В Гомеле завершилось слушание уголовного дела по спайс–трагедии, которая в июле прошлого года разыгралась на улице Докутович областного центра.

Один вечер на пару с марихуаной и спайсом превратил в руины привычную жизнь троих молодых людей и их близких. Под кайфом двое приятелей изуродовали друга, лишив его зрения. Такова плата за известное заблуждение — будто наркотики столь же легкое отвлечение от будней, как бокал пива в летнюю ночь.

Процесс длился в Железнодорожном суде Гомеля около трех месяцев. В биографиях участников — ни пятна. Только добрые отклики.

Обвиняемые: 21–летний Максим В., типичный студент–«юзер», досмотренный родительский ребенок; 29–летний Александр Ш. — работяга и молодой отец. Они — приятели. Случалось, что пересекались на общих вечеринках. Потерпевший — 23–летний Дмитрий Ш., инвалид с детства, — закадычный друг обоих. С Максимом еще со школы. С Александром последние несколько лет. Едва ли не братья, говорил последний:

— У нас очень хорошие отношения. Я бы сказал не просто товарищеские, а родственные.

Никаких черных кошек, которые бы пробежали между парнями. Ничего такого, из–за чего вырезают глаза, разрывают рот, бьют по голове до черепно–мозговой травмы. Однако эти пазлы немыслимой жестокости легко складываются, когда появляются наркотики и психотроп. Гремучая смесь убойной силы замедленного действия. Потому что спайс и марихуана в жизни этих ребят, увы, не впервые. Александр в суде рассказывал:

— За полгода до этого Дима принес марихуану, мы покурили. Мне это показалось смешным. Только легкое расслабление и острое чувство голода. Я и не знал, что это наркотик. Конопля же везде растет.

Гособвинитель не то чтобы удивился, но на всякий случай спросил:

— Вы телевизор не смотрите, новости в интернете не читаете?

— У меня работа, забота о семье.

Впрочем, на фоне своих младших товарищей Александр казался школьником. Максим и Дима, продвинутые интернет–пользователи, в этом деле успели накопить куда больший опыт. О том в своих показаниях поведал Максим. В прежние времена, когда курительные смеси еще не были запрещены, он заказывал их через интернет–магазины для себя и Димы.

Тогда случались акции: спайсы раздавали просто так. Потом уже за деньги.

Забирал из тайника — в подъезде многоэтажки в центре города. Но позже от всего этого отказался, потому что «появились сильные побочные эффекты». А вот Дима, с его слов, вроде как нет. Хвалился, что покупает. Делился впечатлениями по электронной переписке. Почему в тот вечер 21 июля Максим все–таки решил выкурить марихуану и принять порошок, объяснил буднично:

— Пару лет назад у нас с друзьями была идея попробовать ЛСД. Но потом прочитали о том, что много несчастных случаев в Минске после его употребления, и от идеи отказались. Когда Дима нынче предложил ЛСД, я согласился, думая, что он нашел адекватный вариант.

«Адекватный вариант» срежиссировал такую постановку, что фильмы ужасов отдыхают.

Александр собирался уезжать в Россию на заработки. День накануне он посвятил упаковке вещей, сериалу и пиву. В гости наведался Дима. Предложил Саше покурить «голландских шишек» (марихуану) и кое–что еще, для чего взял у товарища деньги и поехал к Максиму. Кто именно купил наркотики и привез их на вечеринку, до конца осталось неясным. Дмитрий и Александр указывали на Максима. Последний — на Диму, будучи уверенным:

— У них были отношения более тесные, поэтому теперь все валят на меня.

Приятели вдохнули психотроп через самокрутки из фольги. Потом отправились курить марихуану. Страшное началось спустя считанные минуты.

Прежде чем рассказать, Александр осторожно спросил у суда:

— Все рассказывать? Сердце так стучало, что, казалось, я вижу, как оно вырывается из груди. Я попросил ребят вызвать «скорую», но, возможно, они меня не услышали. Потом я почувствовал, что теряюсь полностью…

Комната исчезла, появился пластиковый шар, в котором он катился по скале. Приятель Максим, превратившись в высшую силу, восседал в позе лотоса над белым черепом и тыкал в него руками, призывая повторить движения.

Александр силился понять происходящее. Цветок в горшке вдруг «заговорил» с ним категорично: «Вот я — расту. А ты — не можешь. Ты никто». Появление индуса. Летающая голова соседа.

У Максима похожие галлюцинации. Размытые контуры, пляшущие лица. Только высшая сила теперь Александр. И это он суетился над Димой, разгневанный и злой, приговаривая: «Дьявол, дьявол». Потерпевший Дмитрий тоже сохранил воспоминания о кошмарном вечере:

— Когда я очнулся, то увидел над собой Максима. Вид у него был агрессивный. Он засунул мне палец в рот. Я почувствовал горечь. И потерял сознание. После очнулся — и опять увидел Макса. Он надавил на глаз. Был щелчок — и все.

Экспертиза не исключила: глазные яблоки могли выдавить большим пальцем руки. Медики больше склонялись к острому предмету вроде металлической пластины или прочного стекла, ибо края ран были предельно ровными. Кто именно это сделал? Ни Александр, ни Максим не взяли на себя вину. Из произошедшего помнили в основном видения, а не реальность…

Милицию вызвали соседи. Странная возня за стенкой.

Жуткие крики: «Убей меня хоть раз без боли!», голые парни во дворе. Милиционеры, приехавшие по вызову, в окне квартиры увидели двоих окровавленных молодых людей. Те увидели их тоже. В стекло полетело что–то тяжелое, осыпав сотрудников осколками.

Обвинение в незаконном обороте наркотиков и умышленном причинении тяжких телесных повреждений. Более серьезные части статей — у Максима. Менее — у Александра. Защита по многим позициям не согласилась. Право последнего слова каждый из обвиняемых использовал по–своему. Александр попросил прощения у Димы, его матери, родных и всех, кто его знает:

— Да, мне предложили наркотики. Да, я согласился. Да, я дал деньги и употребил. Теперь я знаю, что такое наркотики, и я понял это сполна. Но что касается умышленного причинения тяжких телесных повреждений, у меня не было ни одной причины такое сделать. Я клянусь, что не знаю, как это произошло. Это самая сложная ситуация в моей жизни. Прошу высокий суд дать мне первый и последний шанс — не лишать свободы.

Максим прочитал с листочка факты, говорившие в пользу того, что наркотики он не покупал и не приносил, что глаза не вырезал, что потерпевшего не бил:

— Ну получилось. Я жалею об этом. Если бы не поддался соблазну, мог бы это остановить или этого вообще не случилось бы.

Но случилось. Суд первой инстанции признал обоих виновными и вынес даже более жесткое наказание, чем было заявлено гособвинением.

Александр Ш. приговорен к 11 годам лишения свободы в колонии усиленного режима, Максим В. — к 15 годам в ИК усиленного режима. С обоих в пользу потерпевшего суд постановил взыскать по 500 миллионов рублей. Очевидно, что обвиняемые будут обжаловать приговор. Родные считают их невиновными.

Клас
1
Панылы сорам
1
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
0

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?