— Александр Геннадьевич, а чем вы сейчас занимаетесь, если не секрет?

— Всё банально просто: я на пенсии.

— Может, где-то консультируете или научной деятельностью занимаетесь?

— Нет.

— У вас же имя, авторитет! Неужели не поступало никаких предложений по работе?

— Были. Но не из государственных клиник.

— А почему не согласились на консультации, например, в том же «ЛОДЭ» или любом другом медцентре?

— Есть добавка за докторскую степень, и если ее получать, то нельзя нигде работать. Я не хотел ее терять.

— Это какая-то значительная сумма?

— Нет, чуть больше 500 рублей.

— Если бы трудоустроились, в деньгах наверняка выиграли бы.

— Конечно. Но я так решил.

— У вас в прошлом году подожгли дачу. Найдены ли те, кто это сделал, и закончилось ли расследование по этому делу?

— Не закончилось. Уголовное дело приостановили, а того, кто это сделал, не нашли.

Дача Александра Мрочека после поджога и пожара.

— Вы говорили, что болели. Коронавирус?

— Нет, ковидом я переболел еще весной. И, кстати говоря, потом очень неуютно себя чувствовал. Это была одна из причин, по которой я не пошел на работу.

— Вы были привиты или нет?

— Уже после привился.

— Во время болезни в больницу не попали?

— Нет, дома отлежался. Перенес вроде относительно легко, но потом столкнулся с постковидной действительностью. Допустим, пробежаться надо, а у тебя такая одышка!..

— Сейчас уже отпустило? Говорят же, что постковидный синдром может длиться долго…

— Есть какие-то нюансы, но с другой стороны — и возраст-то уже! Поди разберись, что от чего!

— Уезжать из страны не планируете? Если не ошибаюсь, у вас сын в Испании живет…

— Возможно, к сыну поеду. Но пока здесь…

Коллектив РНПЦ «Кардиология» приветствовал уволенного лукашенковцами директора Мрочека четырехминутной овацией. А Пиневичу устроили обструкцию

«Увольняя таких икон, как Мрочек и Мартов, система ускоряет отъезд тех, кто его откладывал»: чистый отток медиков только за январь — 724 человека

Опальному академику Мрочеку подожгли дачу, оставили записку с угрозами и окровавленную куклу

30 человек помогали кардиологу Александру Мрочеку разбирать сожженную дачу. Среди них люди с мировым именем

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна