Украинские военные. Фото: Минобороны Украины.

Ситуация в украинских городах внешне остается спокойной, поэтому очень трудно сказать по визуальной картинке, насколько украинские гражданские и военные службы готовы на случай полномасштабного вторжения. Есть ли у них план действий, будет ли соответствующая качественная координация? Мы спросили у публициста, участника российско-украинской войны и экс-чиновника Станислава Безушко.

Все украинские командиры и офицеры прошли бои, принимали непосредственное участие в войне, объясняет Станислав Безушко, который и сам ветеран.

«Я более, чем уверен, что с этим не будет абсолютно никаких проблем, потому что у нас сейчас очень адекватный и сознательный министр обороны и его заместители. У нас с нового года сменилось все командование Вооруженных сил, главнокомандующий, начальники штабов. Все эти офицеры прошли бои, принимали непосредственное участие в войне, соответственно, они знают, как все работает. Есть полное доверие и поддержка подчиненных. Батальоны территориальной обороны также разворачиваются. Руководители либо уже приступили, либо в ближайшие дни приступают к выполнению своих обязанностей. Получили технику, оружие, вовлекают людей», — говорит он.

Украинские военные. Фото: Минобороны Украины.

Господин Безушко видит только одну главную проблему — постоянное накручивание в информационном поле, через которое люди нервничают и стрессуют.

«А так все готово. Там, где органы местного самоуправления должны отвечать за обнародование информации о месте хранилищ, они это делают, публикуют информацию. Единственное, что, возможно, не все органы местного самоуправления осознают риски угрозы. И некоторые делают это медленно и довольно плохо общаются с людьми», — продолжает он.

«Мы готовы к войне, мы можем воевать, и мы готовы давать полноценный ответ россиянам в случае очередной агрессии», — говорит публицист и участник войны.

Владимир Соловьян, представитель New Geopolitics Research Network, говорит, что политическое руководство, военное командование, специальные службы накопили значительный опыт противодействия вызовам безопасности за годы гибридного противостояния с Россией.

«Речь не только о боевых действиях на Донбассе. Деятельность российских спецслужб постоянно держит в тонусе отечественный сектор безопасности и обороны.

Кроме того, вторжение стотысячной тысячной группировки страны-агрессора не может произойти врасплох — этому будет предшествовать определенный период (по крайней мере несколько недель) подтягивания группировок армии России вблизи украинских границ. В условиях постоянного мониторинга ситуации такие активности скрыть практически невозможно. Поэтому ситуация, при которой руководство страны будет застигнуто российским вторжением врасплох, является довольно маловероятной», — говорит эксперт.

Почему во время угрозы полномасштабной войны украинские элиты заняты разборками между собой?

Любого человека, который посмотрит на сегодняшнюю Украину, может поразить, насколько не соответствуют настроению украинцев паническому тону западной прессы и политиков, которые подозревают Москву в подготовке полномасштабного военного вторжения.

На улицах украинских городов нет никакой паники, люди не скупают спички и гречку, а заняты своей обычной жизнью и завершают празднование главных зимних праздников. Конечно, люди в курсе о российских войсках на границе, и российскую угрозу считают абсолютно реальной, но не более того.

Никакого паникерства нет и в информационном пространстве. В медиа различных олигархических групп тема потенциального российского вторжения остается важной, но не доминирующей. В прямом эфире телевидения показывают скандальное возвращение экс-президента Петра Порошенко и суд с его участием — нынешняя власть подозревает его в государственной измене. Кажется, многим украинцам сейчас интереснее наблюдать за внутриполитическими разборками, чем за агрессивными маневрами российских войск. В чем же причина?

Украинские военные. Фото: Минобороны Украины.

Вот что объясняет политический эксперт Алексей Роговик, руководитель аналитического центра Free Voice:

«В Украине реальность войны понятна большинству в обществе не первый год. Мы ежедневно сталкиваемся с информацией о погибших воинах и обстрелах. Есть понимание того, что новые акты российских вторжений возможны каждый день и это понимание у нас есть не один год, к сожалению, к этому ощущению нам пришлось привыкнуть и быть готовыми.

Поэтому информация о риске вторжения в обществе воспринимается серьезно, но не как нечто новое, не так остро как в западных обществах, которые время от времени подзабывают, что война, агрессия России против Украины никуда не исчезала, а Донбасс, Крым не переставали быть оккупированными Россией. Также мы понимаем, что военный шантаж является составляющей геополитического давления на Запад и Украину для переговорных и других уступок, в частности, в контексте давления на Украину относительно выполнения так называемых Минских договоренностей.

Это не первый случай такого шантажа из-за военных угроз со стороны России. Единственная разница в том, что масштабы неприемлемых ультиматумов России глобальны и касается не только Украины, но и НАТО, государств Восточной Европы», — говорит господин Роговик.

Разница в том, что сейчас ультиматум России глобальный и касается не только Украины, но и НАТО, государств Восточной Европы, говорит украинский эксперт Алексей Роговик.

По мнению эксперта, информация о потенциальном масштабном вторжении присутствует в повестке дня страны, есть острые политические дискуссии относительно готовности Украины среди политиков и СМИ.

«Журналисты и общественные деятели ставят еще больше вопросов к действиям, которые в этих условиях совершает украинская власть. Как власть, так и СМИ, пытаются здесь выдержать определенный баланс, чтобы не сеять панических настроений, которые не приносят пользы ни экономической стабильности, ни готовности страны к соответствующим событиям, а внутренняя дестабилизация является одной из целей России», — говорит руководитель аналитического центра.

Именно поэтому, по мнению эксперта, Украина сталкивается с энергетическим шантажом, кибератаками и телефонными «минировками» со стороны России, что вместе с нагнетанием о вторжении уже негативно влияет на курс гривни и экономику в целом.

«Президент Зеленский недавно обратился к украинскому народу по поводу потенциального вторжения и ответил на вопрос, соответствующий запрос общества. Кроме оборонных мер в правительстве уже разработаны и опубликованы специальные брошюры по поведению в случае чрезвычайной ситуации или войны, продолжается развитие института территориальной обороны и другие мероприятия», — полагает эксперт.

Украинские военные. Фото: Минобороны Украины.

По мнению господина Роговика, в украинском обществе и иногда у власти есть понимание, что война не должна быть основанием для отложения реформ, привлечения к ответственности в резонансных уголовных делах. Противодействие пророссийским, коррупционным или олигархическим силам нельзя прекращать.

«Все это имеет политические последствия в виде различных процессов, дискуссий, которые могут быть восприняты как политические разборки. Война не должна отменять в этой ситуации внутреннюю повестку дня, но только с поправкой, что нужно минимизировать то, что может быть использовано агрессором против нашей национальной безопасности. Однозначно лишним в этой ситуации является шоу-борьба за власть любыми методами или провоцирование внутренних силовых противостояний власти и оппозиции. В такие периоды лучшим является единение всех сил», — констатирует аналитик.

Фото: Минобороны Украины.

Ничего удивительного в нынешней ситуации не видит публицист и участник войны Станислав Безушко. Он полагает, что украинские политики часто ставили собственные интересы выше государственных и раньше.

«Так они вели себя и в 2014 году, и в 2015 году, и ежегодно. Они всегда ставят в приоритет свою политическую деятельность и свой приход к власти. Они считают, что кто-то где-то за нас должен решить. Это такая безответственность украинских политиков. На нас нападали: было Дебальцево, был Иловайск, они продолжали говорить о том, кто хороший, а кто плохой», — говорит господин Безушко.

«Также нужно учесть, что для Европы и для мира очередная военная эскалация становится чем-то новым, какой-то трагедией. А мы восьмой год воюем. Мы просто имеем этот иммунитет к войне. Мы привыкли, что у нас постоянно об этом говорят. Мы привыкли к потерям, к тому, что идут бои, что может что-то случиться, поэтому мы на это реагируем не так, как в Европе», — говорит публицист и участник войны.

Также Господин Безушко считает, что западная пресса не учитывает некоторые важные моменты. Напомним, сначала американские издания сообщили о переброске российских войск к украинской границе: The Washington Post 31 октября написала о сосредоточении войск, а Politico опубликовала фото от 1 ноября в подтверждение этого.

Фото: Минобороны Украины.

11 ноября Bloomberg написал, что США сообщили союзникам из Евросоюза о том, что Россия может планировать вторжение в Украину, учитывая усиление напряженности из-за мигрантов и проблем с поставками энергоресурсов.

По данным немецкого издания Bild, Россия рассматривает план захватить две трети территории Украины, включая Киев.

«Bild не учел, что эти войска и так находятся на этой территории уже больше, чем полтора года, не учли километражи. Те, кто не умеет критически мыслить, естественно, начали суетиться. Но, в общем, со второй половины декабря украинская разведка и Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины просто намного лучше стали общаться, давать больше информации», — говорит участник войны.

По его мнению, наибольшую напряженность в Украине создают политики, которые хотят воспользоваться нынешней ситуацией. С одной стороны власть, которая говорит, что плохая оппозиция нагнетает обстановку. С другой стороны оппозиция, которая говорит, что власть продает Украину.

«Это у нас было, есть, и, к сожалению, наверное, будет и дальше», — говорит господин Безушко.

Верят ли украинцы в полномасштабное вторжение?

С 2014 года украинцы живут в постоянном осмыслении того, что российские войска в любой момент могут начать не прокси, а широкомасштабную войну, с использованием авиации и оккупацией значительной части территории. Но насколько нынешняя ситуация отличается от предыдущих? Действительно ли угроза полномасштабного вторжения сейчас больше?

Фото: Минобороны Украины.

«К сожалению, мы не можем понимать, что происходит в голове Владимира Путина, не можем быть уверены в его рациональности, и этим можно объяснить превентивные заявления и шаги наших западных партнеров. Россия вышла на беспрецедентный градус военных угроз,

которые превратила в неприемлемые ультиматумы, которые превратились в международные консультации и переговоры с США и НАТО. Возможно Россия не будет предпринимать реальных мер кроме попыток дестабилизации Украины, во-первых, пока идет переговорный процесс с Западом как фактор сдерживания и у них есть надежда на реанимацию Минска-2 в новонормандском формате, во-вторых, до завершения китайской Олимпиады 20 февраля, а также, в-третьих, все же наша армия является достаточно сильной для создания России больших проблем в случае вторжения, а наши западные партнеры продемонстрировали много потенциальных мер против России. Хотелось бы верить, что все эти факторы вместе отвлечь новую угрозу.

Но с Россией мы никогда и ни в чем не можем быть уверены, ведь даже подписи России под документами безопасности уже не раз становились такими, что ничего не гарантируют», — говорит аналитик Алексей Роговик.

Фото: Минобороны Украины.

Эксперт Владимир Соловьян полагает, что среди украинского общества пока что нет единой позиции по оценке ситуации.

Социологические опросы в конце прошлого года показали, что около половины респондентов считают реальной перспективой угрозу вторжения России в Украину. При этом более 40% не видят в ситуации значительных рисков. Почему же так?

«Первый аспект — усталость от войны значительной части общества. Этот ход общественного мнения сформирован потерей ощущения присутствия войны в повседневной жизни большинства украинцев. Более того, частые спецоперации российских спецслужб (кибератаки, эпидемия телефонных «минирований» и так далее) стали настолько частым, даже обыденным явлением, что у части общества появился «иммунитет» к алармистским сообщениям относительно российской угрозы.

В конце концов, не стоит отвергать фактор информационного влияния пророссийских медиа, деятельность которых направлена на дискредитацию украинской власти и навязывание мифологемы о «внешнем» управлении государством», — говорит аналитик.

Владимир Соловьян считает, что война — один из вероятных сценариев, лежащий на столе Путина.

«Впрочем, я считаю, что в ближайшей перспективе, по крайней мере ближайших месяцев Россия не решится на прямое вторжение», — говорит эксперт.

Целью нынешней эскалации со стороны России являются прямые переговоры с Западом, с Вашингтоном, считает он.

Что же на самом деле скрыто под маской российских угроз и запугиваний?

Фото: Минобороны Украины.

«Думаю, стоит внимательно следить за ходом переговоров. По состоянию на сегодня мы можем разглядеть первые ростки компромисса.

Он включает договоренности в сфере контроля над вооружениями, а также взаимные ограничения на размещение ракет в Европе, просмотр интенсивности учений НАТО вне территории организации, в частности в Украине, повышение уровня транспарентности.

Кажется, западные элиты не собираются жертвовать основополагающими принципами НАТО, а компромисс возможен только при условии взаимных уступок.

Поэтому Кремлю придется либо согласиться на предложенный ответный пакет договоренностей, либо признать свое дипломатическое фиаско. Если руководство России выберет второй путь — растет угроза развертывания военной инфраструктуры России в Беларуси и усиления давления на Киев из-за обострения боевой обстановки на Донбассе.

Что касается полномасштабного вторжения, то этот сценарий содержит ряд существенных угроз для Кремля, — во-первых, санкции если не разрушительные, то, без сомнения, чрезвычайно болезненные для российской экономики; во-вторых, имеющейся вблизи украинской границы группировки войск России недостаточна для обеспечения оккупационного режима в условиях активного партизанского движения, а наращивание сил вторжения обязательно приведет к ослаблению стратегических позиций на других важных для Москвы направлениях; в-третьих, российское общество не готово к значительным большим потерям и резкому ухудшению уровня жизни.

Война с Украиной не вписывается в формат «маленькой победоносной»

и при этих обстоятельствах, вполне вероятно, приведет к падению рейтинга власти. В конце концов, февраль — месяц проведения зимней Олимпиады в Пекине. Вряд ли Москва осмелятся переключить внимание всего мира из Китая на события в Украине. В свое время Майдан испортил Кремлю «послевкусие» сочинской Олимпиады. Путин прекрасно понимает пикантность ситуации», — говорит Владимир Соловьян.

Фото: Минобороны Украины.

Чего ждать белорусам?

Обострение ситуации на российско-украинской границе совпало с белорусско-российскими учениями.

Как рассказал Лукашенко, военные отработают»определенный замысел в противостоянии с силами Запада (Балтия и Польша) и Юга (Украина)». 

Судя по фото и видео в соцсетях, российская техника стала лагерями с белорусской стороны непосредственно у границ Украины. Технику заметили во многих районах Гомельской и Брестской областей, где нет полигонов, заявленных для учений.

Фото: Минобороны Украины.

Госдепартамент США открыто заявил, что рассматривает передвижение российских военных в Беларусь как возможную подготовку к вторжению в Украину.

«Сообщения о передвижениях российских войск в направлении Беларуси, которые, как предполагается, осуществляются под предлогом регулярно запланированных совместных военных учений, вызывают беспокойство. Выбор времени примечателен, и, конечно, вызывает опасения, что Россия может разместить войска в Беларуси под видом совместных военных учений, чтобы, возможно, напасть на Украину с Севера», — заявил представитель Госдепа США.

Воспринимают ли в Украине нападение россиян с территории Беларуси возможным вариантом? Когда такое вторжение произойдет, чего ожидать белорусским политическим диссидентам и находящимся в Украине беженцам? Их будут воспринимать как потенциальных союзников, или в первую очередь как представителей враждебной Украине государства с недоверием и настороженностью?

«Вторжение с территории Беларуси, по причине некой провокации со стороны «власти» в Беларуси, рассматривается как один из потенциальных сценариев вторжения. В течение уже долгого времени мы видим, что Александр Лукашенко выполняет все международные капризы Путина, от миграционных операций против Европы до пропагандистско-ложных заявлений и действий против Украины», — полагает аналитик Алексей Роговик.

Фото: Минобороны Украины.

По мнению эксперта, в Украине отделяют позицию лукашистов от позиции белорусского народа.

«Украина всегда будет воспринимать союзниками всех, кто будет стоять на позициях уважения к нормам международного права и территориальной целостности Украины. Украинцы прекрасно отличают действия Лукашенко и позицию белорусского народа и белорусов, которым пришлось убегать от диктаторского и пророссийского режима Лукашенко. Белорусским политическим диссидентам и беженцам от Украины никогда не будет никаких угроз. Мы союзники в борьбе за права человека, свободу народов, демократические преобразования. Угрозы в этой ситуации есть только от российского агрессора и зависимого от него Лукашенко», — говорит Роговик.

«В Украине еще два года назад достаточно позитивно воспринимали Лукашенко, но сейчас совсем другая ситуация.

Я серьезно отношусь к тому, что агрессия может быть с территории Беларуси. Но я считаю, что она может быть не на территории Киевской области, как говорят многие ведь это нелогично. Возможно, что удары произойдут по территории Волыни. К этому готовится украинская армия, Национальная гвардия. Мы готовы к этому», — говорит участник российско-украинской войны, публицист и экс-чиновник Станислав Безушко.

Фото: Минобороны Украины.

Белорусскую армию в Украине воспринимают как один организм из Российской. Соответствующим будет и отношение в случае агрессии с территории Беларуси. Но белорусов как народ, белорусов как людей украинцы от нынешнего режима отличают, пока что.

По мнению Безушко, белорусам, нашедшим убежище в Украине, ничего не угрожает.

«Мы четко понимаем, что те белорусские диссиденты, которые сегодня в Украине, не имеют никакого отношения к тому, режиму, который создал Лукашенко», — говорит публицист.

«В моем окружении, журналистов и экспертов, никто точно к ним не будет негативно относиться. Хотя и возможны отдельные политические провокации для того, чтобы создать дополнительный конфликт, чтобы дать Лукашенко дополнительные аргументы», — говорит Станислав Безушко.

Британия направила Украине 2000 единиц противотанкового оружия

Воевать с Украиной — безумство. Блинкен обратился к гражданам России

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера