Тихановская призвала демократические государства к последовательной политике в отношении белорусских властей.

«Все началось как протест против фальсифицированных выборов, но стало борьбой за достоинство и справедливость. Белорусы были сыты по горло 27 годами жизни при управлении страной режимом. Они чувствовали, что заслуживают того, чтобы их уважали, а их голоса — слышали. 

«Я не понимаю, в чем разница между словами very, deeply, strongly concerned («мы очень, глубоко, сильно обеспокоены») и gravely, extremely, seriously concerned («мы чрезвычайно, серьезно обеспокоены»)?

Я до сих пор не могу понять, как одной группе головорезов удается терроризировать всю Европу — захватом самолета или организацией незаконного ввоза мигрантов. Почему эти люди до сих пор не столкнулись ни с какими серьезными последствиями за свои бесчеловечные действия?

Недавно я услышала от одного министра иностранных дел: «Мы сделали все, что могли, и ничего не сработало». В его голосе слышались разочарование и усталость. К сожалению.

Но белорусы не могут сказать: «Мы сделали всё, что могли, и ничего не получилось». Мы не можем вернуться домой. У нас отобрали наш дом. И пока мы не вернем его, мы не остановимся», — сказала она.

Тихановская напомнила, что среди политзаключенных — и ее муж Сергей, который, скорее всего, на следующей неделе будет приговорен к 15 или 20 годам лишения свободы: «Сегодня я здесь из-за него. Я не могу мириться с тем, что мои дети не видели своего отца 18 месяцев».

Она предложила участникам саммита сделать следующий год годом концентрированных действий. По ее словам, диктатуры как высокие и мощные деревья, которые кажутся крепкими, но падают от сильного ветра.

Тихановская отметила, что испытывает оптимизм от тех перемен, которые она видит в белорусском обществе.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера