в их жизнях, которые привели их за решетку.

«Но у меня не было момента, когда либо «так», либо «иначе». Главный редактор не может ночью уехать из страны, а потом написать в редакционном чате: «Я в безопасности, а вы держитесь», — объясняет он. — Капитан сходит [с корабля] последним, а не первым. И я не мог отправить из Беларуси всю команду, пока оставались условия для работы внутри страны».

Правозащитные организации признали Егора Мартиновича политическим заключенным.

В своем последнем коротком сообщении из СИЗО он передал, что его и еще 19 человек сейчас содержат в подвальном помещении, где нет окон, и только небольшой проем под потолком для вентиляции. Мартинович написал, что задыхается и пока не в состоянии подробно отвечать на письма.

Егор Мартинович из СИЗО: В камере 19 человек, нечем дышать

«Впервые можешь пробежаться не на месте, а по-настоящему — хотя бы на 8-9 шагов». Трогательное из писем Егора Мартиновича

«Смотрит, стоит на пороге заяц»: Андрей Скурко читает сказки

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера