Фото: скриншот видео

Виталий и Владислав Кузнечики впервые дали интервью телеканалу «Настоевье время». На видео они показали условия, в которых живут, и рассказали о своей ситуации.

«В сентябре 2020 года, когда мы оказались на территории посольства, конечно, мы не думали, что это затянется так надолго, — говорит Владислав Кузнечик. — Я увидел отца (думал, он вместе со мной — оказывается, нет). Это он там находится. Я это все увидел (как распыляли слезоточивый газ — прим. «НН») и реально как и любой человек пошел спасать своего отца. Я вытащил его из этих «клещей».

На территорию посольства, да, мы попали незаконно, перепрыгнули через забор. До этого мы звонили в домофон посольства, мы объяснили свою ситуацию, сказали, что боимся за себя, неизвестно, что может быть. Нас послушали и ответили: «Мы вам ничем не можем помочь». Ну, и все. У нас не было другого выхода, как перепрыгнуть через забор».

«Мы боялись преследования, потому что мы уже тогда находились в розыске. У нас не было другого выхода, — говорит Виталий Кузнечик. — Про посольство Швеции нам посоветовали друзья. Да и я сам читал в интернете, что Швеция — одна из самых гуманных стран Европы, что нам в любом случае помогут. Как бы там ни было.

«На днях сказали: ждите ответ в апреле»

«Мы не думали, что настолько всё это затянется, — добавляет Владислав. — И по сути на данный момент Швеция ничего не делает для того, чтобы нам помочь».

«В самом посольстве к нам относятся хорошо, тут претензий никаких нет, конечно, — отмечает Виталий. — Всё, что требуется… Нас обеспечивают».

«Да, работники посольства к нам хорошо относятся, они всё понимают, они видят, что происходит в стране, — соглашается Владислав. — Но что делают власти Швеции, непонятно».

Юрист Вадим Дроздов помог Кузнечикам составить жалобу в Комитет ООН против пыток.

«С самого начала процедуры в Комитете против пыток власти Швеции пытались прекратить рассмотрение и признать жалобу неприемлемой из-за того, что Кузнечики находятся не под юрисдикцией Швеции, — говорит Дроздов. — 1 декабря 2021 года Комитет против пыток решил, что жалоба заявителей является приемлемой и что Кузнечики находятся под юрисдикцией Швеции. И жалобу следует рассмотреть.

Комитет попросил также власти Швеции в течение 4 месяцев предоставить письменные замечания по существу жалобы и высказать свою позицию о риске пыток в Беларуси».

«Нам дали на днях ответ насчет решения Комитета о приемлемости жалобы: ждите ответа в апреле, — говорит Владислав. — То есть на следующей сессии. Они не собираются решать вопрос быстро.

Если мы покинем территорию посольства, то с нами может произойти всё что угодно. Как минимум, нас посадят за решетку, потому что на нас уже несколько уголовных дел, насколько нам известно.

А в тюрьме может быть всё что угодно: людей там и убивают, и пытают, и неизвестно что. Никто не знает, как будет на самом деле».

МИД Швеции ответил на запрос «Настоящего времени»: «Мы постоянно работаем над этим вопросом и ведем диалог с этими двумя людьми. Мы не можем вдаваться в подробности нашей работы».

«Я чувствую, что вес потерял, у меня частые головные боли»

Между тем у обоих Кузнечиков серьезные проблемы со здоровьем. У Владислава онкология.

«Насчет медицинской помощи и медицинского обследования — по сути нам предоставить эту помощь не смогли, — говорит Владислав. — Врачей здесь нет и оборудование сюда поставить не могут».

«С таким заболеванием, как у Влада невозможно провести обследование на территории посольства, — добавляет Виталий. — Ведь там нужно сложное оборудование: компьютерная томография и еще много чего».

«Самое главное — я больше всего переживаю за онкологию, которая у меня была. Я чувствую, что вес потерял, у меня частые головные боли, — говорит Владислав. — Много разных симптомов. И все знают об этом.

Работники посольства знают — соответственно, и власти Швеции об этом знают. Но ничем, как они говорят, помочь не могут. Да, могут какие-то лекарства купить. Но какие, если мы не знаем? Что и как вообще неясно».

«У меня ухудшается зрение. Единственное, чем мне могли помочь в посольстве, — купили очки, чтобы я мог читать. Ну, и еще сердце беспокоит. У меня часто болит сердце, — говорит Виталий. — Мы сейчас в безопасности. Но назвать это свободой никак нельзя. Потому что мы не можем выйти в город прогуляться. Встретиться со своими родными. Я бы это описал как тюремное заключение, но с более мягкими условиями».

«Самое сложное для меня здесь — это то, что я не могу видеть своих детей, как они растут, — берет слово Владислав. — Не могу с ними рядом находиться».

«Мы не можем видеть своих родителей, друзей, с которыми мы каждый день общались. Это морально тяжело. Хочется поблагодарить и передать привет политзаключенным, всем, кто находится в заключении по политическим мотивам. Люди не сдаются, даже сидя в тюрьмах. Это стойкие и истинные патриоты Беларуси. Мы понимаем, что им намного хуже, чем нам. И если сравнивать нашу ситуацию с ними, то у нас обстановка намного лучше. У нас все есть».

«Это будущее нашей Беларуси. Они станут во главу нашего правительства и будут развивать страну в дальнейшем. Также уважение и независимым СМИ, которые показывали и показывают реальную обстановку в стране, пока была возможность. Жыве Беларусь!» — сказали на прощание Кузнечики.

Читайте также:
«Если бы мы знали, что это затянется надолго». Уже год, как отец и сын Кузнечики живут в шведском посольстве в Минске

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?