Фото: twitter Staz Graniczna

В голландской деревне Будел на юге Нидерландов находится центр беженцев, устроенный на месте бывшего военного лагеря. Здесь группы беженцев катаются на велосипедах между спальными корпусами.

А шестеро молодых сирийцев стоят в очереди в кафетерий, ожидая обед из колбасы и картофельного пюре. Они выглядят усталыми и растерянными.

Всего три недели назад корреспондент The ​​Moscow Times разговаривал с ними у торгового центра на окраине Минска, где они покупали воду и фонарики перед тем, как отправиться к польской границе. С тех пор, по их словам, они пережили серьезные испытания — их били, они бродили по болотам, страдали от голода и отсутствия воды и прятались на конспиративной квартире в Германии.

«Мы много пережили за последние недели… Это как будто прожить целую жизнь», — говорит 26-летний Валид, сидя на двухъярусной кровати в тесной комнате общежития, где живут еще четверо человек.

Как и тысячи других выходцев с Ближнего Востока, которые этой осенью приехали в Беларусь, Валид и его друзья надеялись попасть в ЕС. Противостояние между мигрантами и польскими пограничниками стало самой серьезной пограничной проблемой ЕС со времен миграционного кризиса 2015 года. Официальные лица ЕС назвали этот кризис «гибридной войной», организованной Александром Лукашенко в расчете наказать Запад за введение санкций после того, как он объявил о своей победе на выборах. В свою очередь, Беларусь утверждает, что гуманитарная драма возникла из-за отказа Европы уважать международное право и предоставить убежище тем, кто его ищет.

«Беларусь была нашим единственным вариантом выбраться из сирийского ада и попасть в Европу», — говорит Валид, который, как и пятеро его друзей, является членом этнического меньшинства друзов из города Эс-Сувайда на границе с Иорданией. Они потратили все свои сбережения на визы и билеты, чтобы добраться до Минска.

Там сели на такси до Гродно, где сирийцев встретили белорусские пограничники, которые провели их в пограничную зону в лесу. По словам мигрантов, пограничники неоднократно пытались переправить их через границу в Польшу и трижды перерезали колючую проволоку в разных местах, но каждый раз сирийцев задерживали польские пограничники и отправляли назад. Мигранты рассказывают, что по возвращению в пограничную зону белорусские пограничники избивали их дубинками и деревянными палками.

Пограничная служба Беларуси не ответила на просьбу The Moscow Times прокомментировать обвинения в том, что пограничники избивают мигрантов или помогают им перейти в Польшу.

«Это было очень унизительно», — говорит высокий 27-летний Косай, снимая рубашку и показывая синяки на спине и руках.

После третьей неудачной попытки они решили разбить лагерь на другом участке границы, но чуть не утонули, увязнув в болоте. «Это был самый страшный момент. — говорит 24-летний Шади, который не умеет плавать. — Я думал, что это конец». 

По словам мигрантов, они были вынуждены пить воду из болота, когда к седьмому дню у них закончились еда и вода. Польские пограничники по ту сторону границы отказались им помочь. «Они смотрели на меня, выливали свою воду на землю и смеялись. Они не считали нас людьми, мы были для них чем-то вроде собак», — говорит самый 23-летний Одай.

Представители польской пограничной службы не ответили The Moscow Times на просьбу прокомментировать заявление об отказе делиться едой и водой с мигрантами.

Несмотря на опасность новых избиений, уже в отчаянии они вернулись к белорусским пограничникам с просьбой еще раз помочь им перейти границу. Мигрантов согнали в тесные автофуры примерно по 200 человек в каждой и за четыре часа доставили южнее к закрытому пограничному переходу недалеко от Бреста.

Там пограничники построили деревянный мост через польскую границу. «Это было страшно и полный хаос», — вспоминает Валид. Белорусские пограничники приказали всем бежать и не возвращаться, даже если услышат выстрелы. Они предупредили, что будут бить каждого, кто повернет назад. 

«Нам приходилось идти по людям, это была борьба за выживание. Я не хочу вспоминать о том, что там было. Многие там и остались», — говорит Валид.

Польские пограничники обвинили белорусских силовиков в строительстве деревянных помостов и других сооружений, помогавшим мигрантам пересечь границу. Во время своего недавнего интервью Би-би-си на вопрос, помогают ли белорусские военные мигрантам попасть в Польшу, Лукашенко ответил, что это «абсолютно возможно».

Когда Валид и его друзья в конце концов пересекли границу, они слышали, как польские пограничники стреляли в воздух, но продолжали бежать. В хаосе они потеряли друг друга и смогли воссоединиться лишь возле небольшой железнодорожной станции. 

«Мы редкие счастливчики. Это чудо, что мы смогли продержаться вместе», — говорит Одай.

В Польше их встретил сирийский контрабандист, с которым они связались еще из Минска, и отвез на конспиративную квартиру на востоке Германии. За девять часов поездки до границы он не произнес ни слова. «Это как будто имеешь дело с призраком. — описывает Валид контрабандиста. — Вы ничего не знаете о человеке и не можете ничего спросить».

На следующее утро контрабандист отвез сирийцев дальше на запад к границе Германии с Нидерландами. Уже оттуда на прошлой неделе они приехали в голландский город Венло. Все сразу обратились в полицию, чтобы зарегистрироваться и начать процесс получения убежища.

Позднее друзья поняли, что жизнь в центре для беженцев сложнее, чем они ожидали. Политика голландского правительства — не привлекать в страну мигрантов и предоставлять им максимально простые условия для жизни.

«Страна прекрасная, но здесь нелегко. Нам дают мало еды и у нас нет теплой одежды», — говорит Валид.

По словам представителя Совета по делам беженцев Нидерландов Эльвины Блумхевеу, сирийцы вполне могут рассчитывать получить статус беженца. «В целом, у сирийцев хорошие шансы получить право на жительство в Нидерландах. Сирия по-прежнему считается опасной страной», — говорит она.

Блумхевеу добавляет, что для основной части мигрантов, приезжающих в ЕС по «белорусскому маршруту», — иракских курдов — все обстоит сложнее: Нидерланды считают Ирак страной «безопасной».

Блумхевеу говорит, что нельзя точно оценить, сколько мигрантов уже прибыло в Нидерланды по «белорусскому маршруту», но их поток «невелик»: по официальным данным, в ноябре было зарегистрировано только 53 человека. Большинство мигрантов, которые попадают из Беларуси в ЕС, просят убежища в Германии.

Германская федеральная полиция в среду сообщила, что зарегистрировала 10 648 несанкционированных въездов мигрантов из Беларуси.

Валид и его друзья понимают, что принадлежат к тем немногим мигрантам, которым все-таки удалось добраться в Нидерланды. Некоторые из приехавших в Беларусь мигрантов уже вернулись в Сирию и Ирак, а многие сейчас находятся в жутких условиях в лагерях у границы или просто живут в Минске на улицах. Один из них — Афрон, 16-летний иракский курд, который разговаривал с корреспондентом The Moscow Times 10 ноября вскоре после приезда из Стамбула в Минск. «Моя виза закончилась, и семья больше не может меня поддерживать. Я сплю в Минске на улице и прошу еды», — написал он в текстовом сообщении в среду.

Несмотря на удачу, мигранты, попавшие в Голландию, не добрым словом вспоминают Лукашенко.

«Лукашенко был бы рад, если бы мы просто в лесу сдохли. Ему на нас наплевать. Мы всего добились сами», — говорит Валид.

25-летний курд умер в тот же день, когда добрался до Германии через Беларусь

Ночью они слышат крики из леса на непонятных языках, лай собак и сигнализацию. Как изменилась жизнь польского пограничья

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера