Сегодня, гуляя по Минску, я увидел ужасное здание новой библиотеки. Хм… какая интересная архитектурна школа. Ж. ходила со мной и очень смеялась.

Я вовсе не преувеличиваю — это здание признали одним из самых уродливых в мире. Выглядит будто большая пустая коробка, визуально очень неуклюжая.
Похоже на огромный космический корабль, который никак не может взлететь. Более того, грунт болотистый, рассчитали неправильно и библиотека постепенно проседает. В небо она точно не полетит, скорее опустится к центру Земли. Ночью здание освещают всеми цветами радуги, иногда даже со вкусом. И все же она просто поражает своей неуклюжестью.

Изображения на этих советских зданиях прославляют освоение космоса.

Мне действительно очень интересно, чем думали архитекторы, когда возводили эту школу и как они вообще оказались в своей профессии. Это просто за пределами моего воображения. Оказывается, это архитектура и это здание школы. Выйдя из здания, не удивляйтесь, если видение пространства у вас изменится.

«Scientia est potentia» в СССР, в горе и радости…

[Знание — сила (лат.) — прим. ред.]

Ж. считает, что фотограф за работой — гораздо интереснее того объекта, который он снимает. А минчане вообще не понимают, что такого я нашел здесь для съемки.

Я много ходил один. Здания не налезают одно на другое, очень широкие проспекты дают фотографу возможность отступить настолько, насколько нужно для интересного ракурса. И ничего не теряется. В Европе совсем не так.

Вот, например, автобусная станция, которая наглядно демонстрирует типичное современное городское сооружение. Это идеальная антимодель для всех, кто изучает архитектуру.
Идея хороша, это понятно. Центральный столб поддерживает диск, закрывающий пассажиров от непогоды. Навес вызывает чувство легкости, мы забываем, что он находится над головой, что он защищает нас, забываем о его давлении. Но архитекторы этого здания свой красивый замысел полностью провалили. Вас словно придавливает к земле чересчур тяжелым столбом и таким же тяжелым диском — его конструкция слишком сложная, а значит, и слишком тяжелая. Жаль, но такую ошибку делают очень часто.
Можно начать с хорошей идеи — и испортить ее топорным исполнением.

Мне кажется, это центр по контролю за фоном радиации. Вид этого здания не подсказывает чего-либо еще.

Внутренний дворик типичный для Минска. Опять же,

между фасадами зданий и между дворами — дистанция огромного размера.

Очередная, надцатая по счету афиша «Я люблю Беларусь!» Здесь не так уж и много рекламы на улицах. Но большие форматы пропагандистских афиш режут глаз. Мол, белорусский народ, гордись, люби свою страну, не забывай ее.

Прозрачные намеки на то, что страну следует любить такой как есть и давайте не будем ничего менять.
На плакатах использованы все возможные клише — природа-семья-традиции. Эти темы малость щекочут патриотические чувства.
Плохой вкус здесь просто бьет в глаза, и логично предположить, что изготовлены они на средства, собранные у налогоплательщиков.

Здесь я могу сказать только одно: мы видим в чистейшем виде интернациональный стиль, спасибо, Корбюзье. Может показаться, что я слишком критичен, но мне это нравится… в глубине души.

Маленький поезд, в котором катают детей.

А эти часы просто не могли бы иметь еще больший размер! Видимо, это связано с размером улиц, так похожих на автострады.

Академия Наук. Пару намеков на античность. Кажется, советам просто хотелось, чтобы бесконечные вертикальные колонны хорошо запоминались.

В какой-то момент прогулка прервалась в магазине.

Я хотел купить колбасы. И хочу, чтобы мне порезали ее на ломтики. Я плохо говорю по-русски, но никто и не пытается меня понять, здесь сильно взволнованы встречей с иностранцем. Они замкнуты в себе. Даже в магазинах тебе не смотрят в глаза.
И вот, как клоун, я подбрасываю свою колбасу перед кассиршей, шучу и смеюсь, чтобы атмосфера была менее напряженной, но кассирша остается равнодушной. Шутить с ней все равно, что с тюремными воротами. Мой 1 евро превращается в 10 000 рублей. Я миллионер! Сгребаю все купюры вместе. Они вываливаются у меня из рук, и за кассой снова никто не смеется. Ладно, про белорусские деньги и экономику — позже.
Люблю это здание с его ночной подсветкой. От всего этого бетона можно просто заболеть, но один раз из двадцати вдруг замечаешь здесь какую-то утонченность, и склоняешь голову перед чистотой и пластикой.

Я встретился с Ж. у нее дома, и мы поехали в метро к одному из ее друзей, А. Я познакомился с массой новых людей, и мы прекрасно провели время вместе. Я рассказал о своих первых впечатлениях о Беларуси и немного о Франции. Посмеялись над историей с колбасой. Я решил сделать об этом фильм. Мы играли в Лу-Гару, эта игру здесь называют «мафия». Ели салаты, чай. Здоровая пища.

Здесь, когда приходишь в гости, то всегда нужно снимать обувь. Никак не могу к этому привыкнуть. Чувствую себя неряшливым французским парнем.

Площадь Победы, Вечный огонь:

По возвращении домой мы долго разговаривали с Ж., и были моменты, когда я чуть не плакал.

Впечатление, словно переносишься в роман «1984». Эти впечатления намного сильнее, чем просто читать книгу. Их существование внутри пропаганды заставляет волноваться, их отчаяние впечатляет.
Это печально, но вместе с тем страшно интересно.

Я знаю, что встреченные мной белорусы не типичны для основной массы населения. Они, безусловно, более открытые и интересные, но все равно страдают от бремени диктатуры, которая влияет на их сознание. Кто знает, о чем бы думал я, если бы родился здесь, если бы здесь вырос? Были бы у меня те же мысли? Трудно сказать.

Говоря с Ж. о политике, мы иногда не соглашались друг с другом. Правда, когда я объяснял подробнее, то оказывалось, что она со мной полностью согласна. Она понимает, что столкновение с диктатурой не может не повлиять на сознание.

Пропаганда использует расизм, национализм, замкнутость, страх.
Думаю, страх — самое эффективное оружие.
В то время я получил на телефон итоги первого тура президентских выборов во Франции. Я был очень разочарован мизерной поддержкой кандидата от «Зеленых». Раньше я бы очень расстроился такому известию, но узнав, как это происходит в Беларуси, на многое начинаешь смотреть по-иному. Здесь голоса фальсифицируют, Лукашенко (тот-кого-нельзя-называть) «переизбирается», набирая 80% голосов избирателей, а довольны этим совсем немногие. И теперь я просто рад, что в моей стране можно голосовать.

* * *

Это фото за один день. Остальные фото и дневник — тут. На каждый день — по странице.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера