Расспросили юристов, какие законы таким образом нарушают и силовики, и те, кто распространяет созданный ими контент.

«Участие в таких видеозаписях должно быть исключительно добровольным»

Юрист Андрей Мочалов отмечает, что само по себе законодательство Республики Беларусь не запрещает запись и публикацию «покаянных» видео. Грубым нарушением является не сам факт их записи и опубликования, а то, каким образом людей заставляют сделать это.

Андрей Мочалов.

«Во-первых, участие в таких видеозаписях должно быть исключительно добровольным, желание человека должно быть недвусмысленно выражено. Любое физическое или психологическое влияние здесь исключается.

Во-вторых, каждый задержанный имеет право на защитника с момента фактического задержания. Соответственно, делать такие видеозаписи нужно только после консультации с адвокатом.

Ну, и третье, что важно учитывать: при передаче подобных видеозаписей следователям для публикации должны соблюдаться принципы и задачи уголовного процесса.

То есть следователю нужно четко продемонстрировать, для чего он хочет распространить видеозапись именно с точки зрения принципов уголовного процесса. Задачи разжигания вражды между гражданами и создание нецензурных материалов в провластных СМИ сюда не входят», — комментирует юрист.

Из большинства ранее опубликованных «покаянных» видео видно, что они были записаны после применения в отношении человека физического насилия (пыток/избиения) или в результате психологического давления (запугивания).

«Не нужно быть экспертом, чтобы понимать, что большинство таких видео записываются против воли человека. Эта мысль подтверждается и объяснениями людей, которые участвовали в этих записях и с которыми я сталкивался в силу своей профессии», — говорит Андрей Мачалов.

В результате подобных публикаций и силовики, и пропагандисты, распространяющие ролики, где люди не только признают какую-то вину до суда, но и тиражируют личные данные людей (их адреса, род деятельности, интимные вещи), нарушают целый список статей.

Арт. 424 УК — Злоупотребление властью и служебными полномочиями. Это касается, например, следователей, которые тиражируют такие видео вопреки интересам службы (заданиям и принципам уголовного процесса). В случае наличия последствий для потерпевшего данное преступление наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом или без штрафа и с исключением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Арт. 203-1 УК — незаконные действия в отношении информации о частной жизни и персональных данных. Эта статья актуальна, например, для Григория Азаренка, который в своем телеграмм-канале смакует детали сексуальной жизни задержанных белорусов (максимальное наказание — ограничение свободы на срок до пяти лет или лишение свободы на тот же срок со штрафом).

Арт. 394 УК — Принуждение к даче свидетельств. Он применяется, если свидетельства на видео выбили силой (наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо без лишения.

То же действие, совершенное с насилием или издевательствами, наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Если же имели место пытки, то такие действия наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью).

Арт. 128 УК — преступления против безопасности человечества. Также может быть актуален, так как включает широкий спектр понятий (незаконное удерживание под арестом, пытки или акты жестокости, совершаемые в связи с расовой, национальной, этнической принадлежностью, политическими убеждениями и вероисповеданием гражданского населения и так далее). Подобные нарушения наказываются лишением свободы на срок от семи до двадцати пяти лет, или пожизненным лишением свободы, или смертной казнью.

25-я статья Конституции, которая говорит: «Государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности. Ограничение или лишение свободы возможно в случаях и порядке, установленных законом. Заключенное лицо имеет право на судебную проверку законности ее задержания или ареста. Никто не должен подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению и наказанию, а также без согласия подвергаться медицинским или иным исследованиям».

В случае с должностными лицами отдельно нужно упомянуть статьи Уголовно-процессуального кодекса.

Например, часть 1-я 198 УПК РБ говорит следующее:

«Данные предварительного следствия или дознания не подлежат разглашению. Это возможно только с разрешения следователя, лица, ведущего дознание, и только в том объеме, в котором ими будет признано это возможным, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного процесса».

Касательно обыска и изъятия применяется также статья 210 УПК РБ, ч. 11 которой гласит «следователь, лицо, занимающееся дознанием, обязан принимать меры для того, чтобы не были распространены выявленные при обыске обстоятельства частной жизни человека, занимающего это помещение, или других людей».

Основные принципы уголовного процесса также закреплены в следующих статьях УПК: статья 12 («уважение чести и достоинства личности»), часть 3 статьи 11 («неприкосновенность личности»), а также в первой части статьи 13 («охрана личной жизни»).

Скриншот из одного из покаянных видео.

Как правильно отказываться от участия в таких видео?

Безусловно, даже самые стойкие люди под угрозами могут пойти на съемки в целях самосохранения.

«В своей работе я неоднократно сталкивался со случаями, когда даже самые бесстрашные люди не могли отказаться от подобных свидетельств, — отмечает Мочалов. — Белорусские силовые органы еще с советских времен сохранили в своей практике множество способов влияния на задержанного.

Немаловажным фактором того, что белорусы идут на то, чтобы сняться в подобных видео, я считаю общее недоверие граждан к системе правосудия. К тому, что «суд же во всем разберется». Как показывает практика, даже самые лояльные власти граждане верят в то, что «будет именно так, как скажет прокурор».

Однако, если есть возможность отказаться в показаниях против себя на видео, юрист советует делать это письменно, ссылаясь на актуальные законодательные нормы.

Во первых, это 62-я статья Конституции: каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления защиты прав и свобод (с момента фактического задержания). В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается за счет государственных средств.

«Отмечу, что на практике силовые органы (в частности, ГУБОПиК) игнорируют это конституционное право гражданина, аргументируя, что законом «Об оперативно-розыскной деятельности» оно не предусмотрено. Однако упомянутый закон не единственный нормативно-правовой акт в Беларуси. Соответственно, не исключается простое применение статьи 62 Конституции в работе силовых органов», — обращает внимание Андрей Мочалов»

Также никто не отменял 27-ю статью Конституции: никого не должны принуждать к даче свидетельств и объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников. Доводы, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы.

Также можно ссылаться на прописанные выше принципы КПК.

Несмотря на сегодняшний правовой дефолт, адвокат советует все равно обращаться с заявлениями в милицию для фиксации нарушения прав.

«Сложно сказать, насколько это будет эффективно в сегодняшних условиях. Но мы имеем часть 48 УПК, которая регулирует возмещение ущерба, причиненного физическому или юридическому лицу незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, и имеем право ей пользоваться».

Комментарий правозащитника Павла Сапелко

Павел Сапелко. Фото racyja.com.

«Есть достоверные факты, которые показывают, что такие ролики используются в суде в качестве доказательств вины, и судей не смущает тот факт, что эти «покаяния» есть, по сути, допрос без защитника, без объяснения и без обеспечения права не свидетельствовать против себя, — говорит Сапелко.

— Каждый имеет право не участвовать в этом, однако это право игнорируют, а решимость защищать его готовы сломать (достаточно упомянуть широко известный ролик с Николаем Дедком в главной роли).

Отвечать за это им, надеюсь, придется: у преступлений против человечности нет сроков давности, а разного рода пропагандисты, распространяющие дальше видеоролики в информационном пространстве, вполне подходят на роль пособников в преступлении».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера