Татьяна Лазарева: «Лукашенко просто заядлый негодяй. То, как он вел себя в августе 2020 года, — Ужас». Фото: kino-teatr.ru

О войне, которая застала в Киеве

Мне повезло с адаптивностью мозга — никогда не паникую в момент ужасных событий. Это и для быта актуально: когда происходит какая-то чрезвычайная ситуация, становлюсь максимально собранной. Не бросаюсь из крайности в крайность, а пускаю в ход оперативное мышление.

То же самое произошло и в феврале в Украине. Вместо того, чтобы впасть в прострацию, начала замечать какие-то не самые очевидные для форс-мажоров детали. Например, сдержанность и достоинство киевлян — они действовали максимально здравомыслимо. Хаос, истерики? Нет, вовсе нет. Город будто объединился, сконцентрировался после первых сообщений о бомбардировках. Образцовая сосредоточенность на решении конкретных проблем. Возможно, это стало дополнительным фактором, который помог стране выдержать удар в первые, самые сложные дни войны.

В Украине. Фото: личный архив

О насилии

Мир был шокирован тем, что произошло в Буче. Европейцы повторяли наперебой: не понимаем, как такое вообще могло случиться. Но, к сожалению, для тех, кто давно следит за поведением и риторикой людей из разных слоев российского общества, ничего удивительного не находилось. Посмотрите, только в последние годы существенно разрослся поток информации о домашнем насилии внутри страны: она пробилась в открытый доступ, стала поводом для обсуждения. В частности, насилие существовало раньше, набирало масштабность…

Полагаю, что это насилие породило вседозволенность. Помните пословицу »рыба гниет с головы»? Если президент государства позволяет себе разговаривать на полубандитском сленге, использует криминальный жаргон, а также заводит любовниц, чем разрушает семейные устои, то это перенимает и вертикаль власти. Ведь «первый» делает вид, что это нормально — и далее это считывается обществом. Причем так происходит не месяц, не два, а десятилетиями. Отсюда и деформация.

К тому же моральные нормы давно расходились по швам и на бытовом уровне. А теперь все окончательно треснуло. Банальный пример — уровень сквернословия, точнее, то, как низко опустился его порог. Когда я работала на ТВ во времена «ОСП-студии» или «33 квадратных метров», слово «жопа» нельзя было произносить с экрана — ни в передачах, ни в кино. После же границы дозволенного начали размываться, причем с каждым годом все активнее.

И произошло это не потому, что резиденты «Камеди Клаба» начали материться в прямом эфире. А потому, что люди, которые сами для себя создают и устанавливают правила игры, стали их игнорировать. Так легче, так проще, так делают все, если смотреть с самого верха. Поэтому и границы адекватности размываются, и война вообще стала мыслимой.

О диалогах с «зомбированными»

Не пытайтесь с ними спорить — это бесполезная трата сил и времени, как ваших, так и оппонента. Это две правды, которые никто никому не может доказать. Пусть люди остаются при своих убеждениях — они имеют на это право.

Понимаю тех, кто пишет мне в соцсетях: мол, любил вас всю жизнь, а сейчас послушал ваши размышления — и разочарованию нет предела, я ухожу. Окей, отписывайся с богом. Я не стремлюсь наращивать аудиторию в соцсетях. Но не очень понимаю пользователей, которые остаются и пишут всякие мелкие глупости. Это некий ментальный мазохизм, который игнорирую.

«Татьяна Лазарева: максимум, что возможно при диалогах со сторонниками власти — забросить зерно сомнения в их душе». Фото: kino-teatr.ru

Максимум, что возможно при диалогах со сторонниками власти — забросить зерно сомнения в их душе. Когда ко мне приходят с целью уточнить какие-то моменты моей позиции, понять, почему именно эти взгляды защищаю, то здесь готова отвечать на вопросы, сколько угодно. Именно для этого публичные люди и должны использовать свои статус, способность владеть словом. Есть вероятность, что четкий и логичный посыл подтолкнет людей к колебаниям, сомнениям в собственной вере. А впредь они и сами начнут задумываться, так ли все идеально в их мире.

Время от времени после эфиров такого рода в Инстаграме получаю сообщения: «Татьяна, спасибо, начал анализировать происходящее вокруг». Эти случаи очень дороги моему опыту.

О Лукашенко

Лукашенко просто заядлый негодяй. То, как он вел себя в августе 2020 года, — ужас. Одна риторика чего стоит: то, как он о своем народе говорил… Видите, какие выражения у нас странные уже в пользовании привычным? «Свой народ», будто это имущество какое-то… о народе своей страны Лукашенко говорил. Нельзя так унижать людей. Лукашенко — это так же отвратительно, как и Путин.

Об обиде украинцев

Пока жила в Киеве, прониклась ощущением свободы. Можешь высказываться обо всем, что считаешь нужным, протестовать, если с чем-то не соглашаешься. Это увлекает и в те же времена вызывает привыкание. Поэтому прекрасно понимаю претензии: «почему вы там у себя не выходите на улицы и не боретесь за свои убеждения? Почему вы через свой Майдан не решите внутренние проблемы?!»

Татьяна Лазарева: «Если что-то случается, после чего не можешь дальше молчать, терпение лопается — и ты двигаешь на улицу». Фото: theins.ru

Но в их головах принципиально не укладывается, что сразу же на этих улицах свои же люди будут «винтить», бить и стрелять по своим. Украинцы выходят — и их никто не арестовывает, ОМОН не гоняет. Потому что свобода мысли и действий здесь — основа существования общества. В России и Беларуси этого, к сожалению, нет. Хотя героические личности все равно находятся — и преодолевают страх. Хотя страшно всем: никто не хочет, чтобы его били или калечили, бросали за решетку или преследовали родных.

Об уличных протестах

Когда люди выходят на улицы, это ненормально. Это эмоциональный выплеск, который происходит потому, что больше невозможно держать в себе злобу, возмущение. Но если что-то случается, после чего не можешь дальше молчать, терпение лопается — и ты двигаешь на улицу. Где находишь таких же единомышленников.

И у нас, и у вас их было много. Это невероятная эмоциональная поддержка: ты не один, вы вместе. Ты видишь, что возмущаешься справедливо.

Однако ты понимаешь, что каждый день невозможно только протестовать: жизненные беспокойства все равно будут отвлекать внимание. Плюс власти стремятся изменить повестку дня всеми возможными способами. Поэтому важно не просто консолидировать общество, но и знать, куда и как его направить, чтобы реально что-то изменить.

О триггерах следующих протестов

Никогда не знаешь, что катализирует следующую волну. Вспомните, как у вас в Беларуси все нарастало. На улицах хватали людей с белыми листами бумаги, потом ополчились на тех, кто просто аплодировал на тротуарах. Однако массово общество возмущение не накрывало. А вот когда выборы сфальсифицировали и уж совсем наглое вранье коснулось в стране всех, тогда терпение и лопнуло.

Татьяна Лазарева на акции протеста. Фото: из личного архива

Белорусы пошли на улицы ровно по той же причине, что и в России люди выходили на Болотную раньше. Тогда Путин чуть ли не в открытую сказал: ну что вы, людишки, на самом деле в демократию поверили? И решили, что вместо Медведева придет кто-то другой, а не я? Смешные вы … Вот народ и »триггернуло».

Сейчас многие из протестующих уехали — из России, из Беларуси. Да и из Украины сейчас, по сути, бегут от наступления тоталитарного режима. Поэтому не исключаю, что все эти люди, объединившись за границей, и спровоцируют новый триггер, который потрясет общество.

Как жить дальше

Сохраняйте спокойствие и делайте свое дело. Если в жизни появляется конкретный вопрос, давайте на него ответ. Не позволяйте другим решать за вас, как что делать и чему верить. И, главное, не врите себе.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера