Это был ответ на заявление генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, сделанное 19 ноября в контексте смены руководства Германии, где размещается основной ядерный арсенал НАТО в Европе, пишет в своем телеграм-канале эксперт Егор Лебедок.

Столтенберг сказал: «Конечно Германия может решать - будет ли в ней ядерное оружие, но альтернатива состоит в том, что ядерное оружие окажется в других странах Европы, также к востоку от Германии».

У России вариантов размещения тактического ядерного оружия в Беларуси существенно больше, чем у НАТО в Европе, где размещены только ядерные авиабомбы B61 (по открытым данным), в то время как у РФ есть возможность размещения ядерных бомб, оперативно-тактических ракетных комплексов с ядерным оружием, а также ядерных боеприпасов для артиллерии и даже ядерных мин. Тем самым возможностей быстрого применения ядерного оружия у РФ заметно больше на нашем театре военных действий, чем у НАТО: самолеты отслеживает ПВО, а вот, например, артиллерию с ядерным оружием хоть и можно отслеживать, но понять в каком орудии ядерный боеприпас сложнее. Вся самоходная артиллерия, способная к применению ядерного оружия (например, САУ 2с3) в таком случае должна восприниматься как потенциальный носитель ядерного оружия, а значит нужно существенно наращивать разведывательные возможности (которые потом пропаганда будет преподносить как недружественные действия Запада по подготовке к войне).

Естественно, речь не идет о передаче Россией ядерного оружия Беларуси — это нарушение договора о нераспространении ядерного оружия и имело бы последствия для самой РФ и безопасности в мире. Ядерное оружие в случае размещения в Беларуси будет под управлением России, т.е. Беларусь реально никак на его применение не повлияет, как то было в период после распада СССР и до распада в общем тоже.

Размещение тактического ядерного оружия в Беларуси делает нашу территорию одной из основных целей для нанесения удара различными силами и средствами в случае войны с Россией, даже при дистанцировании Беларуси от войны.

Здесь уместно вспомнить слова командующего Белорусским военным округом А.И. Костенко в 1991 году в дискуссии о целесообразности ядерного оружия в Беларуси: «В условиях оборонительной доктрины, обороняясь в пределах республики, мы, возможно, по планам должны были применять такое [ядерное] оружие. С началом войны планируется применение этого оружия — это не просто десятки чернобылей на земле, не только вывод из актива материальной основы огромных жизненных пространств, но и подрыв или разрушение генофонда нации до трудно восстановимого уровня, и никакие решительные цели войны не стоят такой задачи».

Надобности размещения в Беларуси ядерного оружия для РФ в контексте противодействия Польше особо нет.

С сентября 2020 года россияне тренируют ракетно-бомбовые удары стратегическими бомбардировщиками с воздушного пространства Беларуси по сопредельным с нами странам. Отчасти для обеспечения большей надёжности нанесения удара идет наращивание ПВО в Беларуси, размещение российского С-400 и др.

Заявление «Я как рачительный хозяин ничего не разрушил [инфраструктуру для ядерного оружия, оставшуюся со времен СССР], все сараи стоят на месте» каждый может проверить лично, прогулявшись по ремонтно-техническим базам бывшего СССР, чтобы увидеть, насколько они отличаются от сараев. В реальности инфраструктура потребует серьезных затрат времени и средств. Как и оборудование таких баз в Польше.

28 ноября Столтенберг относительно своего заявления от 19 ноября сообщил: «Германия будет продолжать участвовать в совместном использовании ядерных вооружений, и поэтому это больше не проблема». Поэтому, заявление Лукашенко как минимум запоздалое.

Особо примечательно, что 30 ноября ОДКБ, куда входит и Беларусь, заявила: «Государства-члены ОДКБ настоятельно призывают государства-участники Договора о нераспространении ядерного оружия, обладающие ядерным оружием, ограничиться его дислокацией на своих территориях без его размещения за рубежом, ликвидировать всю инфраструктуру, позволяющую обеспечить быстрое развертывание этого оружия на территории неядерных государств».