Семья Натальи Петрович

«Родительский дом в Гостомеле, на границе с Бучей»

Родители Натальи — этнические украинцы. Ее отец — военный, и еще в советское время его отправили служить в Беларусь.

Несколько лет назад семья решила вернуться домой, под Киев. А после событий 2020 года из Беларуси пришлось выехать и самой Наталье — с мужем и детьми.

— В 2020 году я была наблюдателем на выборах, участвовала в протестных акциях. Когда начались обыски у наблюдателей, мы с мужем решили, что пора уезжать.

Куда уезжать? Сначала хотели поехать в Турцию, но по дороге решили навестить моих родителей под Киевом. Собирались пожить неделю, но задержались. Родительский дом — в Гостомеле, на границе с Бучей.

Жизнь до войны

Место нам очень понравилось. Мы даже забыли про Турцию, хотели поселиться в будущем в этих лесах, под Киевом, вместе с родителями. Но зимой все же решили на несколько месяцев отвезти детей на море, в Анталью. А летом — вернуться в Украину и осесть там надолго. Мы даже не забирали документы из Гостомельской школы, просто перевели детей на домашнее обучение.

Папа так не хотел, чтобы мы уезжали. Ему так нравилось, что мы приехали всей семьей, с детьми. Хотел завести большого пса. Говорил: оставайтесь, всем вместе так хорошо!

Геннадий с внуком

«Женщину ранили в голову, ее похоронили во дворе дома»

А потом началась война. В первые несколько дней Наталье удавалось поддерживать связь с родителями. Она получала от отца лаконичные эсэмэски: «Мы живы, все хорошо». Из таких отрывочных сообщений она узнала, что семья перебралась жить к соседям. Потому что отопления в городе уже не было, а в соседском доме был камин. В камине можно было и готовить.

Пятого марта один из братьев Натальи попытался эвакуироваться в Киев с соседской семьей. Машину обстреляли.

— В машине кроме моего брата были наша пожилая соседка Раиса, ее сын, невестка и ребенок. Невестку ранили в голову. Ее несли через все поле.

Нашли пустой дом, в котором прятались следующие пять дней. Пытались вызвать скорую, но скорая не приехала: добраться в Бучу было невозможно. Через несколько часов после этой аварии молодая женщина скончалась. Ее похоронили во дворе того самого пустого дома.

В той же аварии пострадала и пожилая соседка семьи — Раиса. Она повредила позвоночник, не могла ходить. Через несколько дней снова была объявлена эвакуация, но отец Натальи сказал семье, что не станет уезжать. Останется ухаживать за соседкой. Люди оставили Геннадию Алексеевичу ключи от калиток — он пообещал ухаживать за соседскими животными, кормить их.

— Сказал маме: все будет хорошо, они нас не тронут.

К концу эвакуации в поселке остались трое: отец Натальи, его соседка Раиса и их немолодой сосед Николай.

«Солдаты сказали: не переживайте, Гена придет вечером»

Геннадий Алексеевич присматривал за раненой соседкой, кормил оставшихся в поселке животных. Регулярно ходил проведать пожилого соседа Николая. А 16 марта — не пришел.

— Тогда Николай сам пришел в дом к бабе Рае, за которой присматривал папа. Баба Рая рассказала ему, что папа вышел покормить животных и наколоть дров для камина — и больше в дом не возвращался. Она слышала, как кто-то постучал в калитку, как началась возня. Папу она больше не видела, во дворе осталась лежать только его кепка.

Через несколько часов в дом с обыском пришли российские солдаты. Искали оружие, ничего не нашли. Спросили у бабы Раи: у вас есть оружие? Она говорит: «Мальчики, какое оружие! Посмотрите на меня, я даже ходить не могу. Где Гена?»

Они отвечают: не переживайте, Гена вернется вечером. Придет к вам. Но вечером он не пришел.

Еще через несколько дней военные снова зашли в дом к бабе Рае, и она снова спросила: «Где Гена?» Они снова просили не переживать и пообещали, что привезут его домой «через два-три дня». Больше они не возвращались.

В доме осталась куртка Геннадия Алексеевича, а в ней — его белорусский паспорт и вид на жительство в Украине. Телефон у него забрали еще утром — связи не стало.

«Я уверена, что папа жив»

Когда Бучу освободили, мать Натальи, которая успела эвакуироваться в Киев, вернулась туда вместе с волонтерами. Она была уверена, что найдет мужа, но его нигде не было. И в списках погибших — тоже.

— Мы подали сведения о нем в розыск, написали во все чаты, отправили заявление в полицию. Маме присылали фотографии трупов возраста отца, но это был не он. Короче, среди мертвых его нет.

Наталья уверена, что ее отец жив. Ее дети знают о том, что в Украине идет война, но о том, что их дед исчез — не знают.

— Мы полны надежды. Мы думаем, что его просто вывезли в Россию или в Беларусь. Мы слышали много историй о том, что мужчин вывозили как беглецов или пленных.

В первые дни войны Наталью часто пытались подбодрить фразой «Как хорошо, что ты вовремя уехала из Украины». Наталью эти слова раздражали. Там, в Украине, остались ее родители, ее братья. Но когда она увидела фотографии из Бучи, она согласилась с теми, кто говорил ей: хорошо, что ты вовремя уехала.

— Но этот отъезд не помог избежать трагедии. Трагедия все равно затронула меня лично.

«Хочу, чтобы папа встретил меня на финише»

Наталья — фитнесс-тренер. В первых соревнованиях по бегу она поучаствовала в 2017 году, в Киеве. Тогда Наталья пробежала 6 километров, на финише ее встретил папа.

Как раз сейчас Наталья начинает готовиться к марафону, который пройдет в Стамбуле 3 ноября. Раньше марафонскую дистанцию она одолела только один раз в жизни — и решила, что больше такие вызовы перед собой ставить не будет, это слишком серьезная нагрузка на организм.

— Но когда в моей жизни наступает трудный период, я всегда загадываю для себя самую трудную задачу. И я решила, что, если отец найдется, я в благодарность за все обязательно пробегу марафон. И хочу, чтобы папа встретил меня на финише.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера