Владимир Янковский. Скриншот: ОНТ

1906: Самый главный вопрос — что с фильмом, что с «Куполой»? Почему его не показывают?

Владимир Янковский: Права на «Купалу» у «Беларусьфильма», и сколько я ни пытался интересоваться, мне тонко намекали: пока фильму не разрешено выходить на экраны.

1906: А по каким причинам не разрешено?

ВЯ: Не объясняли. Может быть, фильм очень актуален для последнего времени, не знаю. Боже, да все же и так понятно, все же взрослые люди.

1906: Не намекали, что, может, в 2023 все же покажут или еще когда?

ВЯ: Пока нет. Но знаю, что сериальную версию доделали, закончили работу со звуком, графикой и четыре серии для телевидения готовы. Но лежат, ждут своего часа.

1906: По вашему персональному мнению — в фильме есть какая-то крамола, фронда?

ВЯ: (рассмялся) Я делал историческое кино. Кино о взаимоотношениях художника и власти. Наверное, это актуально и по сей день.

На снимках «Купалы». Фото Сергея Гудилина

1906: В 2020 году «Купалу» все же показали, но в Москве, на фестивале кино стран Содружества. Как приняли там фильм?

ВЯ: Приняли очень хорошо, аплодировали минут 15. Это была премьера, кстати. Фильм показывали там вне конкурса, но он всем очень понравился, даже получил приз «Событие года».

Это было еще во время ковида, когда в Москве были очень сильные ограничения по количеству зрителей в кинозалах. На премьере «Купалы» в тысячном зале было всего около 250 зрителей.

1906: Кто-то был из белорусских творцов или чиновников?

ВЯ: Была часть нашей съемочной группы, директор «Беларусьфильма» Владимир Михайлович Карачевский.

1906: Как оценил ленту Карачевский?

ВЯ: Он же генеральный продюсер, видел ее сто раз и на всех стадиях: и рабочую версию, и предмонтажную. Карачевский очень любит этот фильм, гордится им.

1906: Во время съемок или во время монтажа были просьбы «сверху», чтобы что-то убрать, что-то поменять?

ВЯ: Вы удивитесь сейчас. Проект курировался администрацией президента, и у меня были три встречи с Максимом Рыженковым. Первый раз, когда утверждали актеров, ведь было требование, чтобы играли только белорусские актеры. Второй раз, когда показывали трейлер, а третий, когда в Министерстве культуры принимали рабочую версию фильма.

И всегда все были в восторге от фильма, говорили, что все очень хорошо. Мне никто никогда не мешал, не ставил палки в колеса, не было ни одного замечания.

Владимир в роли учителя Янки Купалы Бронислава Эпимаха-Шипилы, у которого поэт жил в Петербурге. Фото: архив «Комсомольской правды»

Никто ничего и никогда. И это очень удивило, ведь еще до начала съемок мне некоторые говорили: зачем ты берешься, тебя же заставят все делать иначе, навяжут свое…

Но я сам переделал сценарий с нуля — это было условием, чтобы я согласился снимать фильм. И сценарий полностью был переделан за три месяца, полностью, это совсем не тот сценарий, который был принят Минкультом.

1906: А что поменяли в сценарии, почему, что вас не устроило?

ВЯ: Претензии были творческие, мне не нравилась форма, не нравилось, как рассказывается история. Я это переработал, сделал иначе, добавил, например, ночной разговор Купалы с матерью перед его смертью, сны, грезы. Но исторические факты, естественно, никто не трогал.

1906: Как вам, кстати, Рыженков, оставившее впечатление? Как человек, как чиновник?

ВЯ: Как человека я его не знаю. Могу сказать разве, что он очень тепло относился и ко мне, и к фильму. Фильм он воспринял с восторгом.

Это очень приятная и удивительная вещь, ведь, честно скажу, ждал другого.

Но после вдруг тишина, затем отказ от премьеры один, после другой, после переносы… Ну и остальное все знают.

1906: Вы снимали в эпизодах редакторов «Нашай Нівы» Егора Мартиновича и Андрея Скурко…

ВЯ: Да, они будут в фильме, но ведь не в полной версии, а в сериальной. Так как сериал длиннее, сняли очень много материала, все в фильм не вставишь. Там больше интересных сцен: и детство, и эвакуация из Вильнюса… Много чего.

Главный редактор «Нашай Нівы» Егор Мартинович в гриме во время съемок в фильме. Сегодня Егор Мартинович и Андрей Скурко за решеткой, по надуманному обвинению они были осуждены на 2,5 года каждый

И я же в фильме снял много известных людей современной Беларуси, чтобы была такоя перекличка с прошлым. Снял в маленьких ролях и Цеслера, и Курейчика, и других. Хотелось сделать такой букет современной белорусской интеллигенции, кажется, получилось. Когда фильм наконец выйдет, все все увидят.

В общем, фильм сейчас живет какой-то самостоятельной жизнью, живет сам, без меня. Я даже не понимаю, но он как живой организм. И конечно, раньше или позже его люди увидят. В плохой копии рабочей версии уже на всех сайтах около 8 миллионов просмотров!

1906: Ведь все ждали наконец какой-то интересный проект, а не «Мы, братья».

ВЯ: да, надеюсь, дождемся настоящей премьеры.

1906: А вы следите за новостями, знаете судьбу Мартиновича и Скурко, которые получили по 2,5 года колонии?

ВЯ: Конечно, знаю. Что тут скажешь — печально это все. Все же всем понятно.

1906: Вы сейчас на съемках-что снимаете?

ВЯ: Снимаю сериалы, сейчас снимаем боевик «Черный пес» с Владимиром Епифанцевым, уже третий сезон.

1906: Как вам сегодняшняя Россия?

ВЯ: Вы сейчас где? Ведь я — здесь, в Беларуси, и от меня зависит работа большого количества народа. Поэтому давайте без провокационных вопросов. Я всегда говорю то, что думаю, но не хочу подставлять людей, не хочу, чтобы закрыли проект. Поэтому не хотелось бы говорить на эту тему.

1906: Извините, но как вы узнали о начале войны? Верили ли, что такое возможно?

УЯ: Узнал, как и все, из новостей. Что возможно — не верил. И не могу поверить и сейчас.

1906: Вы работаете на российских каналах — почему? Так как нет другой возможности зарабатывать?

КЯ: ведь, естественно, надо есть, кормить семью. Я же делаю нейтральное кино, оно без политики. Развлекать людей все равно же надо.

1906: Сейчас многих известных актеров, режиссеров, певцов упрекают в молчании. Почему творческие люди сегодня боятся высказываться?

ВЯ: Меня персонально нет в соцсетях. Я говорю то, что думаю, но я понимаю, что на данный момент от меня зависит очень много других людей.

А почему молчат творческие люди в принципе? Ведь хотят есть. Ведь понимают, что у них заберут хлеб сразу, запретят работать. Это же очевидно.

Они молчат так же, как молчат и простые обыватели.

1906: Но складывается впечатление, что многие «простые обыватели» как раз очень активно поддерживают происходящее в Украине.

ВЯ: Этому верить не очень стоит. Не думаю, что это так.

1906: Вы из прославленного актерского рода Янковских. Сами себя чувствуете кем — белорусом или русским?

ВЯ: В общем, корни у нас польские. Но жили в Беларуси и я считаю себя белорусом, очень люблю эту страну и никогда не хотел отсюда уезжать.

А после того как я снимал «Купалу», узнал всю многострадальную историю этой страны и народа, я вообще весь здесь, в Беларуси. Меня это все очень тронуло и я с большой болью отношусь к нашей истории.

«Я мечтаю вернуться не просто в Беларусь, а в родной Бобруйск». Тиктокер Никита Белевич об отъезде, жене и белорусскоязычном контенте

Вернулась в Беларусь из Литвы — теперь грозит 20 лет за терроризм. Рассказываем про Алесю Буневич и подробности ее задержания

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера