«Есть люди, которые и сами не понимают, за что могли попасть в такой список «неблагонадежных»

Студентке физического факультета БГУ позвонили с кафедры и передали, что ее и еще несколько человек из группы приглашает в кабинет заместитель декана по воспитательной и идеологической работе. Приехать нужно было срочно.

«В кабинете замдекана мне сказали, что позвали в связи с изменениями в административном, уголовном кодексе и в правилах внутреннего распорядка БГУ, — рассказала девушка «Нашай Ніве». — В документе было написано, что участвовать в массовых мероприятиях, а тем более в организации нельзя, и о статьях 23.34 КоАП и 342 Уголовного кодекса «Организация действий, грубо нарушающих общественный порядок».

Девушка говорит, что людей вызвали по определенному списку, но непонятно, каким образом его составляли.

«Знаю, что четыре человека из моей группы точно ходили. Меня, например, позвали, потому что у администрации до этого были ко мне вопросы. Но есть люди, которые и сами не понимают, за что могли попасть в такой список «неблагонадежных», — говорит она.

«Моя подруга говорила, что половина группы ходила к заместителю декана»

По словам студента юридического факультета БГУ, у них также проводят «беседы», но подписывать никакие документы не заставляют.

«Наша заместитель декана вызывает к себе студентов, которые были замечены в участии в акциях, и тех, кто имел административки, —

рассказывает парень. — Ради этого готова и посидеть на факультете после окончания рабочего дня.

Обещала ждать до восьми часов вечера. У меня просили показать, не идет ли запись разговора на телефоне, потом был разговор.

Набор тезисов примерно одинаков: февраль — наиболее рискованный месяц, сидите и не высовывайтесь. Всех «диванных революционеров, которых ГУБОП схватил, отчислили».

Кому-то намекали, что, чтобы обелить репутацию, не плохо было бы сходить на досрочное голосование на референдуме. Дорога в адвокатуру, на госслужбу, в правоохранители для тех, кто был замечен в нелояльности, закрыта. Так говорила.

Вызвали очень много людей. Моя подруга говорила, что половина группы к ней ходила. Причем, насколько я знаю, не только наиболее известные активисты, но и случайные студенты. Наверное, она боится, что если будет кто с факультета участвовать где-нибудь, то и ей самой прилетит за это сверху.

Одному парню она сказала, что видела его на акциях, так он ответил, что видел ее на штурме Капитолия. Вот такие разговоры».

«Я что, знаю, где вы там «засветились»? Нам сказали с вами провести разговор»

На филологическом факультете БГУ у студентов, живущих в общежитии, интересовались, где они будут находиться 27 февраля во время референдума.

«Все началось 7 февраля. В первый день нового семестра. С утра появился список людей, которые должны срочно явиться в деканат без объяснения причин. Это, конечно, подняло волну паники, — говорит одна из студенток. — Причем вызвали и тех студентов, чьи группы сейчас на дистанционном обучении.

Спрашивали, где мы будем во время референдума: дома или в Минске. Тем, кто сказал, что дома, приказали написать письменное подтверждение».

«Когда я пришла, заместитель декана очень радостно меня встретила, поблагодарила за то, что пришла. На мой вопрос, почему именно меня вызвали на этот разговор, ответила: «Я что, знаю, где вы там «засветились»? Нам сказали с вами провести разговор. Прочитайте и распишитесь».

В «документе» было сказано, что я знаю, что бывает за участие в несанкционированных массовых мероприятиях, знаю административную статью 23.34 и так далее. Подписывать я отказалась. Заместитель спокойно это выслушала и сказала, что я имею на это право.

Потом сказала, что вызывает меня еще раз, чтобы составить акт о том, что я отказалась от подписи».

Читайте еще:

«Все под колпаком, списки есть». Почему перед референдумом к белорусам приходят силовики

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера