Ружаны — дворец-феникс с белорусским характером. Не раз он возрождался после разрушений и пожаров

Автор: NN.by

Как только не называют этот дворец. «Белорусский Версаль» — за размах и амбиции его создателей. Или «белорусский Колизей» — имея в виду величественные руины, в которые превратили его время и люди. Можно еще назвать его дворцом-фениксом, ведь после почти полного уничтожения он раз за разом восстанавливался — и становился еще красивее. Об истории Ружан и о том, как они сегодня обретают новую жизнь мы расскажем в этой статье, которая появилась благодаря Kärcher — немецкому бренду с долгой историей, высокоэффективная домашняя и садовая техника которого сегодня ценится во всем мире.

Kärcher — немецкий производитель современной качественной бытовой и профессиональной техники для дома и сада, которая пользуется популярностью во всем мире. Минимойки, пылесосы, садовая техника, стеклоочистители, оконные пылесосы, гладильные системы и много других полезных устройств Kärcher во многом упростят вам жизнь. И у вас освободится время для увлекательных путешествий по Беларуси. Путешествуем вместе!

Сегодня Ружаны — это даже не районный центр, а городской поселок Пружанского района Брестской области — между Слонимом и Пружанами, Волковыском и Ивацевичами. А были времена (и это были времена ВКЛ), когда по ряду параметров Ружаны уступали лишь столичной Вильне. 

Возвысились они благодаря магнатскому роду Сапег, а если говорить конкретно — благодаря князю Льву Ивановичу, о котором знает сегодня каждый школьник.

В 1598 году, когда Лев Сапега купил Ружаны, он уже был канцлером (должность вроде нынешнего премьер-министра) Великого Княжества Литовского, был известным дипломатом и составителем законодательства — создателем Статута ВКЛ, свода законов, которым наши предки пользовались впоследствии более 250 лет. 

В конце XVI века великий канцлер вывел свой род на высшие позиции в государстве — даже Радзивиллов удалось потеснить, их звезда снова взойдет лишь спустя время. Сапегам не хватало только родового гнезда, которое соответствовало бы их величию. И таким по замыслу князя Льва должны были стать Ружаны.

Здесь оставался от бывших владельцев Тышкевичей старый деревянный дворец. Но это был не масштаб Сапеги. В Ружанах начинается строительство, которого мир не видел. Подсыпается площадка (холм, на котором сегодня стоит дворец, частично рукотворный), роются рвы и запруды. Строительным материалом для стен обеспечивали сразу три кирпичных завода (а окрестности славятся залежами качественной глины)… 

Львом Сапегой в Ружанах и сегодня гордятся — ему даже посвятили душевную деревянную скульптуру на центральной площади. Кстати, ружанские резчики довольно востребованы. Нигде не увидишь столько вырезанных из дерева представителей шляхты «золотого века», как в Ружанах

От Гуччи или не от Гуччи?

Уже в 1604 году, как свидетельствуют инвентарные записи, во дворце можно было жить — в «великом доме» застеклили окна и поставили печи. Из хозяйственных записей Ружанского замка следует, что во владениях была аптека, «паперня», «цагельня», мельницы, зверинец, где держали лебедей, лесопилка, псарня с собаками английской породы («бриттанами») и смотрителем-московитом. А в самом дворце — большая библиотека.

Дворец князя Льва не сохранился до нашего времени. Он существенно отличался от нынешнего. Открытые аркады, колонны и большие окна в начале XVIІ века вызвали бы дружный хохот у московских и шведских завоевателей, да и местное ворьё порадовалось бы.

Вход в замковые подземелья огорожен. Ходить туда опасно

Архитектор Валентин Калнин считал, что первый сапеговский дворец был похож на резиденцию епископа Мышковского в Ксёнже-Вельком в центральной Польше. Причем не только своим крестообразным, если смотреть сверху, проектом, но и организацией окружающего городского пространства: оба замка сооружены на возвышении, перед ними большой двор, противоположный фасад обращен на городскую застройку.

Дворец в Ксёнже-Вельком. Литография Наполеона Орды

Дворец в Ксёнже-Вельком строил в 1590-х знаменитый итальянский архитектор Санти Гуччи. Близкие годы и схожесть проектов позволяют высказать версию, что Гуччи приложил руку и к Ружанскому дворцу.

Флорентийцу Санти Гуччи, придворному архитектору великих князей литовских и польских королей, иногда приписывают также строительство Старого замка и Фарного костела (Фары Витовта) в Гродно. Однако, как справедливо замечают скептики, сторонники этой теории опираются не на источники и свидетельства, а на законы логики. С Ружанами — та же история.

Пусть дворец Сапег и не был «от Гуччи», короли и великие князья не упускали случая здесь погостить. Сохранились свидетельства о визите королевича Владислава, сына польского короля и великого князя литовского Жигимонта (Сигизмунда) III Вазы. Владислав направлялся в Москву, чтобы занять царский престол по приглашению части московского боярства. Из этого ничего не вышло, а основным препятствием оказался родной отец, которому самому хотелось сесть на московский престол…

Позже Владислав, уже в качестве короля Речи Посполитой, наделит Ружаны Магдебургским правом. Возможно, в знак благодарности будет впоследствии принимать Владислава в Ружанах с особым шиком Казимир Лев Сапега, сын Льва. Пиршество продолжалось девять дней, а на прощание князь подарил королю золотую тарелку и голландские шпалеры, а королеве — перстень за 16 тысяч дукатов и шубу из московских соболей. Да что королева — каждая из фрейлин получила по перстню с рубином.

Банкетный стол Сапеги был оформлен концептуально: «четыре увесистых кабана, символизировавших четыре поры года; двенадцать жареных оленей, соответствовавших двенадцати месяцам. Вокруг —длинные пирожные, количество которых соответствовало числу недель в году. Далее: 365 хлебов — по числу дней в году, 52 серебряных бочонка — по числу недель в году, 365 бутылок венгерского вина. А для придворных слуг — 8700 литров меда, что соответствует количеству часов в году».

Есть также сведения, что на время визита Владислава из Ружан выселили жителей, чтобы в их домах разместить королевских слуг.

Ружанская валюта

Откуда у Сапег такие богатства, чтобы одаривать перстнями, строить храмы и дворцы? Их кладам были плодородные земли.

В Западной Европе быстро росли города, а вместе с ними — потребность в хлебе. В портовом Гданьске в течение XVI века цены на зерно возросли в пять раз. Шляхта и магнаты ВКЛ кинулись переделывать свои средневековые дворы в фольварки. Главное отличие — фольварк не только обеспечивает хозяев, но и позволяет иметь излишки продукции на продажу.

Все замки, храмы и дворцы эпохи Великого княжества, которые сегодня радуют наш глаз, возведены на те хлебные деньги, полученные с полей, щедро политых мужицким потом.

Ружанская латифундия Сапег в середине XVIІ века состояла из шести фольварков: Рожана, Лососная, Виторож, Бусяж, Ближняя и Полонск.

Подобно мини-государству она сама обеспечивала себя всем необходимым. Причем не только зерном, мясом, рыбой из замковых прудов, овощами, пивом, мёдом. Но еще и бумагой, канатами, даже стеклом для окон в каретах, в которых Сапеги путешествовали. Всё это производилось в Ружанах.

Правда, покупать приходилось вино и соль.

Зерно не только давало средства от выручки, но и заменяло деньги при внутренних расчетах. Зерном платили работавшим при дворце мастерам и работникам — каменщикам, плотникам, землекопам, «клепачам, которые плели канаты для подъема костельной башни». 

Самому егомости князю Сапеге, когда тот отправлялся в Варшаву, в путь давали пшеницу — на хлеб и крупник. А также питательной пшеничной кашей кормили нищих, бывавших в «великом доме».

Английских догов кормили овсянкой, а овес сеяли на лесных делянок. Мужикам было выгодно разрабатывать такие делянки — с них брали меньше податей, чем с «готовой» пахотной земли.

Сапеги держали при замке и более узких специалистов, таких, как часовой мастер, художник, злотник (ювелир). Во времена князя Казимира Льва, любителя музыки, в Ружанах появилась первая капелла, в которую приглашали цыган-цимбалистов.

Святой Казимир

Вместе с Магдебургским правом Ружаны получили герб с изображением святого Казимира. Этот святой из рода Ягеллонов считался покровителем Великого Княжества Литовского.

За таким выбором также видится стремление Сапег повысить статусность родового гнезда. Видимо, определенное влияние на выбор герба оказало и имя хозяина — Казимир Лев.

На площади в Ружанах можно увидеть и вырезанного из дерева святого Казимира

Интересно, что именно в Ружаны во время войны с Московией, когда царь Алексей Михайлович захватил Вильню, были привезены на сохранение и замурованы в стене мощи этого святого. 

В то время в многоярусных подвалах Ружанского дворца сохраняли и государственную казну ВКЛ.

Ружаны разрушили соседи

Но даже святой Казимир не спас Ружанский дворец от беды Речи Посполитой — магнатских войн. В самом конце XVII века на резиденцию Сапег, которая пережила и московитов, и шведов, и казаков, напали соседи, в том числе Огинские — предки автора знаменитого полонеза.

Формальной причиной захвата было то, что на выборах очередного короля Речи Посполитой Сапеги выступали за французского принца Конти, а Огинские — за саксонского курфюрста Августа Сильного. Сторонников саксонца было меньше, но его кандидатуру поддерживал русский царь Петр — и был готов ввести в Речь Посполитую войска. Петру было важно, чтобы королем не стал француз: Россия тогда воевала с Турцией, а Франция была союзницей последней — и царь опасался удара в спину от Речи Посполитой.

Но как это бывает во время гражданских войн, на интересы большой политики налагалось сведение старых местных счетов. А Сапеги и Огинские почти 70 лет конфликтовали за права на Дубровенское графство.

После того как Август все же стал королем, тогдашний глава рода, виленский воевода Казимир Ян Сапега, решил отделить от Речи Посполитой Великое Княжество Литовское и сам им управлять. Но его войско было разбито коалицией Радзивиллов, Огинских и Вишневецких.

Ружаны оказались разграблены так, что даже шведский король Карл ХІІ, который спустя несколько лет проходил здесь, был поражен масштабами разрушений. А он в этом разбирался, поверьте.

Сапега, который пригласил Беккера

Ружаны могут также стать символом национального характера, упрямства предков, которые раз за разом, после всех катастроф и разрушений, восстанавливали свой дом. Спустя полвека после разорения родового гнезда новый владелец решил отстроить Ружаны с еще большим великолепием. 

Полевой гетман, а впоследствии и великий канцлер ВКЛ Александр Сапега пригласил восстанавливать дворец саксонского архитектора Яна Самуэля Беккера. Точнее, это было не восстановление, а перестройка старых барочных развалин в шедевр классицизма.

Чертеж главного фасада

Беккер убрал старые асимметричные башни (две разобрали, а третью встроили в новый дворец), пристроил к основному зданию античный портик с колоннами, придумал аркады справа и слева, которые соединяли дворец с другими строениями в единый комплекс.

Колоннады, напоминающие римские виадуки, — узнаваемая визитная карточка Ружан

В конце концов, спроектировал здание театра и ворота наподобие триумфальной арки.

Две оборонительные башни старого дворца разобрали, а третью, западную, вмонтировали в новое здание
Два дворца в одном: граница старой и более новой кладки. 

Как государственный деятель Александр Сапега был неоднозначен. Говорили, что высоких должностей он достиг благодаря романам своей жены с приближенными короля. Сапега присоединился и к Тарговицкой конфедерации, организованной императрицей Екатериной II для раздела Речи Посполитой.

Возможно, Сапега был из той широкой категории магнатов, которые были больше патриотами своих владений, чем отечества. Говорили, что и к Конфедерации он присоединился с условием, что российская армия защитит его владения от разграблений. И все же князь Александр останется в истории прежде всего тем, кто оставил потомкам архитектурное чудо.

Театр, в котором ставили Руссо

В последние десятилетия Речи Посполитой дворец сиял «всем блеском Востока и Запада». Его посещал король Станислав Август Понятовский. Гостей восхищал ружанский театр. Глубокая сцена имела семь планов кулис, что позволяло несколько раз менять декорации на протяжении спектакля. Зрители сидели в расположенных полукругом уютных ложах. Зал был двухярусный: в первом — 14 лож, во втором — 15 с королевской ложей в центре.

Чертеж зрительного зала с ложами

Архитектор подсмотрел этот проект в театре Франезе в итальянской Парме.

В театре можно было устраивать и балетные постановки, и оперы.

Театр имел постоянную труппу — хор, балет и капеллу, всего около 60 артистов. Были в ней и итальянцы, и поляки, были и крепостные. По завещанию князя, после его смерти крепостных артистов отпустили на свободу. 

Ставили пьесы модного в эпоху Просвещения Жан-Жака Руссо — например, его оперу «Деревенский колдун» о глубоких чувствах пастухов и пастушек на лоне природы.

Фундаменты 14 колонн зрительного зала театра уже в XXI веке раскопали археологи, готовя здание к восстановлению.

Но как произошло, что такой архитектурный бриллиант превратился в руины?

За тысячу рублей

Внук Александра Евстафиий-Каетан Сапега не разделял пророссийских настроений деда. Как и многие патриоты, он присоединился к восстанию 1830 года и после его поражения эмигрировал во Францию. Хотя царь Николай I и и предлагал ему присягнуть на верность и сохранить все владения, Евстафий отказался, и сокровища из его поместий, а также богатые книжные, архивные и музейные собрания были вывезены и распределены между рядом учреждений в Санкт-Петербурге и Москве.

Ружаны Сапега успел перед отъездом продать местному еврейскому предпринимателю Арье Лейбу Пинесу — за мизерную тысячу рублей. В договоре было условие, что Сапега или его наследник при желании сможет выкупить дворец за ту же сумму. И в 1930-х правнук, молодой Каетан Северин Сапега, побывав в Ружанах, такое предложение получил. Правда, на тот момент от дворца, как признавался сам тогдашний собственник, длиннобородый Пинес, оставались «ничего не стоившие руины».

Новые хозяева видели дворец не как архитектурный бриллиант, а в качестве бизнес-актива. Пинес устроил во дворце суконную фабрику.

Таким увидел Ружаны в середине XIX века знаменитый художник Наполеон Орда

«…Замковый двор весь зарос травой, на нем паслись козы. В парке аллеи вырублены, фруктовые деревья одичали. Вместо цветов — бурьян. Плотины раскопаны, каналы без воды, а посреди этого всеобщего запустения высится строение, внешне еще напоминающее то, что здесь было много лет назад, но внутри… переделанное под фабрику! Где богатое собрание редких книг, богатая оружейная?! Где покои, в которых гостили примасы, епископы, канцлеры, гетманы, воеводы, первейшие магнаты в крае?! Сегодня, в обдёртых от ценных обивок и залоченных панелей, в них стоят ткацкие станки!» — писал в 1834 году Леон Потоцкий.

Ружаны в конце ХІХ в., задний фасад. Слева — не то ли самое деревянное строение, с которого начался пожар

Под нужды производства выламывали перегородки и меняли планировку, достраивали. Так, к главному дворцу был пристроен деревянный промывочный цех. И в августе 1914 года, из-за упущения работниц, в нем начался пожар.

Охваченная пламенем кровля главного корпуса обвалилась и обрушила каменные своды первого этажа. Дворец приобрел тот вид, в котором мы видим его сегодня.

На стенах до сих пор видны следы пожара.

Пристройки, на которых осталась какая-никакая кровля, продолжали использовать и позже. В 1930-х, при Польше, в театральном корпусе работала небольшая ткацкая фабрика, в одном из флигелей у ворот до 1960-х — цех по производству кафеля. Но к концу ХХ века величественный белорусский Версаль стал царством коз и бурьяна.

Восстановление началось уже в ХХІ веке, в рамках государственной программы «Замки Беларуси». На работы в Ружанах выделялось по миллиарду рублей в течение нескольких лет. 

Первой отремонтировали Триумфальную арку — ворота. Как из другого мира выглядела она, поштукатуренная, с гербом Сапег — посреди развалин.

В примыкающих к ней восстановленных флигелях теперь небольшой музей. Во времена Сапег в восточном флигеле (где начинается осмотр экспозиции) была канцелярия, в западном — жили слуги.

Богатством экспонатов музей похвалиться не может. Но его стоит посетить хотя бы для того, чтобы увидеть уникальный картуш — расколотый деревянный щит, на котором размещался герб Сапег.

Эта двухметровая конструкция крепилась над проемом ворот. В музее на стене картуш напоминает какого-то пришельца из космоса. И действительно — другой планетой показалась бы нам Беларусь, если бы удалось попасть в те времена.

На самом же деле, как рассказали в музее, картушей было два: с улицы и со двора. Датируются они 1778 годом и вплоть до 2008-го провисели на воротах Ружан. Но когда их стали снимать реставраторы, картуши развалились и рухнули на землю. Музейщикам удалось составить из двух один более-менее полный.

Некоторые источники пишут, что картуши были вырезаны из мореного дуба, но на них хорошо видна смола и структура, характерная скорее для хвойного дерева — лиственницы.

Из лиственниц в старину делали городни деревянных замков и арматуру оборонительных валов — это дерево веками не гниет в земле.

Хорошо и то, что к картушу в музее можно подойти совсем близко. И рассмотреть как следует это чудо деревянного барокко. 

Еще одна фишка музея — фигуры в костюмах XVII—XVIII веков. Эта пара, возможно, изображает бывавших в Ружанах короля Владислава IV и его жену Цецилию Ренату.

В западном флигеле под стеклом на полу можно увидеть фундаменты здания, стоявшего на этом месте во времена Льва Сапеги. Здание сгорело, видимо, во время войны с Огинскими.

Здесь же прекрасно сохранившаяся печь, которую реставраторы перевезли из одного из имений Пружанского района. Оригинальной, к сожалению, не сохранилось.

Фрагмент изразца с гербом Сапег
Сохранившееся фрагменты былой отделки

На театральном корпусе сейчас ведутся кровельные работы.

По мере реконструкции дворец утратил немало своей романтичности, зато сохранится для потомков.

Чтобы подступиться к реставрации главного корпуса, потребуются суммы в десятки раз больше тех, что пошли на весь остальной комплекс, говорят специалисты.

Но оно того стоит. Будем надеяться, со временем можно будет увидеть белорусский Версаль полностью восстановленным. А пока остается бывать там, каждый раз подмечая, как потихоньку, по чуть-чуть возвращается он к жизни. 

Что посмотреть в Ружанах

Иногда в тени замка для туристов остаются сами Ружаны. Тем временем и там есть что посмотреть. Редкое белорусское местечко может сегодня похвалиться сохранившейся средневековой планировкой и центром, застроенным памятниками архитектуры XVII-XVIII веков.

Доминиканский костел был сооружен еще при жизни Льва Сапеги. Интерес вызовет технология предков: как свидетельствуют документы, башню для костела строили на земле, а потом поднимали вверх на канатах.

Тытульны ліст 3-й кнігі

Как велось строительство в те времена, показал на своей гравюре Франциск Скорина

Православная Петропавловская церковь всего лет на пятьдесят моложе костела. Строили ее сначала как униатский храм. В XVIII веке ее реконструировал Ян Самуэль Беккер, придав черты барокко. 

Есть в Ружанах, как в Вильнюсе, и свои «базилианские муры» — здание бывшего униатского монастыря.

Еще одно сходство со столичной Вильней: ружанская еврейская община считалась настолько состоятельной, что во времена Речи Посполитой платила такой же по размеру налог, что и виленский кагал.

Ружаны были центром иудейской учености, в местечке находились знаменитая иешива и семь синагог. После Холокоста синагоги имеют разве что мемориальное значение, молиться здесь некому. Руины самой большой из них можно увидеть неподалеку от рыночной площади.

Погибли от рук нацистов и родители премьер-министра Израиля Ицхака Шамира, уроженца Ружан, который при рождении носил фамилию Езерницкий. 

Даже этому зданию перед костелом, аккуратно обшитому термошубой, никак не меньше сотни лет.

А можно, отойдя от памятников архитектуры, просто пройтись по улицам Ружан. Местная застройка дает возможность почувствовать дух местечка начала ХХ века.

Ружаны — наше первое путешествие с Kärcher из цикла «Топ-5 архитектурных шедевров, восстановленных за время независимости». Впереди — новые увлекательные путешествия и новые впечатления!

Редактура — Анастасия Ровдо

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера