Фота: АР

Не отвечать на удар, а «изолировать»

В 2016 году Совет национальной безопасности США, ключевой консультативный орган при американском президенте по силовой проблематике, провел военную игру, моделирующую нападение России на одну из стран Балтии. Подробности изложены в книге журналиста Фреда Каплана «The Bomb: Presidents, Generals And The Secret History Of Nuclear War».

По сценарию силы НАТО успешно противостоят вторжению, побеждая «на земле», и тогда Кремль наносит удар ядерным оружием малой мощности (его также называют тактическим ядерным оружием) по скоплению живой силы противника либо по военной базе в Германии, где размещаются беспилотники, боевая авиация или боеприпасы.

Поначалу дискуссия пошла в русле неизбежного ответа: какие виды ядерного оружия и по каким целям следует применить. Но тогдашний советник вице-президента Джо Байдена по вопросам безопасности Колин Кэл, ныне замминистра обороны по военно-политическим вопросам уже при президенте Байдене, повернул обсуждение в совсем другую сторону.

Его логика заключалась в следующем: использование ядерного оружия впервые с 1945 года станет поворотным моментом в истории и редким шансом объединить против России весь мир, «изолировать» страну и добиться существенного ослабления ее экономики и вооруженных сил.

Напротив, ответный ядерный удар «нормализует» ядерное оружие как инструмент ведения боевых действий и в любом случае не позволит быстрее или с меньшими потерями завершить конфликт в пользу альянса.

После многочасовых споров и гражданские, и военные члены комитета (в их числе были зампред Объединенного комитета начальников штабов Пол Селва и главнокомандующий Объединенными силами НАТО в Европе Филип Бридлав) сошлись на том, что по крайней мере первым ответным шагом станут конвенциональные силы и средства, а не ядерная атака.

Ударить в ответ, не по России

Спустя месяц тот же сценарий военной игры разыграли уже среди комитета руководителей Совета национальной безопасности США. Как и в первый раз, предложение генералов перейти к выбору целей для ответного удара оспорили с теми же аргументами: меры невоенного воздействия (санкции, разрыв отношений, торговая блокада) нанесут несоизмеримо больший ущерб противнику.

При этом министр обороны Эштон Картер заявил, что при таком развитии событий разрушится вся глобальная архитектура безопасности, построенная на военных союзах во главе с США, прежде всего, Североатлантический альянс, поскольку вера партнеров в американские гарантии построена на безусловном постулате о способности и решимости Вашингтона нанести ответный удар в случае применения враждебными режимами ядерного оружия.

Замгоссекретаря, а ныне госсекретарь Энтони Блинкен тогда отказался занять чью-либо сторону.

Как бы то ни было, члены комитета перешли к вопросу: если и применять ядерное оружие, то куда его направить? Предложение ударить по Калининградской области не нашло поддержки, поскольку это территория России, а значит, в ответ на американский удар Москва может атаковать территорию США. Вариант с атакой по ВС РФ в подвергшейся нападению стране Балтии также отвергли из-за угрозы чрезмерных сопутствующих жертв среди гражданского населения государства-члена НАТО.

Большинство участников в итоге поддержали компромисс — ядерный удар по ближайшему союзнику России — Беларуси, хотя по сценарию военной игры страна не принимала никакого участия в российском вторжении (в отличие от того, к слову, что мы наблюдаем в ходе текущей военной кампании в Украине).

Таким образом, на более высоком уровне внутри Совета национальной безопасности США ответный ядерный удар посчитали необходимым, но не с точки зрения военной целесообразности, а по причинам политического характера — как подтверждение состоятельности Америки как глобального центра силы в ситуации критической угрозы сложившемуся миропорядку.

Ограниченная ядерная война

В 2020 году, уже при президенте Дональде Трампе Минобороны США поделилось подробностями военной игры, моделирующей нападение России с помощью тактического ядерного оружия на американский военный объект в Европе.

Американское стратегическое командование, объединяющее силы ядерного сдерживания, ПРО и военно-космические силы, по ходу консультаций с министром обороны и президентом в конечном итоге решилось на ограниченный ядерный ответ. Поскольку буквально за неделю до этого Пентагон отчитался о постановке на боевое дежурство маломощных ядерных боеприпасов W76-2 для баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) Trident, эксперты пришли к выводу, что речь идет именно об их применении.

При администрации Трампа тактическое ядерное оружие типа боевого блока W76-2 считалось наиболее подходящим вариантом реагирования на не-стратегическую российскую ядерную агрессию. Между опциями вовсе не отвечать и сразу же активировать силы ядерного сдерживания — тактические ядерные БРПЛ действительно выглядят адекватным и умеренным решением.

Впрочем, есть один нюанс. Как отмечает тот же Фред Каплан, на выпущенных с американских подлодок БРПЛ не будет написано, что они несут маломощный ядерный заряд, поэтому в Москве запросто могут истолковать пуск как первую волну стратегического ракетного нападения и в ответ ударить межконтинентальными баллистическими ракетами по США, спровоцировав тем самым полномасштабную ядерную войну.

Чего же нам ждать

На Западе допускают, что президент Владимир Путин прибегнет к оружию массового уничтожения (химическое или тактическое ядерное оружие) в случае, если российские войска исчерпают конвенциональные возможности до того, как сумеют добиться решительного успеха на украинском театре военных действий, тем более что санкции все сильнее бьют по экономике страны, а внутриполитические издержки от продолжения боевых действий растут.

Действительно, сегодня шансы на настоящую ядерную войну, вероятно, на самом высоком уровне со времен Карибского кризиса. Происходящее в Украине показывает, что Путин принимает исключительно важные решения на основе совершенно неверных представлений о реальном положении вещей. И это, безусловно, повышает риск ядерной эскалации.

С другой стороны, наконец-то перешедший в практическую плоскость переговорный процесс между Россией и Украиной, а также публичные заявлении о снижении военной активности ВС РФ по крайней мере на двух операционных направлениях в Украине скорее свидетельствуют в пользу реализации деэскалационного сценария.

В любом случае, два из трех рассмотренных вариантов военных игр, проведенных на высоком правительственном уровне в США и моделирующих ситуацию применения Москвой ядерного оружия, предполагают ядерный ответ, а отсюда рукой подать до самого худшего. Насколько можно судить, пока ни одна из заинтересованных сторон конфликта в Украине к этому не готова.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера