«В кабинете сидела Ермошина и два человека»

Светлана Тихановская рассказала о том, что было в кабинете Ермошиной 10 августа 2020 года. Она вспоминает, что люди, которые встречали ее в ЦИК очень волновались и поначалу не разрешали ей пройти с адвокатом.

«В кабинете сидит госпожа Ермошина и два человека [Андрей Павлюченко, руководитель Оперативно-аналитического центра, а в прошлом — охранник Лукашенко, и Геннадий Казакевич, заместитель министра внутренних дел. — НН]. Выходит Ермошина и говорит: «Вам есть о чем поговорить». Они спрашавают у Максима Знака: вы кто? 

— Я адвокат.

— Покажите ваш договор. 

— Он в приемной. 

— Ну принесите. 

Он выходит, и они его больше не пускают. Стало страшно, потому что ты не знаешь, о чем с тобой будут говорить, но вся ситуация не просто так».

Разговор продолжался около трех часов. Тихановская говорит, что было тяжело принять решение, она была в полуобморочном состоянии. 

«Мне дали листочек с текстом, я вычеркнула, что говорить не буду. Там был назван якобы победитель выборов. 

Мне предложили: либо ты уезжаешь к детям, либо мы не гарантируем, что ты сейчас доедешь до дома. Пояснений никаких не было».

Были слухи, что Тихановской показывали видео с пытками мужа. Она это отрицает. Но вспоминает, что просила отпустить Сергея с ней. «Пока это невозможно», — ответили ей.

Журналист Никита Мелкозеров попросил Светлану Тихановскую прокомментировать высказывание Лукашенко, что он якобы дал ей 15 тысяч долларов.

«Когда поменяется ситуация в стране, я расскажу историю целиком. Все факты расскажу потом», — пообещала она.

«Многие в августе и сентябре настаивали: «Давай проведем инаугурацию»

Журналист спросил у Тихановской, считает ли она себя президентом.

«Я знаю, что люди голосовали за меня на выборах в 2020 году. Я знаю, что я эти выборы выиграла. Но фактически не управляя, не имея возможности работать как президент в стране, у меня не поворачивается язык так сказать. От того, называю я себе так или не называю, не меняется ровным счетом ничего, — ответила она. —

Многие в августе и сентябре настаивали: «Давай проведем инаугурацию». А что бы это изменило?

Ну провели бы мы инаугурацию, потребовалась бы большая работа по признанию другими странами тебя именно президентом. Процесс непризнания легитимности человека, который силой удерживает власть, — это одно. Но такое двоевластие в умах зарубежных политиков немножко контраверсивное. 

Многие настаивали и причины приводили, почему это надо было сделать, но я часто опираюсь на свою интуицию. Я до сих пор не знаю, было ли это правильное решение».

Мелкозеров вспомнил, что во время предвыборной компании Сергея Тихановского часто сравнивали с Лукашенко, говорили, что это тот же типаж.

«Я таких сравнений не помню. Я просто Сергея знаю — это совершенно разные люди. Да, он напористый, он харизматичный, предприниматель успешный. Разные совершенно контексы у моего мужа и этого человека. Да ничего общего. Сергей очень человечный, добрый», — отреагировала на это Светлана Тихановская.

«Нас были бы ради видеть в Украине, но они осторожничают»

Почему у нее до сих пор не было встречи с Владимиром Зеленским?

«Нас были бы рады видеть в Украине. Мы получали приглашения от чиновников. Но думаю, здесь дело в осторожности. Ситуация в Украине тоже оставляет желать лучшего. Там очень накалена обстановка, и встреча со мной могла бы накалить ее еще больше.

Они очень осторожничают. Я знаю, что они нас поддерживают, но именно сам факт встречи был бы сейчас им не на руку», — пояснила политик.

В интервью она также рассказала о своей охране. Ее сопровождают даже при походе в магазин.

«Я охраняемое лицо в Литве. Я езжу на дипломатические визиты, и меня принимают так, как каждого высокопоставленного чиновника. Охрана предоставляется везде. Количество охраны — это уже решает принимающая сторона. Очень высокий уровень охраны в Польше, Чехии».

«Санников высказался, но было очевидно, что думают люди»

У Тихановской спросили, как она отреагировала на выпады Санникова, который у себя в фейсбуке публиковал фото котлет, чтобы задеть ее.

«Я этого не видела, не читала, мне об этом рассказали. Но также мне рассказали о том, что было под этой статьей, сколько было негатива в сторону автора и сколько слов поддержки мне. Наверное, это впечатлило больше. Человек высказался, у него есть такое право, но было очевидно, что думают люди.

Мы виделись после того. Была общая встреча демсил в Польше на каком-то форуме, мы обсуждали текущие вопросы, стратегии. Кто старое помянет, тому глаз вон. Никто на этом внимание не акцентировал. Это не единственный человек, который решил использовать продукт, чтобы меня описать, может быть, осудить. Я не в обиде даже на тех людей, которые используют более острые оскорбления в мой адрес».

Читайте также:

«Наше министерство культуры существует в режиме даже не ХХ, а ХІХ века». О чем говорили и к чему пришли участники белорусской Рады культуры

Тихановская призывает принять участие в референдуме и перечеркивать в бюллетене оба варианта

«Состояние военной эскалации становится нормой для режима». Тихановская — о возможном участии Беларуси в военном конфликте

Стукачи, ментовские прокладки, ссученные. Санников опубликовал пост, в котором досталось всем: «Нашай Ніве», Тихановской, даже Шрайбману

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера