«Явное самоубеждение себя в том, что выборы выиграны»

Проект «1906»: когда наблюдаешь за состоянием общества, создается ощущение, что тактика медленной готовки лягушки работает. Есть ли у этого явления критическая температура? Другими словами, красная черта виднеется?

Владимир Янчук: Реальные эксперименты показали, что, попав в кипяток, лягушка перестает сопротивляться. В случае же постепенного повышения температуры она предпринимает попытки спастись. Замечу также, что люди все-таки отличаются от лягушек. На то им и дан разум.

Про красную черту говорить не совсем корректно. У белорусов есть возможность выхода в альтернативное информационное или географическое пространство. Мы же не находимся в полной изоляции, как Северная Корея. Хотя и идем к ней ускоренно.

Кстати, Северная Корея в отличие от Беларуси — самодостаточная страна. Даже ядерное оружие имеется, которое при случае можно вспомнить. Беларусь же намного более зависима, в первую очередь от России, и это ограничивает возможности власти. Например, простой человек может переехать куда-нибудь, несмотря на все трудности. А система вынуждена искать компромиссы — у нее нет другого варианта.

«1906»: Пока компромиссов как-то не видно…

ВЯ: Это ошибочная мысль. Ведь власть была бы рада создать информационный вакуум и запретить любые несогласованные действия, но не может этого себе позволить. Наверное, ведутся кулуарные разговоры, скрытая от глаз игра. Не все так просто и очевидно, как нас уверяют в государственных СМИ.

Владимир Янчук

«1906»: Неужели процесс начался?

ВЯ: А он и не заканчивался. Шел все время. Просто мы этого не видим. Есть же какие-то обстоятельства, что сдерживают от непоправимых действий. Та же Россия не заинтересована в полной бесшабашности.

«1906»: Говорят, сейчас активных граждан, в частности независимых наблюдателей на выборах 2020 года, задерживают повторно — в превентивном порядке. Регулярно в государственных СМИ появляются видео с признаниями. Кажется, система не может существовать без подпитки. Что нужно для окончания репрессий? Как замедлить машину подавления?

ВЯ: С потенциальными наблюдателями решили бороться превентивно. Это попытка прекратить сбор независимых данных и провести верификацию официально объявимых цифр.

Провластные аналитики хорошо понимают, что нужно влиять на общественное сознание для формирования выученной беспомощности: запугивание используется как наиболее действенный метод.

Однако бесконечная бомбардировка массового сознания официозными СМИ все более неэффективна, так как общество уже получило информационную «прививку» и в своем большинстве потеряло доверие к пропаганде. А ее эффект как раз и определяется тем самым доверием.

Книжки серьезные пропагандистам читать надо! Но, видимо, не до этого. К тому же остро ощущается кадровый дефицит. Ну о каком доверии можно говорить по отношению к провластным вещателям? Если послушать нецензурную брань и косноязычие, то можно говорить о формировании чувства отвращения у людей хоть как-то облагороженных. А неокультуренные же к действиям и размышлениям не способны.

Принудительные покаяния в отношении задержанных также неэффективны и вызывают у многих людей скорее сочувствие. Для меня это косвенный индикатор того, что у провластных структур чувство неуверенности и страха за последствия достаточно велики.

Даже первое лицо никак не преодолеет свои страхи посттравматического синдрома после 2020 года, о чем свидетельствует и послание народу. Очевидное самоубеждение себя в том, что выборы выиграны.

Если уверен, то чего постоянно возвращаешься к теме? На самом деле, мантра свидетельствует об обратном. Это признак того, что уверенности нет. Попытка убедить, успокоить себя и одновременно обеспечить себя поддержкой окружающих.

«1906»: На пресс-конференции, проходившей в годовщину выборов (9 августа 2021 года), бросалось в глаза, как пропагандисты активно убеждали спикера в его правоте.

ВЯ: Система устроена не так просто, как может казаться на первый взгляд. Самое близкое окружение, которое, кстати, широкий круг не видит, читает реакции и делает подсказки пропагандистам, используя различные способы манипуляции.

Советники — знающие люди, и в краткосрочной перспективе их тактика эффективна, но в долгосрочной — это тупик.

Уже сейчас ощущаются последствия недальновидной стратегии. Квалифицированных кадров становится меньше. Дошло до того, что в некоторых узких областях работать некому — в медицине, например. У меня знакомые, сами медики, не могут найти квалифицированных врачей, так как многие уезжали.

Во власти считают, что всех можно заменить, но это не так — ресурсы ограничены.

«1906»: По субъективным ощущениям, пострадала как раз больше всего социальная сфера — медицина, образование, правовая система… Ее представители не так много зарабатывали, но пострадали сильно.

ВЯ: Однако их влияние на экономику нельзя принижать. Недавно с факультета международных отношений БГУ уволили специалиста по Индии. На прошлой неделе как раз состоялись переговоры с представителями этой страны — пытаются договориться о поставках калия. Специалист, который мог бы оказать квалифицированную помощь, уволен. Вот вам прямые потери.

Таких примеров немало. «Попросили» юристов из того же вуза. Компетентный специалист смог бы предложить правовое решение. А если этого нет, то и результат провальный, так как отсутствует экспертиза.

Эксперт же несвободным быть не может — на то он и эксперт.

«Когда совершаешь что-то аморальное, то делаешь проекцию и на единомышленников»

«1906»: Chatham House говорит о том, что чиновников лучше знают сторонники протеста. Аналитики высказывают мнение, что провластные Telegram-каналы читают они же, а не так называемый бастион Лукашенко.

ВЯ: Человек, который критически мыслит, оперирует множеством источников и лучше готов к развитию событий, он более свободен в принятии решений.

А провластный не знает, чего ждать завтра. Ему поручают выполнять глупость, которую он должен реализовывать.

Инфраструктура власти — однонаправленная. Мнение снизу никого не интересует. Это очень символично.

Чиновники тоже люди. Многие мечтают о пенсии. Если только срок подошел, то быстренько бегут оформляться. Почему? Отсутствует интерес в работе, постоянное топтание по достоинству вызывает протест: их же регулярно унижают, игнорируют мнение.

«1906»: Оказывается, сейчас мало молчать, надо научиться думать иначе, да и то это не гарантия, что к тебе не придут. Между тем, многие считают, что рано или поздно давление коснется сторонников власти. Может, уже началось?

ВЯ: В принципе, и такое возможно. Чем больше неуверенность в позитивном исходе задуманной авантюры, тем быстрее начнется поиск виновных. А атмосфера всеобщего недоверия, что тиражируется сверху, заражает окружение. Когда совершаешь что-то аморальное, то делаешь проекцию и на единомышленников.

«1906»: По данным Chatham House, 87% сторонников протеста и 39% нейтралов не чувствуют себя в безопасности. Сколько в таком нересурсном состоянии могут находиться люди? Возможно привыкнуть к тому, что страдает один из базовых инстинктов?

ВЯ: Привыкнуть можно, и это уже происходит. Другое дело, что часто независимые медиа нагнетают эти страхи, постоянно сообщая о задержаниях, и не всегда исчерпывающе информируют об их причинах.

Во многих случаях задержания происходят при наличии хоть и пришитых белыми нитками, фактурных оснований ( участие в митингах, неосторожные высказывания в сетях и т.д.).

Я бы советовал не нагнетать и более подробно информировать аудиторию о возможных последствиях тех или иных действий. Не оставайтесь со своими страхами наедине, обсуждайте с близкими, проверяйте, пытайтесь разобраться в происходящем.

Сейчас сформировалась опасная тенденция сетевого прилипания, когда человек не выходит из обсуждения политизированной проблематики и забывает о реальности. Это может привести к формированию искаженной картинки и неправильных действий.

Если читать определенные сайты, то кажется, что вокруг происходят только аресты, и это ведет к возрастанию страха в обществе. Но правда в том, что многих активных участников никто не трогает.

«1906»: Трудно представить, что пенитенциарная система вообще способна принять десятки тысяч людей. Это такое количество, которое трудно представить. Каким бы большим ни было желание забить камеры людьми, их же придется содержать, юридически обосновывать аресты и прочее. Ресурсов просто не хватит…

ВЯ: В системе достаточно грамотных людей, выполняющих приказы вынужденно. Итальянская забастовка имеет место. А что же касается бесшабашных, то таких хватало всегда. Поэтому я и говорю: проверяйте информацию.

Социологи говорят о поляризации общества, однако есть много тех, кто колеблется, сомневается, ошибается.

Культурная установка у белорусов всегда была: не высовывайся. Проявлять инициативу — вообще опасно. А это неприемлемо для развитого общества, которое с удовлетворенным принимает молодых и перспективных людей.

«Кто-то сделал выводы по поводу состояния отечественной армии»

«1906»: И вот мы уже серьезно обсуждаем войну —

абсолютно непривычное явление для белорусов. А приемлемая? Может ли произойти раскол среди силовиков? Как вы видите эту ситуацию?

ВЯ: Тема войны часто используется тоталитарными режимами для отвлечения внимания от текущих проблем. Идеологические кампании не сильно изменились за последние полвека. Все время достается жупел войны.

Вопль «наших бьют» вроде бы должен привести к консолидации и мобилизации. Однако сейчас роста патриотизма и сплочения вокруг власти не происходит. Скорее, наоборот.

Пропагандистская работа выполняется грубо и неэффективно. Люди не пугаются, отдавать жизнь не собираются, даже лояльные к власти.

Есть еще один косвенный эффект, который трудно было спрогнозировать. В большом количестве приехали российские войска и у белорусов появилась возможность сравнивать: технику, обмундирование, оружие… Кто-то сделал выводы по поводу состояния отечественной армии.

Что же касается войны, то дело, на мой взгляд, вряд ли до нее дойдет. Пока действия носят информационный характер. Власть сама боится эскалации больше, чем обычные граждане, так как у нее нет обратной связи с реальностью. А картинка зачастую выдает желаемое за действительное.

«1906»: Казахстанские события стали поводом, чтобы задуматься обеим сторонам — и власти, и протестующим, которым продемонстрировали, что случилось бы, если бы был реализован силовой сценарий. Какие выводы сделаны?

ВЯ: события действительно знаковые для власти. Провалился, казалось бы, продуманный мудрым елбасы транзит власти. Думаю, и референдум с ВНС был задуман для этого. А тут такая нелепость…

Обратите внимание, как быстро бывшие поклонники елбасы, которые клялись ему в верности и демонстрировали абсолютную преданность, сдали своего рулевого. Буквально на следующий день.

Уверяю, то же может произойти и в Беларуси. Отсюда и недоверие, и поиск критериев определения «надежности», и избавление от ненадежных во время многочисленных чисток.

Только эти чистки ни к чему хорошему не приведут. Во-первых, потеряют специалистов, и последствия этого очень скоро станут очевидными. Причем во всех сферах. Не только в медицине, что упоминалось выше.

Во-вторых, начнут нервничать люди, которые до тех пор считали себя нейтральными. Ведь никто не знает, на каких основаниях попадают в списки. Можно ведь и по доносу, и для избавления от конкурентов.

А поскольку публика «всплывает» не самая опрятная и моральная, то она не будет испытывать угрызений совести. Это мы сегодня наблюдаем на примере многочисленных пропагандистов, бьющих копытами.

«1906»: Почему при развенчании культа личности прежде всего активничают самые приближенные? Что природой заложено такое, что люди так поступают?

ВЯ: Природой этого как раз не заложено. Наши действия формируются социальной системой, в которой мы находимся. А система демонстрирует, что приближенные испытывают любовь не к конкретной личности, а к должности.

Казахстанский пример показал, что кресло важнее того, кто его занимал. Как только пришел другой — сразу любовь перекинулась к нему. Никаких личных отношений!

Лидер же считает себя талантливым. Он идентифицирует себя с должностью. Я — это страна! До поры до времени ближайшее окружение ему подпевает, потому что не хочет брать ответственность. Пирамидальные системы потому и обречены, что инициатива не поступает снизу, ее участники пассивно ждут указаний сверху.

«Сгорбленные, боятся смотреть в глаза, вскакивают при опросе»

«1906»: Каково нынешнее состояние власти? Что ее сейчас больше всего беспокоит? Видите новые симптомы?

ВЯ: Состояние плохое. Ведь чиновники понимают, что ничего хорошего впереди не ждет. Определенный волюнтаризм держит всех в напряжении. «Шагреневая кожа» сжимается. Одновременно нарастает обстановка неуверенности и страха.

Бравада приближенных показная и скорее говорит о неуверенности. Постоянная тревога начинает сказываться и на здоровье и на отношениях с окружающими и т.д.

Симптомы тревоги чиновничества разных уровней становятся все более очевидными. Посмотрите внимательно на лица тех, кто сидит на заседаниях: сгорбленные, боятся смотреть в глаза, вскакивают при опросе. И ради чего такие унижения? Для меня это загадка…

«1906»: Сторонники перемен рассчитывали на эффект внешнего давления. Кажется, пока это не работает. Беспокоит ли это власть, а мы не замечаем?

ВЯ: Работает, работает. Вы же посмотрите вокруг: постепенно страна становится изгоем. Ее руководителя не пригласили на званный олимпийский вечер. Старший брат душит в »братских объятиях».

Фото: rbc.ru

Цены галопируют, коронавирус свирепствует, демонстрируя беспомощность и неэффективность как политики, так и медицины. Кредиты брать негде. Приходится искать обходные пути для продажи продукции по бросовым ценам. И этот перечень можно продолжать и продолжать…

«1906»: Стратегия балансирования между Западом и Россией потерпела крах. В итоге приходится идти на уступки Кремлю. Как вы считаете, согласится ли белорусская власть с ролью вассала? Раньше казалось, что для нее это неприемлемо…

ВЯ: А куда она денется? В приоритете власти — самовыживание, все альтернативные мосты сожжены. Тем более, что старший брат, подобно конфуцианскому царю обезьян, злорадно наблюдает, как все само катится в руки. Поэтому и не спешит, а получает удовольствие.

Это же перед местной публикой демонстрируется роль мачо, а во время визитов в Россию наблюдается другое. Отсюда и постоянная компенсация унижения на подчиненных.

«1906»: Референдум с мероприятия, которое, как заявлялось изначально, должно было снизить напряжение, превращается в очередное испытание. Эксперты прогнозируют, что или обстановка останется на прежнем уровне, или ухудшится. Рискнете сделать свой прогноз?

ВЯ: Не ухудшится, я в этом уверен. Очередной пузырь лопнет, да и только. Ведь все шито белыми нитками. Общество все понимает. Снаружи также адекватно оценивают анонсированный плебисцит.

Искомую легитимность все равно приобрести не получится. Она и является искомой, а не снижение напряжения. Ведь именно для этого запланировано все действие. Общественное напряжение власть не так интересует.

Блеф рассеется, а дальше что? Изгойство страны не скоро закончится. Экономические проблемы начнут обостряться в самое ближайшее время. Тришкин кафтан нечем будет залатывать. А дырок будет все больше и больше.

Поверьте, что все грехи очень скоро начнут вылезать, а ошибки — все более рельефно проявляться. Срывы, поиск виновных и т.д.

Полагаю, совсем скоро начнется торговля заложниками. Купить может только старший брат. Да и то, на своих условиях. Харизма испарилась, и в скором времени придется расплачиваться за все сделанное.

«1906»: Освобождение бизнесмена, соучредителя Kyky.org Александра Василевича (об этом стало известно во время интервью) — из того же ряда? На что расчет — на смягчение давления извне?

ВЯ: Похоже на то. Планы разрушаются. Взять хотя бы историю с калийными удобрениями. Литва перекрыла транзит. С Индией попытались договориться, а Украина против. Куда направить — в Россию? А там же конкуренты, и еще не забыта давняя история с задержанием топ-менеджера «Уралкалия» (в 2013-м году глава «Уралкалия» Владислав Баумгертнер был задержан в Беларуси по обвинению в злоупотреблении полномочиями).

Должны быть квалифицированные логисты, люди со стратегическим видением. Нужно правильно довести информацию до человека, принимающего решение. А когда чиновник не заявил о проблемах с доставкой, а просто взял под козырек, то стал заложником.

Только я попросил бы политиков и медиа не провоцировать граждан на противоправные действия. Власти надо будет на ком-то срывать злость. А потому советую быть более аккуратными и ответственными.

«1906»: В то же время те, кто предлагает радикальные действия, явно не пользуются поддержкой большинства протестующих. Здоровое ядро довольно консолидировано и дистанцируется от тех, кто оказался на периферии процесса. Это чем-то напоминает поведение людей во время маршей, когда они игнорировали провокаторов и придерживались исключительно мирного шествия.

ВЯ: Соглашусь, что общество само прекрасно фильтрует информацию. В тоже время плюрализм мнений учит думать, оценивать, а не впадать в идолопоклонство. Общая же ошибка — то, что белорусы очень ориентированы на быстрый результат, чего не получается.

Читайте еще:

«Лукашенко дали понять, что он — одна из фигур в большой игре». Как связан «сирийский кейс» с переговорами в Москве

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера