Уникальная коллекция дизайнерской мебели — просто посмотрите ФОТО

Автор: Наталия Лубневская, фото Надежды Бужан

Журнальный столик из 200-летнего дуба, шкаф, на фасаде которого сохранились следы от движения древесного сока… Так и представляешь, что эту мебель с историей могли бы выпускать на мануфактуре во Флоренции, но ее делают в Речице.

Все это создают белорусские мастера Алексей Барковский и Игорь Шумак — учредители фирмы «Вудбери».

Игорь Шумак (слева) и Алексей Барковский

Недавно мы рассказали про них онлайн-конструктор, который дает возможность каждому самостоятельно создать дизайн мебели для дома. Но помимо конструктора у мастеров есть абсолютно уникальная линейка мебели Geometree, каждый элемент которой разрабатывается по индивидуальному дизайну.

Мастера работают с белорусским дубом. Объясняют, что выбор пал на него, потому что это один из самых устойчивых видов древесины. Если дуб правильно высушить, подготовить, он служит очень долго. Другие породы капризнее. Да и вариантов отделки при работе с дубом уйма.

Древесину обычно покрывают специальными маслами, а не красят — так и текстура сохраняется, и это экологичнее.

Начинали в «Вудбери» с лофта.

«Мы одними из первых стали делать мебель из слэбов — спилов с натуральными краями. У нас была своя технология: мы сушили доски по 90 дней, долго хранили, чтобы ушло напряжение. У нас потому и добавочная стоимость была высокая. А потом стало понятно, что на фоне ширпотреба мы не выдержим конкуренции: лофт пошел в массы, начинался ценовой демпинг», — рассказывает Игорь.

Теперь же они выпускают мебель в стилях модерн, арт-деко и других. Некоторые без преувеличения уникальны, поскольку сохраняют неповторимый природный узор. Например, этот шкаф с растрескавшимся фасадом.

Шкаф-бар «Шерлок»

«Это называется морозобойные трещины, — объясняет Игорь. — Если зимой резко ударяют морозы, а из огромного дерева весь сок не ушел, то вода замерзает и дуб трескается. Трещины начинают гнить, это на протяжении многих лет происходит. И когда потом дуб распиливаешь, встречаешь такие узоры. Это большая редкость: лесопилка заготавливает, например, 10 тысяч кубов, и среди них только 20 узорчатых ламелей [пластин]. Мы даже не можем такой мебели выпускать много, потому что древесину негде брать — всё ограниченным тиражом».

Изюминка мастеров в умении придавать легкость массивному дубу. Стол «Дали» с узнаваемым силуэтом расплавленных часов вообще можно считать арт-объектом.

Стол «Дали»

«Это мебель, которая делает дизайн», — афористично отмечает Алексей. В квартире с простыми беленными стенами уже один харизматичный стол или комод будет создавать атмосферу.

Читать подробнее про стол «Дали»

Читать подробнее про журнальный стол «Лосвидо»

Читать подробнее про комод «Антрацит»

Читать подробнее о тумбе под телевизор «Бронкс»

Читать про этот стол подробнее

Читать подробнее про стол-слэб из копченого дуба

Мастера берутся за проекты, которые им интересны. Они даже участвовали в популярной российской телепередаче «Квартирный вопрос». В первый раз изготовили обеденные столы. Во второй — экзотическую спальню в бразильском стиле с панелью-водопадом (здесь можно посмотреть выпуск). В третий раз изготовили паркет.

В «Квартирный вопрос» попадают по-разному, в том числе и за деньги. Белорусы за участие не платили — их пригласила архитектор Евгения Лыкасова (она отправляла заявку). Правда, и сама фирма за работу ничего не получила.

«На тот момент был какой-то очередной кризис, и те деньги, которые нам могли заплатить, были копеечные. Больше мороки с их получением, — рассказывают мастера. И добавляют, что сразу после эфира на телевидении их завалили звонками. — Но проект был очень дорогим, а звонили те, кому надо было дешево. Некоторые до сих пор пишут из России, спрашивают. Но мы уже не делаем такую мебель».

Два года назад Алексей и Игорь хайпанули, выпустив личный транспорт — пень-самоход. Когда-то это был журнальный стол из огромного спила. По подсчетам мастеров, этому дубу минимум 215 лет!

«Мы как-то дурачились в пятницу и сняли короткий ролик, как один подталкивает пень (он тогда был на колесиках), а другой шваброй метет перед ним, как в керлинге. Нашим подписчикам понравилось, так и появилась идея сделать пень-самоход. На нем немало детей покаталось на выставках, — улыбается Алексей. — Самое сложное было создать привод. Все моделисты привыкли работать с машинками — а ведь они легкие, механизмы рассчитаны на маленький вес. Здесь же — 80 килограммов. Но нашелся человек, который что-то подобное делал».

Пень до сих пор на ходу. Может везти трех человек, разгоняется до 10 км/ч, а зарядки хватает на восемь часов.

Где мастера подсматривают идеи? Игорь говорит, что всё витает в воздухе.

«Когда ты в теме, начинаешь чувствовать дух перемен. Наш друг, литовский архитектор, как-то придумал секцию с фигурными фасадами. Изготовил в ноябре, приехал в Милан в апреле — стоит на стенде итальянской фабрики очень похожий экспонат».

Цены на мебель Gеometree довольно высокие. По крайней мере, по белорусским меркам. Но если сравнивать с ценами, которые просят за объекты индивидуального дизайна в Европе, то картина иная.

«Как-то заходит к нам дизайнер и спрашивает, сколько стоит стол. «Две тысячи евро». — «Вы что, он же столько стоит у итальянцев!» Стали разбираться. Оказалось, у итальянцев такая цена на пластиковый стол серийного производства. А у нас индивидуальный, дубовый. В Италии он будет стоить минимум 10 тысяч евро», — приводит пример Алексей.

Игорь добавляет: не надо смотреть все время в сторону Запада. Отечественные мастера могут дать фору зарубежным мануфактурам.

«К нам приходят дизайнеры интерьеров и говорят: «Ребята, как классно, что вы появились, сколько денег мы уже в эту Италию свезли!» Всегда считается, что за границей лучше. И часто оно на самом деле так. Но и у нас сейчас появляется много интересных производителей, не хуже европейских. К тому же, в Европе массива особо нет. Там умеют даже шпон поклеить так, чтобы торцы казались настоящими деревянными. А белорусы имеют свою классную древесину».

Посмотреть уникальную линейку мебели Geometree

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?